Информация


  • Экспедиция фрегата «Баунти»

    В канун Рождества 1787 года из английской гавани Портсмунд вышла трехмачтовая шхуна «Баунти». О том, куда и зачем направляется это судно, слухи ходили давно, но курс и официальную цель экспедиции морякам объявили уже в открытом море. У корабля был экзотический пункт назначения: не в Новый свет, не в дикую Африку, не в сказочную, но уже даже привычную Индию, не к берегам Новой Голландии (Австралии) и Новой Зеландии - путь лежал на райский остров в Южных морях, как тогда именовали тропическую область Тихого океана.

    Экспедиция фрегата «Баунти»

    Зачем? Миссия, действительно, была уникальной: не в поисках новых земель и не на войну с туземцами, и даже не за чернокожими рабами или несметными сокровищами отправилась шхуна британского Королевского Флота. Команда «Баунти» должна была достичь райского острова Таити, найти и доставить в Англию чудо-растение, с помощью которого планировалось совершить экономическую революцию. Целью дальнего путешествия были саженцы хлебного дерева.

    В конце XVIII века в результате Войны за Независимость США Британская империя потеряла свои богатейшие северо-американские колонии. Ущемление политических амбиций – ничто по сравнению с экономическим поражением, которое потерпели английские бизнесмены. Конечно, на Ямайке и в Сент-Винсенте по-прежнему собирали хороший урожай сахарного тростника, продажа которого приносила дельцам и государственной казне приличный доход, но... Дело в том, что этот самый тростник выращивали чернокожие рабы из Африки, которых кормили ямсом и бананами, а зерно и хлебную муку для них привозили с американского континента.

    Независимость Соединенных Штатов Америки больно ударила по карману британских рабовладельцев. Теперь за зерно американцам нужно было платить совсем другие деньги или же ввозить его из Европы. И то, и другое было недешево и значительно снижало доходы от продажи всего, что вырастили на плантациях рабы.Увеличение расходов на содержание невольников, мягко говоря, огорчало английских бизнесменов. Нужно было как-то спасать ситуацию - искать дешевый хлеб. Тогда-то и вспомнили, что побывавшие в Таити путешественники часто описывают некий «хлебный фрукт». Эти плоды растут на ветвях деревьев, имеют приятный сладкий вкус и восемь месяцев в году являются основной пищей местных жителей. За этой манной небесной и отправилась шхуна «Баунти».

    Предчувствие беды

    К столь экзотической миссии нужно было долго и тщательно готовиться: выбрать подходящее судно, набрать команду. В ту пору Англия готовилась к войне с французами, потому корабли Королевского Военного Флота нельзя было использовать. Для путешествия решено было купить небольшое торговое судно. Выбор пал на угольную шхуну, которую переоборудовали, превратив, по сути, в плавучую оранжерею, где комфортно чувствовали бы себя растения, но не люди. Все функциональные помещения: матросские кубрики, каюты офицеров, камбуз, гальюн – располагались в нижних трюмах, где явно ощущался недостаток свежего воздуха и дневного света.

    Перед отплытием в знак благодарности королю Георгу III, соблаговолившему помочь страждущим плантаторам, шхуну переименовали, дав ей имя «Баунти» («Щедрость»). Бывалые моряки знают, что менять имя кораблю перед походом – плохая примета.

    К кадровому вопросу организаторы экспедиции подошли со всей ответственностью, но весьма странно: еще неясно, кто возглавит это плавание, но основные специалисты-ботаники уже на месте. Кандидатуру капитана по сути не выбирали, а назначили по рекомендации главного инициатора экспедиции сэра Джозефа Бэнкса. Он предложил место капитана лейтенанту Уильяму Блаю, мужу племянницы крупнейшего вест-индского плантатора и судовладельца Данкана Кэмпбелла. Весь офицерский состав команды набирали по принципам, мало работающим на слаженность коллектива – протекционизм и кумовство стали основой выбора «подходящих» кандидатур. Матросов набирали на добровольной основе, и, тем не менее, за время подготовки судна к отплытию 14 человек, а это треть экипажа, дезертировали. Это тоже плохая примета.

