Страницы истории

Мир в античную эпоху за пределами центрального исторического пространства

Прежде чем продолжить рассматривать магистральную линию развития человечества, необходимо хотя бы очень коротко сказать о том, что происходило в античную эпоху (VIII в. до н.э. —V в. н.э.) за пределами центрального исторического пространства, т.е. во внешней периферии.

В Китае пришедшая в XI в. до н.э. на смену государству Инь держава Западного Чжоу уже начиная с IX в. стала клониться к упадку. В VIII в. столица была перенесена из Хао в Лои и на смену Западному Чжоу пришел Восточный Чжоу. Номинально власть чжоуских правителей (ванов) продолжала существовать до III в. до н.э., но фактически страна разделилась на несколько крупных царств и множество мелких владений. Непрерывные междоусобные войны закончились в 221 г. победой царства Цзинь и созданием централизованной империи Цинь. Восстание народных масс положило ей конец. На ее обломках в 206 г. до н.э. возникла империя Первая (или Западная) Хань, которая просуществовала до 25 г. н.э.

На смену ей пришла империя Поздняя (или Восточная) Хань, которая в свою очередь пала в 220 г. Наступила эпоха Троецарствия — сосуществования и борьбы трех государств: Вэй, Шу и У. После присоединения в 265 г. царства Шу к царству Вэй к власти в последнем пришла новая династия Цзинь (или Западная Цзинь). В 280 г. в состав империи Цзинь вошло и царство У. Китай был объединен, но не надолго.

В 316 г. Западная Цзинь пала. После этого около трехсот лет Китай был раздроблен. Лишь в 581 г. он был объединен под властью династии Суй, которая правила до 618 г. На смену династии Суй пришла династия Тан, которая сумела создать могучую империю, просуществовавшую до X в.

Одновременно с чередованием периодов существования всекитайского социально-исторического организма и его распада на нескольких мелких социоисторических организмов, шел процесс расширения территории китайского гнезда. Китайское влияние ускорило возникновение нескольких новых исторических гнезд (японского, корейского, вьетнамского), которые вместе с китайским гнездом образовали историческую арену — восточно-азиатскую.

В Индии, в которой после гибели Индской цивилизации наступило вторичное варварство, в первой половине I тысячелетия до н.э. во второй раз начало возникать классовое общество. Этот процесс завершился возникновением нескольких исторических гнезд, которые вместе образовали индийскую историческую арену, которая имела тенденцию к расширению.

Несколько исторических гнезд возникло на территории Индокитая. Остается исследовать, образовывали ли они особую историческую арену — индокитайскую или же входили: одни в восточноазиатскую арену, другие — в индийскую. Возможно, мы имеем здесь дело с промежуточной исторической ареной. Несколько исторических гнезд возникло в Индонезии. Скорее всего они образовывали особую историческую арену — индонезийскую.

От Северного Китая через (употребляя современные названия) Южную Сибирь, Казахстан, Южную Россию, Причерноморье протянулась огромная полоса степей, последний форпост которой — венгерская пуста. Это пространство нередко именуют Великой Степью. Вся эта полоса вплоть до Днестра была заселена кочевниками-скотоводами. И на этой территории уже во второй половине I тысячелетия до н.э. начала формироваться очень своеобразная историческая арена, которую можно назвать евразийско-степной, или великостепной.

Ее своеобразие было обусловлено особенностями развития кочевых обществ. Все они в обычном состоянии были предклассовыми, варварскими. Однако в определенных условиях в результате объединения многих кочевых социоисторических организмов под одной властью возникали кочевые империи, которые подчиняли себе и земледельческие области. Эти империи были обществами уже не предклассовыми, а классовыми, причем политарными.

Однако век их обычно был недолог. Если кочевники не переходили к оседлому образу жизни, их империи разваливались, а сами они возвращались на стадию предклассового общества. И все это могло повторяться много раз. Именно Великая степь была тем коридором, по которому пришли в Центральную Европу вначале гунны, а затем венгры.

В VI в. н.э. впервые возникла кочевая держава, под властью которой оказалась почти вся Великая степь и многие соседние земледельческие области, — Тюркский каганат. Но просуществовал он недолго. Недолговечными были и его преемники.

На территории, находившейся в промежутке между центральным историческим пространством, восточноазиатской, индийской и великостепной историческими аренами начала формироваться еще одна историческая арена, которую можно было бы назвать центрально-азиатской. Крайне неопределенной является граница, отделяющая ее от центрального исторического пространства. Именно эта историческая арена чаще всего и была объектом экспансии кочевников, и ее области то и дело оказывались в составе кочевых империй.

Переход к цивилизации в Новом Свете произошел значительно позже, чем в Старом. Классовые общества стали там зарождаться почти одновременно в двух регионах, в которых в процессе дальнейшего развития образовались две исторические арены: андская и мезоамериканская.

В конце II тысячелетия до н.э. на территории нынешнего Перу появляется культура Чавин, просуществовавшая более пяти веков. Одни авторы считают ее уже цивилизацией, другие сомневаются в этом. Спорен вопрос о культуре Паракас, зародившейся во второй половине I тысячелетия до н.э., и наследовавшей ей в I тысячелетии н.э. культуре Наска. Первой признанной всеми цивилизацией этого региона является культура Мочика, которая расцвела в первой половине I тысячелетия н.э. и погибла примерно в VIII в.

Первой цивилизацией Мезоамерики многие авторы считают ольмекскую культуру, возникшую в конце II тысячелетия до н.э. и достигнувшую расцвета в первой половине I тысячелетия до н.э. Другие исследователи придерживаются мнения, что общество ольмеков так и не стало классовым. В конце I тысячелетия до н.э. возникли и в первой половине I тысячелетия н.э. расцвели цивилизации майя, Теотиуакана и сапотеков (Монте-Альбана). Ни одна из них не знала производственного использования металла, даже меди. Во всех этих обществах использовались каменные орудия. В этом смысле они жили в каменном веке. Как во всех вообще древнеполитарных обществах подъем производительных сил в этих цивилизациях был достигнут за счет увеличения рабочего времени.

Во всех перечисленных исторических аренах все классовые общества без исключения относились к одной и той же формации — древнеполитарной. И во всех этих аренах наблюдалось циклическое развитие: периоды расцвета исторических гнезд чередовались с периодами их упадка, что наглядно можно было видеть на примере Китая, и даже гибели.

Таким образом, в античную эпоху древнеполитарные общества не только сохранялись, но продолжали возникать из предклассовых. Политарный мир в то время не только и не просто существовал, но и расширялся за счете первобытного. Во внешней исторической периферии шел интенсивный процесс расширения классовой периферии за счет первобытной, прежде всего варварской. Если в эпоху Древнего Востока классовая периферия, которая вся была внешней, существовала в виде сравнительно изолированных исторических гнезд, то в античную эпоху — в виде исторических арен, которые в Старом Свете, как правило, были более или менее тесно связаны друг с другом. В Новом Свете две исторические арены были во многом изолированы друг от друга.