Страницы истории

Декабристы

Слухи и доносы о деятельности неких тайных обществ серьезно беспокоили Александра I и его окружение. Особенно подозрительными казались властям масонские ложи с их таинственной, мистической, но на самом деле вполне безобидной символикой. В 1822 году последовал строжайший указ о запрете всех тайных обществ, включая масонские ложи. А тайных обществ тогда возникло немало, и для объединения в них мыслящих людей были серьезные причины.

Вообще же, источник декабризма – в сложных общественных процессах, порожденных влиянием идей Просве щения, Французской революции, впечатлениями от заграничного похода русской армии в 1813—1814 годах. Российскую действительность с ее крепостничеством, жестокой цензурой, самовластием болезненно воспринимали вернувшиеся из заграничного похода молодые русские офицеры. Добавим к этому и явную неспособность и нежелание самодержавия к продолжению реформирования общества и государства уже с учетом новых условий жизни в послевоенную эпоху. Учтем и романтизм, искреннее желание истинных сынов Отечества послужить России во имя ее благоденствия в будущем, а также честолюбивые устремления дворянской молодежи, составлявшей большую часть тайных обществ.

Заглянем в источник

Цивилизовать «диких» крестьян, воспитать в них любовь к порядку и труду, организованность, трезвость, бережливость оказалось непросто. Воспитывались эти качества драконовскими методами. Всех поражала редкая даже для того времени жестокость Аракчеева. «…Правду о нем надобно писать не чернилами, а кровью», – писал священник села Грузино (розги в их селе постоянно хранились в рассоле). Это была не жестокость садиста, наслаждавшегося мучениями жертвы. Это была неумолимая жестокость сторонника порядка, дисциплины. Без вины не наказывали, а наказывали точно по уставу. Особенно жестокими были наказания шпицрутенами, «хождение по зеленой улице», которую составляли десятки солдат, стоящие в два ряда с длинными прутами в руках. Когда мимо вели наказуемого, участник экзекуции должен был нанести удар со всей силы. Солдат Новгородского военного поселения вспоминал:

«Коли мало ударов, да парень попадется фарсистый, пожалуй, и всю улицу на ногах пройдет, а то зачастую, половину пройдя, свалится и его не то на скрещенных ружьях привязанного понесут (носилки не запомню, чтобы употреблялись), а не то один солдат на своей спине до конца наказания протащит. Бывало и так:

коли невмоготу, так отнесут в лазарет, да как залечится спина, опять выведут доканчивать, только это редко потому, что хороший командир каждого солдата натуру знает, сколько кто ударов вытерпит, а коли кому определит их не в меру – значит, тому смерть, мертвого на салазках протащить велит, а что кому ассигновано, так тому и быть! Да и наказывать-то не легко было: взмахивать (розгой) нужно игриво, попасть метко и розгу держать не так, чтобы в руке свободна была, а большим перстом придерживать, чтобы в ударе форс был. Товарищу тот поволить не приходилось, да и не до жалости, как знаешь, что за шеренгами фельдфебель с мелком ходит: взмах ли нехорош, розга ли не придержана, удар ли короток пришелся – разом на спину мелком крест поставит. Бывало, всем, кажись, угодил начальству, а кончится секуция, обернешься спиною к соседу, спросишь: “Крест есть?” – “Есть”, скажет: ну, и знаешь, что самому наказания не миновать.

Бывали командиры лютые. Помню такого – большой был шутник: вздумал фельдфебель почеловеколюбствовать, идет за шеренгой, да ни за какую промашку креста и не ставит, а того и не чует, что командир-то за ним крадучись, сам с мелком идет: кончилась секуция – смотрим: у нас никого крестов нет, думали уж расходиться, только командует командир: “Стой!” – Фельдфебель обернись! Как обернулся, а у него вся спина в крестах, тут же его, сердечного, разложили, да и наказали-то так, что прямо пришлось свести в лазарет. Как выписали его оттуда, похаркал он с месяц не то с два кровью, да вскоре Богу душу и отдал, а все за свою глупость – значит, не добродушничай, а нарови делать, как начальством приказано!»

