Информация

  • patek gondolo

  • Тайный советник Ключевский

    У Василия Осиповича Ключевского поклонников было – как у модного тенора. И среди них – члены императорской фамилии. Историк чувствовал себя свободно в доме генерал-губернатора Москвы, великого князя Сергея Александровича, часто бывал здесь, читал для высокопоставленных гостей нечто вроде домашних лекций.

    Тайный советник Ключевский
    В. О. Ключевский. Художник В. Матэ

    В 1904 году по распоряжению министра финансов графа Витте лекции эти были изданы на правах рукописи. Всего в 20 экземплярах, для избранных. Автор не получил ни одного. Зато этот акт неуважения заставил его заняться наконец подготовкой к публикации своего Курса русской истории, объявив все прочие издания «недобросовестной макулатурой».

    Вечера в Абастумане

    Два учебных года Ключевский провел в Грузии, в местечке под названием Абастуман. Он давал уроки истории великому князю Георгию Александровичу, которому из-за туберкулеза врачи прописали холодный горный воздух. Жизнь здесь была замкнута в тесный кружок, «как на необитаемом острову».

    По вечерам Василий Осипович доставал изящную книжечку, обтянутую в черный шелк, и развлекал обитателей Абастумана афоризмами: «И москаль, и хохол хитрые люди... Но тот и другой притворяются по-своему: первый любит притворяться дураком, а второй умным». И в развитие: «Русский ум ярче всего сказывается в глупостях». Все смеялись.

    Но вряд ли читал он здесь, например, это: «Чтобы править людьми, нужно считать себя умнее всех, то есть часть признавать больше целого, а так как это глупость, то править людьми могут только дураки». Или вот это: «Государству служат худшие люди, а лучшие – только худшими своими свойствами». И, конечно, не говорил о том, что государство пухнет, а народ хиреет… Все-таки его слушал наследник престола.

    За Абастуманский курс Ключевский получил орден святого Станислава первой степени и чин тайного советника (его не имел даже придворный историк Карамзин!). Однако уроки его пропали втуне – великий князь Георгий умер в 1889 году.

    Варяжский вопрос

    «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет – идите княжить и владеть нами», – с такими словами, если верить легенде, новгородцы обратились когда-то к варягам... Карамзин удивлялся: «Славяне добровольно уничтожают свое древнее народное правление и требуют государей от варягов, которые были их неприятелями». Кто-то вслед за Ломоносовым считал, что никаких варягов не было, а сам Рюрик был чистокровным славянином.

    Ключевский разрешает «варяжский вопрос» с восхитительной простотой. Заморские князья с дружиною были обычными секьюрити, которых новгородцы наняли для защиты от внешних врагов. Однако, «почувствовав свою силу, наемники превратились во властителей». Так область Новгорода оказалась варяжским княжеством, а варяжский бродяга-кондотьер Рюрик стал родоначальником русской династии.

    «Варяги создали нам первую династию. Варяжка (Мария Федоровна) испортила последнюю. Эта династия вымрет раньше, чем перестанет быть нужна, и будет прогнана. В этом ее счастье (тут он промахнулся. – В.Ш.) и несчастье России и ее народа: ей еще раз грозит бесцарствие, смутное время (а вот тут попал. – В.Ш.)».

    Русская Правда

    Русская Правда – нечто вроде нашего первого гражданско-уголовного кодекса – вызывала у Ключевского удивление, переходящее порой в растерянность. Он называл ее «кодексом капитала», поскольку безопасность капитала закон ценил дороже и обеспечивал заботливее личной свободы человека. Гривна (слиток серебра) служила единственной понятной мерой всего, включая чувство чести и жизнь человека.

    Так, купец, торговавший в кредит и ставший несостоятельным по своей вине, мог быть продан кредиторами в рабство. Пеня в 12 гривен грозила за похищение бобра из капкана, за уничтожение полевой межи, за выбитый зуб и – за убийство чужого холопа (убийство своего холопа наказанию не подлежало).

    За убийство взималась пеня в пользу князя и вознаграждение в пользу родственников убитого – головничество (отсюда, кстати, и слово «уголовник», т.е. убийца). Убийство княжего мужа или члена старшей княжеской дружины стоило 80 гривен. Убийство простого свободного человека – 40 гривен. В 20 гривен оценивались тяжкие увечья и убийство женщины... «Русская Правда как будто говорит преступнику: бей, воруй сколько хочешь, только за все плати исправно по таксе», – печально заключает Ключевский.

    Москва и москвичи

    «Москва – как всегда: голова у задницы, а впереди живот да кулак», – пишет молодой Ключевский приятелю. Уроженец Пензы, он воспринимает Москву с хорошей долей провинциального скептицизма.

    …Когда-то Москва, город новый и окрайный, досталась одной из младших линий Всеволодова племени. Чувствуя себя обездоленными, московские князья – «смелые хищники» – «внимательно высматривали, что лежит плохо, и прибирали это к рукам». Но, начав свое дело беззастенчивыми хищниками, они продолжают его мирными хозяевами, скопидомными, домовитыми устроителями своего удела – переманивают из чужих княжеств промышленных и рабочих людей, толпами покупают в Орде русских пленников и сажают их на московских пустошах, строят деревни, села, слободы.

    После покорения Руси татарами великокняжеская власть зависела уже от воли Ордынского хана, который давал грамоту на княжение не старшему в роду, а кому хотел. Чаще других на поклон к хану ездил Иван Данилович Калита. В Орде знали – приедет князь московский, будет «многое злато и серебро». В награду за разорение Тверского княжества по поручению хана Калита в 1328 году получил от него грамоту на великокняжеский стол Владимирский, который с тех пор уже не выходил из-под московского князя.

    Ордынские ханы, довольствуясь данью, не навязывали Руси каких-либо своих порядков. Они даже плохо вникали в порядок, там действовавший. Да и трудно было вникнуть, потому что в отношениях между князьями нельзя было усмотреть никакого порядка! И если бы князья были предоставлены самим себе, они разнесли бы свою Русь на бессвязные, вечно враждующие между собой удельные лоскутья. Власть хана давала призрак единства, говорит Ключевский, она была «грубым татарским ножом, разрезавшим узлы», в какие русские князья умели запутывать дела своей земли.

    А еще Ключевский говорил: «Где нет тропы, надо часто оглядываться назад, чтобы прямо идти вперед».

    Виктория Шохина

    Источник

    Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.

    Другие новости по теме:

    Просмотров: 5384 | Дата: 4 марта 2011  Версия для печати
     

    При использовании материалов сайта ссылка на storyo.ru обязательна!