Страницы истории

Россия на распутье

Защитники и пропагандисты «реформ», признавая воровской, криминальный характер российского капитализм, в то же время уверяют, что причина этого заключается в его молодости. Всякий капитализм начинался с грабежа, но затем он становился добропорядочным и цивилизованным. То же самое произойдет и с российским капитализмом. С течением времени капитализм у нас станет точь-в-точь таким, как на Западе.

Для этого нужно не только терпеть, но и прилагать все усилия, чтобы войти в мировое (международное) сообщество, от которого мы так долго были совершенно изолированы, приобщиться, наконец, к цивилизации. Другие пропагандисты этой идеи, понимая, что говорить о вхождении России в мировое сообщество и приобщении к цивилизации нелепо, ибо она давно уже в этом сообществе состоит и давно является цивилизованной страной, расшифровывают эти призывы. Речь идет о вхождении не в мировое, а в западное сообщество, и приобщении не к цивилизации вообще, а к западноевропейской. И ни в коем случае нельзя ссориться с западным сообществом, нужно всячески угождать и неукоснительно следовать ее предписаниям. Только в таком случае Россия достигнет того же уровня развития, что и Запад.

Известно высказывание 3. Бжезинского относительно криминального характера российского капитализма. «Иногда, — сказал он, — мои русские друзья мне говорят: да наши олигархи — воры, но ведь и в Америке в 90-х годах прошлого столетия были бароны-грабители, например, Рокфеллер, Карнеги и т.д. Мой ответ очень простой. Да, они крали, но деньги они вкладывали все же в Америке. Куда вкладывают деньги ваши русские бароны? Деньги уходят на Кипр, на Ривьеру, Коста Брава, на них покупают недвижимость в Лондоне, во Флориде, в Калифорнии, но они не идут в Россию. Вот в чем разница. Я не знаю ни о каких крупных инвестициях в России за последние 10 лет, основанных на русских деньгах». Но дело не просто в своеобразии криминальности российского капитализма.

Спору нет, что российский капитализм обладает рядом признаков, роднящих его с ранним западным капитализмом. Но вся суть в том, что наш капитализм не просто ранний, первоначальный. Эта — капитализм периферийный, а значит тупиковый, не способный перерасти в капитализм, существующий в центре. И всякая пропаганда, подобная изложенной выше, означает агитацию за сохранение существующего положения вещей, за капитуляцию перед Западом, а тем самым за увековечение нищеты большей части населения России. Она крайне выгодна Западу и хорошо им оплачивается, что особенно ярко вскрылось во время известного скандала с НТВ.

Но дело не только и не просто в Западе. В сохранении существующего положения кровно заинтересована наша компрадорская буржуазия и ее передовой отряд, за которым у нас закрепилось имя олигархов. Эта буржуазия (и тесно связанное с ней высшее чиновничество) завязана на отношения с Западом, переводит туда свои капиталы, владеет там домами и виллами, учит там своих детей и видит в Западе место, куда можно бежать в случае беды. В НАТО она видит не врага, а друга, который в случае неприятностей может ее спасти.

Прекрасная характеристика нашей компрадорской олигархии дана уже известным нам С.Ю. Глазьевым: «Последняя, присвоив себе государственную власть и большую часть национального богатства страны, рассматривает ее лишь как источник наживы. По структуре своих интересов властвующая олигархия антинациональна — она заинтересована в уничтожении национального суверенитета России, максимальном ослаблении государственной власти и закреплении своего господствующего положения. Поэтому властвующая олигархия не станет решать ни одну из надвигающихся угроз и проблем страны. Более того, она будет препятствовать их решению, как уже успешно блокирует все попытки оздоровления системы денежного обращения, формирования институтов развития, государственного стимулирования инвестиций и научно-технического прогресса».

Совершенно иными являются объективные интересы российского социоисторического организма, которые одновременно являются и интересами основной части ее населения, прежде всего эксплуатируемых масс. Никакие успехи в экономическом развитии России, никакое улучшение положения широких народных масс в России невозможно без освобождения от экономической и политической зависимости от стран Запада и прежде всего США. Это все в большей и большей степени осознается и рядовыми людьми, и всей большей частью интеллигенции.

Директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Юрий Александрович Левада с горечью признает, что большинство россиян убеждено, что «Запад не заинтересован в процветании России». «Казалось бы, —продолжает он, — по мере сближения с западным миром такие мнения должны сходить на нет. А на деле они становятся все более распространенными. Восемь лет тому назад 42 процента опрошенных считали, что «Россия всегда вызывала у других государств враждебные чувства», что «нам никто не желает добра». А в 2001 г. в этом были уверены уже 64 процента респондентов». И как же он это объясняет? «Такие черты россиян, как противопоставление остальному миру, поиск врагов, представление о собственной исключительности, неуважение к личности — чрезвычайно живучи, ибо корни уходят в минувшие века и историческую психологию».

