Страницы истории

«Жалованная грамота дворянству». 1785

О дворянстве не забывал ни один российский правитель. Проблема дворянства как опоры режима была всегда актуальна, а его самосознание и сословная корпоративность в поспетровское время неуклонно возрастали. Правительство Елизаветы близко подошло к намерению оформить сословные права и привилегии дворянства: и те, которые фактически существовали, и те, которые дворяне требовали от властей. Среди последних было освобождение от обязательной службы и усиление роли дворянства в управлении и обсуждении законодательных вопросов. Реальные последствия пробуждения дворянского самосознания проявились в подготовленном еще при Елизавете, но принятом при Петре III знаменитом указе о вольности дворянства 1762 года. Екатерина II, оказавшись у власти, пошла по намеченному уже ранее пути, но при ней концепция отношений власти и дворянства обогатилась рядом важнейших положений, которые вытекали из просветительства. Смысл преобразований состоял в том, чтобы русское общество, как в Западной Европе, было организовано на сословных началах, чтобы было несколько основных сословий, которые получили бы неотторжимые привилегии, записанные в законах. Это урегулирует отношения между различными группами населения, даст каждому подданному гарантии, которые защитят от всяческого произвола.

Все эти обстоятельства Екатерина II не могла не учитывать. К ее вступлению на престол дворянство получило ряд привилегий (Манифест о даровании вольности 1762 года). Отнимать их императрица, как трезвый политик, не думала, хотя документы свидетельствуют, что она без восторга отнеслась к Манифесту – законодательному наследию ее предшественника-супруга. Новый цикл обсуждения дворянского вопроса начался в Комиссии об Уложении. Наказ Екатерины II безусловно признавал дворянство как высшее сословие, но напрямую связывал достоинство и почести дворянина с его добродетельной, усердной службой и наградами государя – единственного источника его благополучия. Но на заседаниях Комиссии схлестнулись представители родовитого дворянства (прежде всего князь М. М. Щербатов) и защитники принципов Табели о рангах (Я. П. Козельский и др.). Если первые настаивали на «очищении» дворянства от «неродословных» людей, которые «унизили» дворянское звание, то вторые считали, что «лишение выходцев из недворянской среды права на получение дворянства усердной службой устранит стимул к ней и тем самым принесет вред государству».

Заметки на полях

После долгого перерыва наши историки вернулись к традициям русской дореволюционной науки и отказалась от упрощенного представления об отношениях власти и дворянства в XVIII веке, которое в советское время выражалось фразами: «царь – первый помещик-феодал» или «царь осуществлял диктатуру феодально-помещичьего класса». Все было намного сложнее. Конечно, у каждой группы населения были свои интересы. Можно говорить о противоречиях этих интересов, о различиях интересов верховной власти и социальных групп. Как в коллективных челобитных служилых людей и посадских XVII века, так и в проектах и прошениях дворян и купцов первой половины XVIII века отчетливо видны их социальные интересы, характерные для того положения, в котором они оказывались. Обобщенно можно сказать, что дворяне последовательно добивались от самодержавия различных особенных прав-привилегий: монополии на душевладение и владение населенными землями, на свободу распоряжения земельными владениями, на преимущественное право занятия коммерцией и предпринимательством. Они же добивались более легких условий службы, гарантий их собственности на беглых крестьян и холопов, помощи государства в их возвращении, судебной справедливости и равных прав в тяжбах с «сильными», уменьшения государственных податей для крепостных крестьян и т. д. Как показано выше, самодержавие постепенно шло на удовлетворение многих этих требований. Верховная власть не могла не считаться с «первым членом» общества. Но рука дающая была и весьма тяжелой для дворянства, когда заходила речь о службе, о сохранении известного социального равновесия, о монополии самодержавия на политическую власть и др. Но вместе с тем оно никогда не становилось только на позицию дворянства, а учитывало интересы и других групп населения. Некая надсословность, независимость верховной власти, защита ею общих интересов всех подданных ясно понимались императорами.

