Страницы истории

Ночь главнокомандующего перед решающим сражением

Кутузов приехал в деревню Татарино и до трех часов ночи ходил вокруг стола, на котором лежала карта с нанесенными позициями, и – в который уже раз! – разглядывал ее, мысленно передвигая по ней громады своих войск, и при этом, меняя решения, шептал: «А теперь – вот так. Нет! Не так, а вот так. И так нельзя, может быть, вот эдак!»

Он видел свои войска, построенные в пять линий: в двух первых линиях, длиной в восемь километров, стояли пехотные корпуса, в третьей и четвертой, длиной в четыре с половиной километра – кавалерия, в пятой – длиной в три с половиной километра – смешанный резерв. Он видел на юге перед деревней Семеновской, на левом фланге своей позиции, «Багратионовы флеши» – три стреловидных полевых укрепления, обращенные тупыми углами к противнику, видел и понимал, что именно этот, левый фланг, нуждается в дополнительном укреплении. Однако он не выявил до конца уязвимости своей позиции – она простреливалась насквозь вражеской артиллерией. А Наполеон был лучшим в мире артиллерийским командиром.

Кутузов, как уже говорилось выше, поставил семидесятипятитысячную 1-ю армию Барклая на правом фланге и в центре, а сорокапятитысячную 2-ю армию Багратиона – на левом фланге, рассчитывая, что главный удар примет несокрушимый в обороне Барклай, а стремительный Багратион ударит во фланг французам, но ближайшее будущее показало, что события развернутся не так. А в три часа ночи, совершенно устав и измучившись, старик Кутузов позвал денщика своего Ничипора и велел помочь раздеться.

Он уснул, тяжело вздыхая.

…Около пяти часов утра его разбудил первый пушечный выстрел. Бородинское сражение началось.