Страницы истории

Отмена крепостного права

Отмена крепостного права стала центральным событием начавшихся реформ, названных позже Великими. Манифест об этом начинался словами о любви государя ко всем без различия подданным:

Мы положили в сердце своем обет обнимать Нашею Царскою любовию и попечением всех Наших верноподданных всякого звания и состояния, от благородно владеющих мечом на защиту отечества до скромно работающего ремесленным орудием, от проходящего высшую службу государственную до проводящего на поле борозду сохою или плугом…

И далее шли слова об изменении старого, веками утвержденного порядка: «Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей, отменяется навсегда». Одновременно с Манифестом царь подписал «Положение о крестьянах», в котором утверждалось, что в продолжение первых двух лет все будет по-старому, а помещичья земля останется в их собственности.

Великий князь Константин Николаевич

Действующие лица

Константин Николаевич

Младшего брата Александра II, великого князя Константина Николаевича, консерваторы ненавидели больше других сподвижников императора. Они считали, что именно Константин из своего «змеиного гнезда» – Мраморного дворца в Петербурге – настраивал императора «погубить Россию», воодушевляя его на проведение реформ. Действительно, реформы рождались в спорах и обсуждениях различных проектов. Не миновали споры и царской семьи. И Константин оставался самым последовательным, самым ярым сторонником реформ. Он был моложе Александра на 9 лет (родился в 1827 году), но это не мешало их дружбе. В свое время Николай I решил, что Костя пойдет по морской части. Поэтому мальчик получил морское образование (его учителем был выдающийся мореплаватель и ученый Ф. П. Литке), стал отличным смелым моряком. В 17 лет Константин уже командовал бригом «Улисс», совершал плавания в дальние моря. Как и многие морские офицеры, он был разносторонне образован и талантлив, прекрасно играл на виолончели, рисовал. Местом, где чаще всего жил великий князь, был Большой дворец в Стрельне. Его подарил ему отец, император Николай еще в 1831 году, и тогда дворец получил название Константиновский. Дворец был великолепно отстроен архитектором А. И. Штакеншнейдером, украшен множеством произведений искусства. Здесь, как и в Мраморном дворце, куда семья великого князя перебиралась на зиму, часто устраивались спектакли, концерты и балы, в которых участвовали не только придворные, но и многие выдающиеся люди – писатели, музыканты. Великий Иоганн Штраус написал посвященную красивым окрестностям дворца кадриль «Терраса Стрельны» и для хозяйки сочинил вальс «Александра».

И хотя Константин был одних взглядов с Александром II, он порой проявлял излишнюю радикальность – в этом во многом сказывался его неуравновешенный, импульсивный нрав. Великий князь был не просто кадровым морским офицером, во всем блеске этого высокого в русском обществе звания, но и выдающимся морским министром, генерал-адмиралом. С именем Константина связано возрождение русского военно-морского флота, строительство нового типа кораблей – броненосцев. Первый из них Константин заказал в Англии, остальные начали строить в России. Он же впервые привлек к службе в Морском министерстве знаменитых писателей – А. Н. Островского, Д. В. Григоровича и И. А. Гончарова. Они писали записки о походах русских кораблей, а гончаровская книга очерков «Фрегат “Паллада”» даже пережила свое время.

После Манифеста 19 февраля 1861 года об освобождении крестьян Константин возглавлял Главный комитет по устройству сельского хозяйства – ведущий орган аграрной реформы.

Волевой и решительный, Константин Николаевич не раз вдохновлял сомневающегося Александра II на продолжение преобразований. В 1866 году Константин подал государю записку о создании при Государственном совете, которым он руководил, совещательного органа из выборных от земства и городов, чтобы «донести голос сословий прямо до престола». И хотя проект Константина не был осуществлен, влияние его на императора сохранялось до самой смерти Александра II.

С приходом 1 марта 1881 года к власти Александра III все переменилось. Новый император по приезде в Зимний дворец сразу же, показывая на стоявшего на коленях и рыдавшего возле тела отца дядю Коко (домашнее прозвище Константина Николаевича), в гневе потребовал: «Выгоните отсюда этого человека, он сделал несчастие моего отца, омрачил его царствование». Да и раньше они, дядя и племянник, были антиподами во всем. Александр III не захотел терпеть рядом с собой этого либерала и «развратника». Дело в том, что Константин был несчастлив в браке с принцессой Фредерикой Саксен-Альтенбургской, ставшей в православии Александрой Иосифовной, и при живой жене, родившей ему шестерых детей (один из них – великий князь Константин Константинович, знаменитый поэт «К. Р.»), почти открыто жил с балериной Мариинского театра А. В. Кузнецовой, имея от нее двоих дочерей. Вторая семья великого князя жила в купленном для нее особняке, который позже, в 1891 году, цесаревич Николай Александрович выкупил у Кузнецовой и подарил своей возлюбленной балерине М. Ф. Кшесинской. Оскорбленный великий князь записал в дневнике, что «меня хотят выкинуть прочь, как старую, негодную перчатку!» В мае 1881 года он навсегда покинул свою жену и государственную службу и уехал с Кузнецовой и детьми в крымское имение Ореанду, где и жил до самой смерти в 1892 году.

И тем не менее принятие Манифеста и Положения было подлинным прорывом в политической и экономической жизни страны. А. И. Герцен в своем «Колоколе» выразил мнение прогрессивно мыслящего общества:

Первый шаг сделан!.. Александр II сделал много, очень много; его имя теперь уже стоит выше всех его предшественников. Он боролся во имя человеческих прав, во имя сострадания, против хищной толпы закоснелых негодяев и сломил их. Этого ему ни народ русский, ни всемирная история не забудут… Мы приветствуем его имя освободителя!

Б. Кустодиев. Освобождение крестьян

Заглянем в источник

Правительство опасалось народных волнений. Э. П. Перцов писал, что «накануне 19 февраля было заготовлено в каждом съезжем доме (а их в Петербурге тринадцать) по нескольку возов, от двух до шести, розог. Полицейские, когда их спрашивали, зачем им вдруг понадобились розги в таком огромном количестве, не запинаясь, хотя и шепотом, отвечали: “Для сечения дворовых людей, которые перестанут слушать своих господ”».

В каждый съезжий дом была секретно введена рота солдат с заряженными ружьями под командой офицера, которому было приказано повиноваться полицейскому начальству и стрелять, в кого оно велит. Полиция созвала дворников со всех домов и приказала им наблюдать, чтобы ни внутри дворов, ни на улице перед домом не собиралось более трех человек и чтобы они подслушивали, не говорит ли кто об освобождении помещичьих крестьян, а также присматривали бы, не окажется ли у кого гостей более трех человек, хотя бы и за карточным столом, и обо всем этом немедленно давали бы знать надзирателю своего квартала. При этом полиция обещала 5 рублей за донос и 200 розог в случае, если о чем-нибудь из сказанного сама узнает мимо дворника». Впрочем, если в столицах отмена крепостного права не вызвала беспорядков, то в ближайшие два года они охватили всю страну. Крепостные крестьяне были недовольны условиями освобождения от крепости, а более – решением земельного вопроса. По стране было зафиксировано более тысячи бунтов, причем весной 1861 года в селе Бездна Казанской губернии произошло настоящее восстание, которое власти подавили вооруженной рукой.