Страницы истории

Диффузионизм и всемирная история

Одна из форм межсоциорных связей была выделена этнографами на рубеже XIX—XX вв. под названием культурной диффузии. Диффузионизм во многом возник как реакция на эволюционизм XIX в., сосредоточивший внимание на «вертикальных» связях и нередко подменявший человеческое общество в целом обществом вообще, человеческую культуру в целом культурой вообще.

Не буду повторять всего того, что уже говорилось о культурной диффузии. Суть ее заключается в том, что тот или иной элемент духовной или материальной культуры, возникший в процессе развитии одного общества (или группы обществ) заимствуется членами других социоисторических организмов. Происходит распространение, растекание (диффузия) этого элемента культуры по человеческому миру.

Любая концепция культурной диффузии явно или неявно исходит из существования своеобразного центра и периферии. Центр — общество, в котором впервые в результате его внутреннего развития возникло то или иное культурное достижение. Периферия — общества, в которых этот элемент не возник и которые заимствуют его из центра. Когда речь идет об отдельных культурных элементах, различие центра и периферии относительно. Центр в отношении одного элемента культуры может быть периферией в отношении другого.

Концентрируя свое внимание на пространственном распространении культуры, этнографы-диффузионисты отодвигали на задний план или даже отвергали эволюцию, развитие. Зато они детально исследовали реальные отношения между локальными культурами, а тем самым между обществами и их различного рода группировками. Ими было предпринято картографирование культур, выделены «культурные круги», культурные ареалы, провинции, области и т.п. Сходную работу, но уже на материале, относящемся к первобытным временам, проделали археологи, причем не только те, что придерживались диффузионистских идей.

Но и этнографы, и археологи изучали в основном мир первобытности, одни — живую старину, другие — мертвую, ушедшую. Лишь немногие из ученых обращались к истории цивилизованного общества. И чаще всего они были не просто диффузионистами, а гипердиффузионистами.

До крайнего предела идеи диффузионизма были доведены в работах английских ученых Графтона Эллиота-Смита (1871 — 1937) «Миграции ранней культуры» (1915) и «Человеческая история» (1930) и Уильяма Джеймса Перри (1889 — 1949) «Дети солнца» (1923), в которых главное внимание уделялось не столько первобытным, сколько цивилизованным народам. Согласно их взглядам, был только один мировой центр цивилизации — Египет, откуда созданная древними египтянами высокая культура распространилась по всему миру. Их концепцию часто характеризуют как гипердиффузионизм, или панегиптизм.

Аналогичные идеи развивали и некоторые историки. В работах немецких ассириологов Гуго Винклера «Вавилонская культура в ее отношении к культурному развитию человечества (русск. перевод: М., 1913) и Фридриха Конрада Герхарда Делича (1850 — 1922) «Библия и Вавилон» (1902; русск. перевод: СПб., 1904; 1906 и др.) отстаивалась концепция панвавилонизма. Согласно взглядам этих ученых, почти все, если не все, цивилизации Земли имеют своим истоком вавилонскую. В России сторонником панвавилонизма был крупный историк Роберт Юрьевич Виппер (1859—1954), посвятивший пропаганде этой концепции небольшую книгу «С Востока свет» (М., 1907).

В работах сторонников как панегиптизма, так и панвавилонизма речь шла о распространении не просто отдельных элементов культуры или даже культурных комплексов, а целых культур или цивилизаций. Беда была в том, что и те, и другие не только и не столько открывали реальные связи, сколько изобретали их в угоду своей концепции.

Выступивший с резкой и во многом совершенно справедливой критикой панвавилонизма Э. Мейер большое внимание уделял выявлению реальных культурных и прочих связей между отдельными обществами мира и даже их системами. Он ввел понятие культурного комплекса. Но в целом в отношении ранних эпох классового общества сделано было не очень много.