Первое тайное общество, «Союз спасения» (или Общество истинных и верных сынов Отечества), возникло в 1816 году. Во главе его стояли молодые офицеры Александр Муравьев, Сергей Трубецкой, Никита Муравьев и другие. В 1818 году они же основали новое, более многочисленное общество – «Союз благоденствия», в которое входило не менее двухсот членов. «Союз благоденствия» имел руководящий орган – Коренную управу. В 1821 году Коренная управа объявила о самороспуске Союза, хотя его руководители не намеревались прекращать революционную деятельность, а лишь стремились таким образом избавиться от ненадежных и случайных членов Союза.

Характерной чертой созданной вскоре новой тайной организации было структурное деление ее на две части: Северное общество, опиравшееся на столичные воинские части, и Южное общество, основой которого стали полки 2-й армии, стоявшей на Украине. Другой особенностью нового этапа движения будущих декабристов стала разработка программы действий на будущее, естественно, при условии победы восставших. Сразу же обнаружились разногласия в том, какой должна быть Россия. «Русская правда» – программа признанного лидера Южного общества полковника П. И. Пестеля – предусматривала установление диктатуры Временного верховного революционного правления типа военной хунты, причем Пестель явно отводил себе роль верховного диктатора. Новый орган власти вводил конституцию, согласно которой Россия становилась унитарной республикой с однопалатным законодательным собранием – Народным вечем, и Державной думой – своеобразным советом, каждый из пяти членов которого выполнял функции главы государства и правительства в течение одного года. Контрольные пожизненные функции принадлежали Верховному собору, надзиравшему за соблюдением конституции.

Большой Государственный Герб

Окончательно Большой Государственный Герб был утвержден в 1822 году. Это была сложная композиция. Двуглавый орел располагался на золотом щите, его украшали три короны и лента ордена Андрея Первозванного. На груди орла был изображен Московский герб, в лапах орел держит скипетр и державу. Над щитом разместили шлем Александра Невского, вокруг щита – цепь ордена Святого Андрея, по сторонам щита стояли фигуры архангелов Михаила и Гавриила. Над всей этой композицией нависла золотая сень с императорской короной и надписью: «С нами Бог!». Над сенью виднелась государственная золотая хоругвь с изображением Среднего Герба.

А вокруг всей этой композиции со щитом и сенью размещались девять щитов с гербами царств, присоединенных к России: Казанского (черный дракон), Астраханского (корона с восточным мечом), Польского (с польским белым орлом), Сибирского (два стоящих на задних лапах черных соболя), Херсонеса Таврического (черный византийский двуглавый орел), Грузинского (составленный из частей – гербов Грузии, Иверии, Карталинии, Кабарды, Армении, Черкасских и Горских князей), Великих княжеств Киевского, Владимирского и Новгородского, а также Великого княжества Финляндского и, наконец, Родовой Герб Его Императорского Величества, основу которого составлял герб Романовых (грифон на серебряном поле).

Эта конституция гарантировала всем гражданам России основные гражданские свободы, в том числе свободу от крепостной зависимости.

Иной видел Россию автор «Конституции» и лидер Северного общества Никита Муравьев. Основу государства создавало общероссийское Учредительное собрание, но конституция определяла Россию как конституционную монархию с мощным федеративным устройством по типу США. Вся страна делилась на 15 «держав», высшие органы законодательной власти состояли из Державной думы и нижней – Палаты народных представителей. «Южане» и «северяне» находились в постоянном контакте, хотя обсуждение общей платформы действий тайной организации явно затянулось. Сведения о ее деятельности уже стали просачиваться за пределы круга доверенных лиц и, не без помощи предателей, стали известны властям. Как бы то ни было, междуцарствие декабря 1825 года застигло заговорщиков врасплох.