    В конце концов «Баунти» вышла в море с опозданием. Планировавшийся маршрут пришлось изменить. Капитан корабля Блай оставил попытки пройти в это время года через шторма у мыса Горн, вынужден был повернуть к мысу Доброй Надежды, пересекая Атлантику в бурных южных широтах. Шхуна прошла южную оконечность Африки, впервые в истории мореплавания пересекла Индийский океан в «Ревущих сороковых», благополучно достигла острова Тасмания и затем без приключений оказалась на острове Таити. Первая половина путешествия прошла очень удачно, оставалось теперь успешно вернуться домой с чудо-растением.

    Бунт на корабле

    В течение пяти месяцев команда готовила саженцы хлебного дерева к длительной перевозке. За это время большинство членов экипажа сблизилось с местным населением, моряков покорили таитянские женщины. Многие, казалось, нашли личное счастье в этом райском уголке и не хотели расставаться со своими возлюбленными. Капитан Блай очень негативно отреагировал на любовные увлечения почти половины экипажа. Он часто награждал членов своей команды весьма обидными эпитетами. «Мерзавец», «негодяй», «подлый вор», «собака» - самые ласковые из них. Для наказания провинившихся капитан часто использовал линьки. Высокомерный характер капитана, его грубое и деспотичное обращение с членами экипажа настроило против него большую часть команды корабля. Назревал конфликт, нужен был только организатор. У заговорщиков появился лидер – помощник капитана Кристиан Флетчер. Через несколько дней после отплытия шхуны в обратный путь на корабле вспыхнул мятеж.

    Перед восходом солнца, когда «Баунти» находилась невдалеке от Тофуа, взбунтовавшиеся матросы ворвались в каюту капитана, связали Блая по рукам и ногам, прежде чем он попытался оказать сопротивление, в одной рубахе выволокли на палубу и учинили некое подобие суда. Капитана обвиняли в жестокости и несправедливости. Блая и 18 сохранивших ему верность членов команды бунтовщики посадили на баркас, снабдили небольшим количеством пресной воды и провианта и бросили среди океана на произвол судьбы.

    Судьба мятежников

    Кристиан Флетчер и его сообщники выбросили за борт саженцы хлебного дерева и в поисках беззаботного существования решили вернуться на Таити. На острове счастья рядом с любимыми рискнули остаться лишь те, кто принимал в мятеже не самое активное участие. Было ясно, что, если Блай и его сторонники выживут, то возмездия за содеянное не миновать – из Британии прибудут те, кто осуществит наказание. Заговорщики-активисты забрали своих женщин, пополнили трюмы едой и водой и отправились на поиски безопасного убежища – некоего необитаемого острова, пригодного для жизни.

    Прошло 20 лет, прежде чем стало известно о судьбе Кристиана и тех, кого он повел за собой. В 1808 году американское торговое судно пристало к берегам острова, который считался необитаемым. К величайшему изумлению капитана и членов его команды к борту корабля подошла пирога с тремя юношами-метисами, сносно говорившими на английском языке. Они рассказали, что их отец служил на корабле «Баунти». Среди моряков историю похода за хлебным деревом и бунта на шхуне знали многие - сам Блай, добравшись-таки до родных берегов издал книгу, в которой рассказал свою версию произошедшего. Теперь американскому капитану посчастливилось услышать эту историю из уст человека, бывшего на стороне мятежников.

    Оказывается, Кристиан направился к югу от архипелага Туамоту к острову Питкэрн, к оторый привлек внимание мятежников своей удаленностью от торговых путей. Когда Кристиан Флетчер и его сообщники высадились на Питкэрн, «Баунти» сожгли, чтобы, во-первых, скрыть следы и, во-вторых, чтобы никто из мятежников не мог покинуть остров.