Но если факты, приводимые Ю. А. Левадой, интересны, то их истолкование более чем удивительно. Прежде всего, он на ходу подменяет положение о растущей неприязни россиян к Западу тезисом об их противопоставлении себя всему остальному миру. Далее, если принять, что недоверие к Западу представляет собой всего лишь пережиток «проклятого прошлого», то совершенно непонятно, почему же оно не снижается, а стремительно растет.

В действительности рост этот обусловлен существующим положением вещей. Вместе с осознанием печальных последствий зависимости от Запада идет нарастание стремления избавиться от этого гнета. Именно последнее имеет в виду Ю.А. Левада, когда говорит об «усилении идей великодержавности» и видит в этом грозную опасность. Опасность в этом действительно есть, но только не для России, а для тех, кто ее эксплуатирует, и их идеологической обслуги.

Осознание экономической и политической зависимости от Запада и её гибельности для России, осознание пагубности развития по капиталистическому пути нарастает в самых широких массах населения. Тот же самый Ю.А. Левада с великой горечью сообщает, что по самым последним материалам ВЦИОМ на вопрос, по какому историческому пути должна идти Россия только 5% респондентов заявили, что она должна двигаться «по общему для современного мира пути европейской цивилизации». 18% опрошенных предпочли бы «вернуться на путь, по которому двигался Советский Союз», 60% выразили желание «идти по собственному, особому пути», затруднились с ответом 7%. И самое печальное, по мнению Ю.А. Левады, заключается в том, что число противников западного пути непрерывно возрастает: в 1996 г. они составляли 54%, в 2000 г. - 68%, в октябре 2001 г. - 71%.

Но осознание пагубности периферийного капитализма, как правило, происходит в широких массах не столько в адекватной, сколько в иллюзорной форме. Это выражается в быстром нарастании не только антизападнических, прежде всего антиамериканских, но и националистических настроений. С этим связан рост популярности евразийства. А так как в правительственных верхах, высшем слое компрадорской буржуазии России и в средствах массовой информации (СМИ) заметное место занимали и занимают евреи, то в националистические настроения с неизбежностью вплетается и антисемитская струя.

Как уже было показано получает определенное распространение расизм, главным образом в форме этнорасизма, перерастающий в своеобразную разновидность фашистской идеологии. Ширится движение скинхедов. И их акции не просто дебоши на почве безделья. «Сейчас, — сказал в беседе с журналистов один из скинов, — очень многие разделяют национальные идеи. Когда мы раздаем листовки, к нам подходят и бабушки, и девчонки молодые, говорят, что только на нас и надеются. Если не бороться, нас очень скоро выкинут из своей же страны». Как утверждают скинхеды, сегодня говорить о них как о политической организации еще рано, но то ли еще будет: со временем и до партии дорастут. По данным ВЦИОМ националистические лозунги скинхедов одобряются 16% опрошенных. Еще 14% готовы вторить призыву: «Россия — для русских».

В этих условиях возникает настоятельная нужда в адекватном осознании вставших перед страной объективных задач и выработке пути, который бы привел к обретению экономической и политической независимости. Главная задача заключается в освобождении России от экономической и политической зависимости от ортокапиталистического центра. А это невозможно без уничтожения паракапитализма. Национализм здесь не только ничем помочь не может, но, наоборот, с неизбежностью станет препятствием, раскалывая массы трудящихся. Иное дело — патриотизм, понимаемый как отстаивание интересов России и основной массы ее населения, независимо от расовых и этнических различий. И этот патриотизм носит классовый характер. Национально-освободительная борьба одновременно является и борьбой классовой. Настоящими патриотами могут быть только носители левых идей. И только левые в нынешней России могут быть патриотами.

Россия стоит перед выбором: ей нужно либо смириться со своим теперешним положением, либо попытаться выбраться из периферийного болота. И в ней идет борьба между капитулянтами, предателями национальных интересов, каковыми являются все наши «реформаторы», включая, разумеется Б.Н. Ельцина и всех его присных, и левыми патриотическими силами, отстаивающими интересы страны. И каждая из этих сторон имеет свои символы, которые сами по себе говорят о многом. Первые выступают под трехцветными флагами — теми самыми, под которыми белые армии в союзе с интервентами сражались за закабаление своего отечества, которые был приняты столь чтимыми «демократической» прессой прямыми изменниками родины — власовцами и которые были брошены во время Парада победы руками советских солдат на брусчатку Красной площади вместе со штандартами гитлеровских вооруженных сил. Вторые борются под красным знаменем, под которым Россия освободилась от зависимости от ортокапиталистического центра и разгромила фашизм. И здесь совершенно не причем великодержавные, имперские амбиции, как пытаются доказать «демократы».

