Страницы истории

Февральская революция. Свержение самодержавия

Двадцать третьего февраля 1917 года на улицы столицы вышли десятки тысяч забастовавших рабочих и с лозунгами «Хлеба!», «Долой самодержавие!», «Долой войну!» двинулись к центру, громя на своем пути магазины и хлебные лавки, переворачивая трамваи. В этих действиях нашло выражение и отчаяние измученных людей, и стадное чувство толпы, и умелая манипуляция ее действиями со стороны революционных агитаторов от левых партий. К 25 февраля забастовка охватила половину рабочих Петрограда, начались столкновения полиции с толпой, на помощь полиции были брошены войска. Однако народ на улицах не был настроен враждебно к выведенным из казарм «солдатикам», у которых, как стало известно всем, даже не было патронов к винтовкам.

Николай, находившийся в Ставке верховного командования в Могилеве, в ответ на телеграммы о росте беспорядков в столице потребовал прекратить их «завтра же». Ночью солдатам раздали патроны. Утром 26 февраля толпы демонстрантов опять двинулись к центру, на Невский проспект, поперек которого стояли войска. Как только толпа приблизилась к цепям войск, раздалась команда «Пли!» На месте погибло более двухсот человек, сотни раненых увезли в больницы. Толпа рассеялась, Невский проспект был «очищен» от демонстрантов, казалось, что порядок, наконец, наведен. Однако он не продержался и нескольких часов. Перелом наступил ночью, когда вспыхнул бунт солдат Волынского полка, положивший начало общему восстанию солдат Петроградского гарнизона утром 27 февраля. Повсюду шло братание солдат с демонстрантами, начались погромы полицейских участков и тюрем, из которых начали выпускать без разбору всех заключенных. Зловещим символом мятежа стал пожар Окружного суда на Литейном проспекте.

Заметки на полях

Отречение стало результатом полного крушения не только всей политики Николая II, но и краха его репутации как императора и человека. Он не обладал необходимой для своей высокой роли харизмой ни внешне, ни внутренне. Невысокого роста, он казался карликом возле своих родственников – великих князей, которые, как на подбор, были гигантами. Царь был почти не заметен в толпе придворных, возле своей ставшей к старости дородной супруги. Но дело даже не во внешнем обличии повелителя (хотя придворное ведомство важность этого понимало и рекомендовало царю чаще появляться верхом, что скрашивало недостаток роста), а во внутреннем, душевном строе этого человека. Одни знали, другие чувствовали отсутствие у него воли, решительности, «самодержавного куража», жесткости, за которую люди часто уважают правителя. А это, конечно, отражалось на восприятии народом монарха, монархии. Словом, он неумело играл роль царя. Ф. И. Шаляпин, чье исполнение роли царя Бориса Годунова в одноименной опере вызывало всеобщий восторг, коснулся в своей книге «Маска и душа» этой темы:

«Надо уметь играть царя. Огромной важности, шекспировского размаха его роль. Царю, кажется мне, нужна какая-то особенная наружность, какой-то особенный глаз. Все это представляется мне в величавом виде. Если же природа сделала меня, царя, человеком маленького роста и немного даже с горбом, я должен найти тон, создать себе атмосферу – именно такую, в которой я, маленький и горбатый, производил бы такое же впечатление, как произвел бы большой и величественный царь. Надо, чтобы каждый раз, когда я делаю жест перед моим народом, из его груди вырывался возглас на все мое царство:

– Вот это так царь!

А если атмосфера не уяснена мною, то жест мой, как у бездарного актера, получается фальшивый, и смущается наблюдатель, и из груди народа сдавленно и хрипло вырывается полушепот: – Ну и царь же!…

Не понял атмосферы – провалился.

Горит империя».

Восставшие захватили Арсенал, и 40 тыс. винтовок были розданы народу. Власть оказалась бессильной перед натиском вооруженной толпы, требовавшей свержения монархии и провозглашения республики. Двадцать седьмого февраля Особый комитет Государственной думы после совещания с Петроградским советом, тогда же образованным левыми партиями, сформировал новое правительство во главе с князем Г. Львовым, называемое Временным, то есть на время до избрания и созыва Всероссийского Учредительного собрания. Правительство потребовало от Николая II отречения в пользу его брата, великого князя Михаила Александровича. Но только после того, как император получил телеграммы с требованием об отречении от всех командующих фронтами, он перестал сопротивляться и отрекся от трона 2 марта 1917 года в пользу великого князя Михаила Александровича.

Заглянем в источник

Следствием всех событий конца зимы – начала весны 1917 года стало отречение императора Николая II, что выразилось в издании манифеста. В нем было сказано:

«В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской Нашей армии, благо народа, все будущее Нашего дорогого Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия Наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага.

В эти решительные дни в жизни России почли Мы долгом совести облегчить народу Нашему тесное единение и ополчение всех сил народных для скорейшего достижения победы и, в согласии с Государственной Думой признали Мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с Себя Верховную Власть. Не желая расстаться с любимым сыном Нашим, Мы передаем наследие Наше Брату Нашему Великому князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату Нашему править делами Государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу…

Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним, повиновением Царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь Ему, вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России.

Николай.

2 марта 1917 г., 15 час., гор. Псков»

Семья императора Николая II. 1914 год

Хотя Александр III больше других любил младшего сына Михаила, умирая, он тем не менее не стал менять закон о престолонаследии, так что на престол после него вступил старший сын Николай. До рождения цесаревича Алексея Николаевича в 1904 году великий князь Михаил оставался наследником престола и с радостью отказался от титула цесаревича – так ему опротивело быть наследником. Михаил Александрович был простым, легким, веселым человеком, увлеченным музыкой. И хотя он был силач и воин, характер имел добродушный и был даже более слабым человеком, чем его брат-император. Его мать, императрица Мария Федоровна, говорила Витте: «Вы хотите сказать, что государь не имеет характера императора? – Это верно, – отвечает Мария Федоровна, – но ведь в случае чего-либо его должен заменить Миша, а он имеет еще меньше воли и характера». У Михаила Александровича сложились тяжелые отношения и с братом-императором, и с матерью – вдовствующей императрицей Марией Федоровной, ибо вопреки их воле он женился на дважды разведенной особе – Наталье Шереметьевской, самой неотразимой красавице тогдашнего Петербурга. Во избежание гнева царственных родственников супругам пришлось несколько лет прожить за границей. С началом войны Михаил Александрович был назначен командовать кавалерийской дивизией на Кавказе.

Накануне отречения брата, 27 февраля 1917 года, Михаил Александрович в Петрограде несколько часов проговорил с председателем Государственной думы Родзянко, который видел в Михаиле регента при императоре Алексее II.

Третьего марта Михаил, скрывавшийся на квартире княгини Путятиной на Миллионной улице, принял делегацию политиков. Однако, увидев, что они не имеют единого взгляда на будущее России и династии, а главное, что они не гарантируют ему безопасность, отказался «от восприятия верховной власти», формально пробыв императором всего лишь один день – 3 марта 1917 года. Так Россия перестала быть монархией. Михаил Романов был выслан в Пермь, где большевики расстреляли его ночью 13 июля 1918 года.

Арестованный 8 марта Николай Романов был отвезен в Царское Село, где вместе с семьей (женой, сыном, дочерьми Татьяной, Марией, Анастасией и Ольгой) жил в Александровском дворце до конца июля 1917 года. Затем их перевезли в Тобольск, а оттуда в конце мая 1918 года – в Екатеринбург, где они и были казнены.