Ясно, что императрица была на стороне последних, хотя мнение родовитых она также не могла игнорировать, что отразилось на последующем законодательстве о дворянстве. Не менее серьезными были споры о торгово-промышленной монополии дворянства. Екатерина II никогда не намеревалась давать особые привилегии исключительно дворянству, чтобы тем самым не уничтожить торгово-промышленный класс.

После Манифеста 1762 года, работы Уложенной комиссии, ряда законодательных инициатив самодержавия очертания дворянского корпуса становились все четче. Этому способствовали многие обстоятельства. В ходе начавшегося в 1765 году Генерального межевания земель землевладельческие права дворянства значительно окрепли, а владения многих дворян округлились за счет казенных земель. Произошло освобождение дворянских земель из-под контроля государства, что не могло не способствовать росту сословного самосознания. Этому же способствовала и повседневная жизнь дворянской провинции с выборами представителей дворянства, с активной общественной деятельностью, в которую втягивались ранее безвылазно сидевшие по своим углам дворяне. Логическим завершением всех этих тенденций формирования дворянства как сословия стала изданная 21 апреля 1785 года «Жалованная грамота дворянству».

Заглянем в источник

Жалованная грамота закрепила достигнутое этим сословием фактическое положение как «главного члена», утвердила корпус его привилегий и прав в вопросах службы, землевладения, суда, гарантировала свободы дворян от постоя, налогообложения и телесных наказаний.

В грамоте было сказано так о личных преимуществах дворян: «Дворянское название есть следствие, истекающее от качества и добродетели на чальствовавших в древности мужей, отличивших себя заслугами, чем обращая самую службу в достоинство, приобрели потомству своему нарицание благородное…

3. Дворянин сообщает дворянское достоинство жене своей.

4. Дворянин сообщает детям своим благородное дворянское достоинство наследственно.

5. Да не лишится дворянин или дворянка дворянского достоинства, буде сами себя не лишили онаго преступлением дворянского достоинства противным…

8. Без суда да не лишится благородной дворянскаго достоинства.

9. Без суда да не лишится благородной чести.

10. Без суда да не лишится благородной жизни.

11. Без суда да не лишится благородной имения.

12. Да не судится благородной, окроме своих равными… 15. Телесное наказание да не коснется до благороднаго…

17. Подтверждаем на вечныя времена в потомственные роды российскому благородному дворянству вольность и свободу.

18. Подтверждаем благородным, находящимся в службе, дозволение службу продолжать и от службы просить увольнения по сделанным на то правилам…»

Были строго определены критерии причисления к дворянству, составление родословных книг расставляло всех дворян по местам. Дворянское сословие было разбито на шесть частей: в шестой, самый почетный список вносились «древние благородные дворянские роды», в пятый – титулованное дворянство, затем шли «иностранные роды», потом – получившие дворянство согласно Табели о рангах в гражданской службе, а к концу, во втором разделе, учитывали выслуживших дворянство на военной службе.

Наконец, наименее знатными членами общества были «действительные дворяне», получившие дворянство за особые заслуги. Дворянское собрание в губерниях получило юридическое оформление: обладая отныне выборными должностями, бюджетом, помещением, архивом и печатью, оно становилось законным сословным институтом.

Значение сословной реформы Екатерины II невозможно переоценить. Императрица нашла те принципы, формы, методы социальной политики, которые позволили удовлетворить сословные чаяния разных слоев дворянства, не доведя их до состояния конфронтации как между собой, так и в отношениях с верховной властью. Сама власть при этом не потеряла контроля над созданным ею сословием, а принятые ею законы были признаны вечными, фундаментальными. При этом важно, что содержание этого понятия существенно отличалось от мечтаний И. И. Шувалова, а также Н. И. Панина с товарищи. В руках самодержавия сохранились мощные рычаги управления и влияния на дворянство, начиная с Табели о рангах, через систему личных пожалований и кончая опалой, выраженной, разумеется, в более цивилизованных, чем раньше, формах отставки или удаления от двора.

Но все же главным было то, что претензии дворянства на власть были ослаблены тем, что отныне оно должно было действовать в рамках утвержденных правил. Так Екатерине II удалось совладать с дворянскими амбициями и претензиями на власть. Отныне дворяне, получившие многочисленные права, оппонировать самодержавию уже не могли.