Страницы истории

Поздний ортокапитализм и консьюмеризм

Ортокапитализм — первый в истории человечества основанный на эксплуатации человека человеком общественный строй, который на определенном этапе своего развития, а именно на третьей из названных выше стадий, обеспечил достаточно высокий жизненный уровень для людей, не принадлежащих к господствующему классу, включая значительную часть (даже большинство) членов эксплуатируемого класса. Такого в истории цивилизованного общества раньше никогда не было.

С этим связано возрастание значения подразделения общества на группы людей, отличающихся друг от друга размерами получаемой доли общественного богатства. Существуют три основные такие группы, или имущественных разряда: 1) богатые люди (богачи, многоимущие), 2) обеспеченные люди (зажиточные, среднеимущие) и 3) бедные люди (бедняки, малоимущие и неимущие).

Это деление известно давно. Именно оно, а не подразделение на общественные классы, всегда прежде всего бросалось в глаза. Давно оно было выделено и теоретически. Достаточно вспомнить У. Томпсона, который наряду с делением капиталистического общества на группы людей, отличающихся отношением к средствами производства, т.е. на общественные классы в точном смысле слова, а именно на капиталистов и рабочих, говорил и о подразделении его членов по величине получаемого дохода на три группы, которые он также называл классами, а именно высший, средний и низший классы.

Но для докапиталистических классовых обществ и раннего капиталистического общества деление на имущественные разряды не имело особого значения, ибо подразделение людей на разряды богачей и бедняков в общем и целом совпадало с их подразделением на классы эксплуататоров и эксплуатируемых. Что же касается разряда обеспеченных людей, то он либо был столь незначительным, что мог не приниматься во внимание, либо опять-таки в общем и целом совпадал с каким-то классом. В применении к античности средним классом обычно называют крестьян и ремесленников, самостоятельно ведущих хозяйство, к феодальном обществу — буржуазию, к раннему капиталистическому обществу — мелкую буржуазию.

С переходом к позднему ортокапитализму, возник огромный разряд обеспеченных людей, который не совпадал ни с одним из классов. В него входят члены различных классов и внеклассовых слоев: значительная часть рабочего класса, почти вся мелкая буржуазия, служащие и т.п. Наличие дохода, позволяющего вести более или менее достойное существование, объединяет всех этих людей и противопоставляет их остальным общественным группам. У этих людей возник общий интерес, который в известной степени оттеснил на задний план интересы, обусловленные их классовым положением. С возникновением такого разряда обеспеченных людей исчезло и совпадение разряда бедняков с рабочим классом.

Что же касается разряда богачей, то он и при позднем капитализме в основном продолжает совпадать с господствующим классом, хотя в силу развития сферы услуг в этот разряд, наряду с капиталистами, стали входить звезды спорта, кино, телевидения, сочинители бестселлеров и т.п. Для примера несколько цифр относящихся к миру шоу-бизнеса: Пол Маккартни заработал 713 млн фунтов стерлингов (1 фунт = 1,4 доллара), Эндрю Ллойд-Уэббер — 420 млн, Камерон Макинтош — 400 млн, Мадонна и ее муж Гай Ричи — 180 млн, Элтон Джон и Мик Джаггер — каждый по 150 млн, Джордж Харрисон оставил своей вдове 140 млн.

Важнейшим условием для включения значительной части эксплуатируемого класса в разряд обеспеченных людей была невиданная до капитализма производительность труда, позволяющая создать огромную, невозможную ни при одном из ранее существовавших способов производства массу общественного продукта. Как следствие, для господствующего класса возникла возможность поделиться значительной частью созданного общественного продукта с его творцами. Раньше такой возможности не было. Эта возникшая на определенном этапе развития капитализма возможность превратилась в действительность в результате классовой борьбы.

Классовая борьба имела место при всех антагонистических способах производства. Она проявлялась в социальных движениях угнетенного класса. Но вплоть до появления капитализма социальные движения эксплуатируемых масс имели характер кратковременных вспышек. Даже крестьянские войны в политарных, феодальных и парафеодальных обществах длились, самое большое, несколько лет...

Рабочее движение, возникнув, стало постоянным явлением. Оно могло быть более активным или менее активным, но никогда не прекращалось. И это движение, таившее в себе угрозу перерастания в пролетарскую революцию, заставило буржуазию пойти на огромные уступки. Другой фактор, действовавший на протяжении большей части XX в., — возникновение и существование СССР.

