Страницы истории

Шпиономания в России

Меж тем от русских агентов за границей в Петербург шло множество сообщений о передислокации наполеоновских войск, о беспрерывном движении огромных колонн и обозов к русской границе.

Россия была переполнена рассказами и слухами о деятельности наполеоновских агентов, проникавших под видом бродячих комедиантов, фокусников, гувернеров, лекарей, музыкантов, землемеров, странствующих монахов, художников, учителей. Министр полиции А. Д. Балашов нацелил военных и гражданских губернаторов на то, чтобы всеми способами пресекать шпионскую деятельность вражеских агентов.

Из этого времени дошел до нас такой эпизод.

Алексей Михайлович Пушкин, поэт и переводчик, дальний родственник А. С. Пушкина, в 1812 году был назначен к князю Юрию Владимировичу Долгорукову в одну из отдаленных губерний для формирования народного ополчения против Наполеона. На почтовой станции в доме смотрителя вдруг увидел он на стене литографический портрет Бонапарта.

– Зачем держишь ты у себя этого мерзавца? – спросил Пушкин у станционного смотрителя.

– А затем, Ваше превосходительство, что если злодей Бонапартий под чужим именем приедет на мою станцию, я тотчас по портрету признаю его, схвачу, свяжу, да и представлю по начальству.

– Ну, это другое дело! – ответил Пушкин.

Шпиономания была в самом разгаре, когда вдруг разнеслась весть об изменниках, свивших гнездо не где-нибудь, а прямо в Зимнем дворце, рядом с государем. И главой их был сам статс-секретарь Михаил Михайлович Сперанский…