Страницы истории

Русско-турецкая война. 1768–1772

Французский дипломат вспоминал о том, как он, вместе с Екатериной II и двором, присутствовал на знаменитом Полтавском поле. Войска под командованием Г. А. Потемкина воспроизвели – разыграли сражение армии Петра I и шведского короля Карла XII в 1709 году. Дипломат пишет, что он поразился необыкновенному воодушевлению Екатерины II в этот момент: «Глаза ее горели, и казалось, что кровь Петра Великого струится в ее жилах». И хотя в ее жилах текла только немецкая кровь, Екатерина II была настоящей русской патриоткой и даже первой русской националисткой. Смысл своей жизни она видела в продолжении имперской политики Петра Великого, в упрочении и расширении созданной им империи. Это встречало ожесточенное сопротивление других могущественных империй, которые к этому времени в основном уже поделили мир и не жаждали допускать Россию к общему пирогу. Поэтому вхождение России в элиту мировых империй сопровождалось тяжелыми войнами сначала со шведами, потом с турками. Столкновение с Османской империей зрело давно. Противоречия усилившейся России и слабевшей Османской империи в борьбе за Причерноморьe усиливались еще со времен Петра Великого.

Д. Ходовецкий. Сражение при Кагуле

Война, как и все войны, которые Россия вела на юге, оказалась тяжкой. Тут важно заметить, что у русской армии на протяжении ста лет образовался своеобразный «комплекс неполноценности» – она постоянно терпела поражения в войнах с турками. Вспомним Чигиринские, Крымские, Прутский походы, не совсем удачную по результатам войну 1730-х годов. Турки же вообще привыкли думать, что кого-кого, а русских они будут бить всегда. И как не бить этих олухов, которые, окружив себя гигантскими рогатками, построившись в огромный четырехугольник – каре, посредине которого скрипели тысячи фур, медленно двигались по выжженной степи мимо отравленных источников. Во время похода Миниха в Крым в 1730-х годах множество русских солдат умерло от дизентерии, голода. Десятки тысяч трупов лошадей вдоль степных дорог, брошенные орудия и амуниция ясно говорили – с этим противником справятся своими силами даже татары с луками и саблями. И вот, когда началась эта Русско-турецкая война, поначалу успехи России были незначительны.

Д. Левицкий. Портрет П. А. Румянцева-Задунайского.

Однако в 1770 году произошел перелом. На притоке Прута реке Ларге командующий 1-й армией П. А. Румянцев одержал победу над турками и татарами. Вскоре на реке Кагул произошло новое сражение. Румянцев с 27-тысячным войском наголову разбил 150-тысячную армию турок. Турецкие потери были огромны, а превосходство русской армии – подавляющим. Это были две воодушевляющие победы. Благодаря гению Румянцева, его новой тактике ведения боя была прервана столетняя полоса военных неудач России в войнах с Турцией. А потом пришли новые победы.

Действующие лица

Фельдмаршал Петр Румянцев

Имя полководца Румянцева стало известно еще в Семилетнюю войну. В августе 1757 года в сражении с прусской армией в Восточной Пруссии, у деревни Гросс-Егерсдорф он проявил себя с самой лучшей стороны. Румянцев решил исход этого победного сражения, прорвавшись через лес со своими полками и нанеся пруссакам решительный удар. Так в первый раз сверкнуло золотом славы имя Петра Александровича Румянцева. Раньше оно сверкало иначе, и совсем не золотом… Дело в том, что за Румянцевым тянулась дурная молва бездельника и шалопая, как тогда говорили, шалуна. Он отличался «мотовством, леностью и забиячеством», за что его отозвали из Берлина, куда он поехал учиться, а потом выгнали как бездельника из Кадетского шляхетского корпуса после нескольких месяцев учебы. Тем не менее карьера его стремительно развивалась. Императрица Елизавета сделала 19-летнего юношу командиром полка, полковником прямо из подпоручиков. Но и тогда Румянцев не угомонился. Он продолжал потрясать общество своими постыдными проделками. И все ему сходило с рук. Причина безнаказанности, как и служебных успехов Румянцева, крылась в том, что он приходился императрице… братом! Современники были убеждены, что его отцом был Петр Великий, любовницей которого была жена генерала Румянцева Мария.

На поле Гросс-Егерсдорфа 32-летний генерал проявил себя как герой. Так сказать, он свое отгулял и взялся за ум. Отличился он и в 1759 году в сражении при Кунерсдорфе, где командовал русской кавалерией и вел себя как герой. А через два года после долгой осады он принимал ключи мощной прусской крепости Кольберг. Екатерина II после своего воцарения назначила Румянцева главнокомандующим Малороссии, а, в сущности, своеобразным вице-королем Украины. Он поселился в роскошном имении недалеко от Киева и своими вальяжными нравами и повадками мало отличался от соседа – крымского хана. Никакие жалобы на него не помогали. Румянцев обладал редким литературно-бюрократическим дарованием и мог легко отписаться от любых наветов. Впрочем, вряд ли бы мы вспомнили об одном из наместников на Украине, если бы не феерический 1770 год, на века прославивший Румянцева.