    Пришельцы расчистили землю, построили хижины и занялись хозяйством. Однако мечты о безбедной жизни в раю на земле сбылись не сразу. Туземцам, которых англичане взяли с собой, отвели роль рабов. Между белыми мужчинами и туземцами произошел раскол. Полинезийская часть мужского населения требовала равноправия. В первую очередь не поделили женщин. У каждого из девяти моряков была своя «жена», а на шестерых туземцев приходилось лишь три дамы. Недовольство ущемленных переросло в заговор. Туземцы учинили на острове кровавую резню, в результате которой пятеро моряков погибли.

    Через несколько дней оставшиеся в живых белые мужчины и верные им женщины нанесли ответный удар. Все мужчины-полинезийцы были убиты. На острове осталось четверо моряков с «Баунти» и несколько женщин и детей. Мирное сосуществование длилось недолго. Находка растения, из которого можно было гнать что-то вроде водки, предопределила жизнь маленькой общины. Один из моряков прыгнул в море в пьяном угаре и утонул. Его приятель-пьяница потерял свою жену, которая погибла, сорвавшись со скал, когда собирала яйца птиц. Он стал посягать на женщин двух других мужчин и угрожал смертью их детям. Закончилось тем, что его зарубили топором.

    Наконец на острове воцарился мир. Двое взрослых мужчин почувствовали ответственность за будущее своих семей. На острове было организовано обучение и регулярные чтения Библии. В 1800 году один из мужчин умер от астмы. В итоге в живых остался лишь один англичанин Смит. В его общине было 10 женщин и 19 детей, старшим из них едва исполнилось 8 лет. Смит взял себе новое имя – Адамс - и решил организовать жизнь в своей маленькой общине по христианским законам. На острове наконец наступил мир.

    В 1808 году изоляция острова Питкэрн закончилась. Когда встал вопрос об аресте бывшего мятежника, английские власти проявили снисхождение и оставили его в покое. Питкэрн стал частью Британской Империи, английской колонией в Южных морях. Островитян переселили на Таити, но питкэрнцы не смогли жить вдали от родины: некоторые из них заболели и умерли в течение нескольких недель, остальные вернулись назад. Питкэрн и сейчас населен исключительно потомками мятежников со шхуны «Баунти».

    Возмездие за жадность

    Экипаж баркаса во главе с капитаном Блаем с минимальным запасом продовольствия и без морских карт совершил беспрецедентный переход в 3618 морских миль и спустя 45 дней достиг острова Тимор, голландской колонии в Ост-Индии, откуда уже можно было без проблем возвратиться в Англию. Во время плавания капитан не потерял ни одного человека, потери были лишь во время стычек с туземцами.

    Вернувшись в Британию, Блай позаботился о том, чтобы на розыски мятежников был отправлен корабль «Пандора». Многих мятежников удалось найти, заковать в цепи, чтобы доставить для суда на родину. До Питкэрна судно с людьми, охотящимися за преступниками, не добралось. По пути в Британию «Пандора» потерпела крушение, из-за которого многие утонули. Мятежников, оставшихся в живых, привезли в Англию, судили и троих из них повесили.

    Капитан Блай продолжил службу на флоте и несколько лет спустя все же осуществил доставку хлебного дерева на Ямайку, где деревья прекрасно прижились и стали давать обильные плоды. Но негры-рабы отказались потреблять их в пищу. Они подняли хлебный бунт. Таким образом, усилия, потраченные на это чудо-растение, оказалось напрасными. Даже дети знают истинную цену легкого хлеба – дерево, на котором растут булки, принесло людям лишь распри и кровь.

    ***


    Экспедиция фрегата «Баунти»

    Хлебное дерево (Artocarpus) в Полинезии, высотою 30- 45 фут., с очень толстым стволом, овальн. лопастн. листьями, круглым, с детск. голову, плодом. В последнем мучнист. питательная мякоть, употребл. варен. или растерт. в муку и запеченная в виде хлеба. (Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона)


    Елена Соколова

    Источник

    Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

    Другие новости по теме:

    Просмотров: 6129 | Дата: 25 апреля 2010  Версия для печати
     

    При использовании материалов сайта ссылка на storyo.ru обязательна!