Уже в второй половине XIX в. небольшая часть рабочих стала обеспеченными людьми. Она получила название рабочей аристократии. Во второй половине XX в. понятие рабочей аристократии исчезло, ибо обеспеченного положения добилось большинство рабочего класса. Рабочий класс ортокапиталистических стран в большинстве своем перестал быть пролетариатом в буквальном смысле этого слова, что привело к потере им революционности.

Не нужно забывать, что стимул капиталистического производства — погоня за прибылью. Но чтобы получить прибыль, нужно продать созданный продукт. А для этого нужны покупатели, нужен постоянный платежеспособный спрос. Превращение большинства членов общества в обеспеченных людей обеспечивает гарантированный сбыт постоянно возрастающего объема произведенной продукции. Возникает общество массового потребления, или консьюмеризма (от англ. consume — потреблять).

Поздний ортокапитализм во второй половине XX в. смог полностью удовлетворить основные потребности большей части населения общества: в пище, одежде, жилье и т.п. Но для дальнейшего роста капиталистического производства этого недостаточно. Выход из положения — формирование все большего и большего числа искусственных нужд, потребностей в том, что реально людям совершенно не нужно. Важнейшее средство — интенсивная назойливая реклама. Людей усиленно убеждают в том, что только наличие у них тех или иных вещей обеспечит им престиж. Возникает и утверждается общественное мнение, осуждающее тех, кто этих вещей не имеет, и превозносящее их обладателей. Возникает и утверждается новая форма престижной экономики.

Первый раз престижная экономика возникла на определенном этапе развития первобытного общества, и она подготовила переход к предклассовому обществу, которое в последующем сменилось классовым. Суть первобытной престижной экономики заключалась в престижном обмене.

Суть новой престижной экономики — в престижном потреблении. Нельзя сказать, что престижное потребление — явление совершенно новое. Оно было, например, довольно подробно рассмотрено в книге известного американского экономиста Торстейна Бунда Веблена (1857 — 1929) «Теория праздного класса. Экономическое исследование института» (1899; русск. перевод: М., 1984). Роскошь и потребность в ней существовала и в предклассовом обществе, и на всех стадиях эволюции классового общества. Но все это затрагивало лишь незначительное меньшинство населения общества, в основном — господствующий класс и некоторые связанные с ним прослойки. Ортокапитализм во второй половине XX в. сделал необходимым и породил массовое престижное потребление.

«На мой взгляд, — пишет известный русский мыслитель, долгое время живший в Германии, — Александр Александрович Зиновьев в книге «Запад. Феномен западнизма» (М., 1995), — главным суммарным (или всеобъемлющим) мотивом западного общества в его современном состоянии является принудительно высокий жизненный уровень большинства населения, для которого этот стандарт зависит от личный усилий. Чтобы удержаться на этом уровне, люди вынуждены проявлять беспрецедентную в истории человечества личную активность, изобретательность и деловитость... Причем они вынуждаются на это в таких массовых масштабах, каких история ранее не знала... И они лишь в ничтожной мере суть добровольцы. У них просто нет другого выбора. Они может быть согласились бы на более низкий жизненный уровень, если бы это сделало их жизнь несколько спокойнее, беспечнее и увереннее, но это уже невозможно без крушения всего западнистского образа жизни».

Все это потребовало привлечение гигантского количества природных ресурсов, причем в значительной части импортируемых из стран периферии. Развитые страны, составляющие менее 20% всех государств Земли располагают 84,7% мирового ВНП, на их граждан приходится 84,2% мировой торговли, 84,5% сбережений на внутренних счетах. Эти страны потребляют 70 — 75% всей производимой на планете энергии, 79% добываемого ископаемого топлива, 85% мировой древесины, 75% обработанных металлов, в них производится 72% стали. Одни лишь США с населением в 260 млн. человек (4 — 5% жителей Земли) использует от 30 до 40% добываемых на планете ресурсов. Каждый американец потребляет столько же, сколько 8 среднестатистических жителей Земли или 20 жителей стран периферии, включая Россию. США потребляют около 1/3 мирового производства минерального сырья, из которого более половины импортируется.

Если в периферийных странах нарастает нищета и обездоленность, то в странах центра — безудержное паразитическое потребление продуктов и ресурсов. «...Наше бурное и беспокойное общество, — писал первый президент Римского клуба Аурелио Печчеи (1908 —1984), — движимое, по-видимому, исключительно целями материального характера и готовое заплатить любую цену за намеченные достижения, развило в себе прямо-таки поразительную склонность к расточительству, и этот порок мешает ему воспользоваться плодами даже достигнутого ныне роста. И главными рассадниками этого зла явились сверхразвитые, перезрелые страны и регионы, породившие уродливое дитя, консьюмеризм — живое свидетельство их вырождения».