«Не рогатки, а огнь и меч – единственная защита ваша». Так писал Румянцев в приказе по армии, выступившей в поход на турок. Румянцеву, в отличие от своих предшественников, удалось переломить судьбу – он сумел победить турок в жару, в июле, в степи, у них дома. что нового внес Румянцев в военное искусство? Во-первых, он отказался от сплошного, огромного каре. Он разбил войска на несколько подвижных небольших каре, командиры которых, зная общий план битвы, действовали самостоятельно. Во-вторых, он произвел селекцию армии: из каждого полка выбрал самых сильных, умных, толковых солдат, сделал их гренадерами, а самые лучшие из лучших стали егерями, которые действовали вообще самостоятельно, в зависимости от ситуации. Их учили ползать, маскироваться, даже прикидываться убитыми. В-третьих, Румянцев не боялся грозной татарской и турецкой конницы и не прятался от нее за рогатками. Опыт Семилетней войны сгодился ему на юге. Он реформировал русскую конницу, снял с нее тяжелые кирасы, которые ни от чего не спасали, а лишь мешали в бою. Сплоченный удар русской конницы сметал рассыпную лаву татар. В-четвертых, он приучил артиллерию быстро передвигаться по полю боя, сосредотачивая огонь по вражеской артиллерии и скоплению неприятеля. Наконец, он учил солдата действовать смело, свободно, непринужденно. Он сумел найти удивительное сочетание огня и движения. Вот и весь секрет! Наступательный темп, атака стали главным оружием Румянцева. И пошли одна за другой победы. После победы при Ларге Румянцев, всегда любивший роскошь, устроил молебен в великолепном шатре только что бежавшего крымского хана. Особенно кровопролитным было сражение при Кагуле с превосходящими силами фанатичного, отважного неприятеля. Причем Румянцев не медлил, не ждал, что будет делать неприятель, а смело атаковал его сам. Победитель был щедро вознагражден императрицей.

В начале 1773 года Екатерина потребовала от Румянцева решительных действий против турок, а точнее – переправы через Дунай, атаки крепости Шумлы в предгорьях Балкан. Румянцев, гордившийся тем, что сбивал врага с ходу, на этот раз замешкался. Он не был уверен в успехе дела. Но все же, после некоторой заминки, 11 июня 1773 года армия Румянцева перешла Дунай. Это был исторический момент. Переход Дуная открывал путь на Балканы. За этот переход Румянцев получил титул «Задунайский». Однако через три дня он вдруг повернул назад. Получилось, что Румянцев как будто сплавал на тот берег исключительно за почетным титулом «Задунайского». Екатерина была этим так огорчена, что даже не ответила на пояснительное письмо Румянцева. А наш герой на том берегу титул-то нашел, но при этом будто потерял мужество. Он сник, скис, писал, что противник очень силен, а его армия очень мала, что его вынудили на переправу, чтобы опорочить, ибо придворные недруги жаждут его крови. Екатерина была крайне недовольна пассивностью Румянцева.

И все же войну удалось закончить блестящим миром 1774 года в Кючук-Кайнарджи. Румянцева щедро наградили, но все равно он был недоволен тем, что получил мало славы. Еще больше он был недоволен тем, что появились люди, которые хотят забрать себе всю власть на юге. Речь шла о восходящей звезде царствования Екатерины – Потемкине, который как раз развил бурную деятельность на Юге, осваивая Новороссию. Румянцев же сидел в Украине. Из своего богатого поместья, как паук, он дергал за паутинки, которыми оплел весь Петербург и двор. Всюду у него были сторонники, соглядатаи, друзья, обязанные ему своим возвышением люди вроде фаворита императрицы Петра Завадовского и Алексея Безбородко. Жена Румянцева, подросшие дети и, долгое время, мать находились в столице, при дворе и обо всех придворных пасах и интригах сообщали главе могущественного клана, нажившего огромный «придворный капитал» и умело им распоряжавшегося.

Когда в 1787 году началась новая Русско-турецкая война, Румянцев новой славы не снискал. Богиня победы уже нашла себе другого любимца – быстрого, смелого Суворова. Румянцев вновь забился в свой украинский угол, где и прожил до самой смерти в 1797 году. Но Россия не забыла своего дерзкого героя, научившего ее побеждать на юге.


  • Кредитный кооператив доверие - кпк доверие www.wecreditunion.ru.