И если Е.Т. Гайдар, как мы видели, не последователен в оправданиях, то совершенно последователен в одном: в стремлении не только загнать Россию в периферию, но и увековечить ее пребывание в ней. Е.Т. Гайдар всегда приветствовал расширение НАТО и его продвижение на восток, считал возможным и нужным отдать Эстонии исконно русский Печорский край, выступал против союза с Белоруссией, против сближения с Китаем, требовал передачи Южных Курил Японии и т.п. Такую политическую линию нельзя охарактеризовать иначе как антироссийскую, и одновременно, конечно, как проамериканскую, пронатовскую, т.е. предательскую по отношению к своей стране. Не отстают от Е.Т. Гайдара и другие «демократы». За теснейшую связь с Западом и против союза с Белоруссией всегда выступал и продолжает выступать Г.А. Явлинский и его соратники по «Яблоку».

Но, пожалуй, рекорд среди «демократов» побил бывший экономический советник президента и министр экономики Е.Г. Ясин, который горько сожалел, что Россия так и не была оккупирована иностранными войсками, т.е., надо полагать, армиями США и НАТО. Вот, что он сказал в одном из своих интервью по поводу экономических трудностей, которые испытывала ельцинская Россия: «Японцам и немцам было проще, потому что у них была просто разрушенная промышленность, была оккупационная власть, и уже многое было сделано для того, чтобы расчистить почву и начать сначала. Россия, к сожалению, не находится в такой ситуации».

Так или иначе осознавая, что они вступили на путь предательства интересов своей страны, «демократы» пытаются оправдать предательство вообще. С этим связаны и бесконечные повторения приведенного выше высказывания С. Джонсона о патриотизме как последнем прибежище негодяев, бесконечные восхваления Власова, Пеньковского, Резуна и других изменников родины, всемерная апология и защита политических организаций стран СНГ, занимающих антироссийские позиции (Рух, БНФ и др.) и столь же активное шельмование политиков, выступающих за дружбу и союз с Россией.

Освобождение России от экономической и политической зависимости от Запада, конечно, находится в непримиримом противоречии с интересами паракапиталистического центра. Поэтому любая попытка России добиться независимости с неизбежностью встретит яростное сопротивление Запада, который не захочет выпускать свою жертву.

После августовского краха 1998 г. в обстановке резко обострившегося не только экономического, но и политического кризиса Б.Н. Ельцин, чтобы спасти себя, был вынужден в сентябре назначить премьером России Евгения Максимовича Примакова. В правительство впервые после начала «реформ» вошли коммунисты. Его экономический блок возглавил член ЦК КПРФ Юрий Дмитриевич Маслюков. Новое правительство в тяжелейших условиях сумело найти пути выхода из экономической катастрофы.

Оно впервые после начала «реформ» отказалось послушно выполнять указания МВФ. Е.М. Примаков в выступлении в Белгороде 21 ноября 1998 г. заявил: «Меня раздражает, например, когда приезжает делегация, состоящая из молодых людей, которые в жизни почти ничего не видели... не зная условий нашей страны, не зная как следует наше положение, начинают рекомендовать, диктовать какие-то условия».

Впервые после начала «реформ» не только начали регулярно выплачиваться заработная плата бюджетникам, пенсии и пособия, но и постепенно погашаться накопившаяся за многие месяцы задолженность. Были созданы условия для прекращения спада производства и даже его подъема. Е.М. Примаков пытался начать борьбу с коррупцией, вести более независимую внешнюю политику. Все это дорого ему обошлось.

Уже первые, довольно робкие и не всегда последовательные шаги «розового» российского правительства, направленные к изменению политического и экономического курса, встретили нарастающее сопротивление со стороны Запада и прежде всего США и МВФ. По существу от России потребовали стать на колени, сместить недостаточно покорное правительство и заменить его более послушным. Выполняя волю заокеанских господ и российской компрадорской буржуазии, шумную компанию за смещение правительства Е.М. Примакова развернули наши «демократические», т.е. буржуафильские, средства массовой информации. Особенно усилился нажим после начала агрессии НАТО против Югославии. 12 мая 1999 г. президент Б.Н. Ельцин сместил правительство В.М. Примакова. Премьером стал бесцветный и послушный Сергей Вадимович Степашин.

Вскоре после этого события я писал в книге «Философии истории» (М., 1999) : «Прогнозы сейчас строить трудно. Но одно можно сказать с уверенностью. Никакое полностью проамериканское, прозападное правительство в России долго не удержится». Это поняли и на самом верху.

Назначенному 9 августа 1999 г. новым премьер-министром Владимиру Владимировичу Путину был спешно создан имидж патриота, свято блюдущего национальные интересы страны и не поддающегося никакому внешнему, включая американский, нажиму. Ненавидимый подавляющем большинством населения страны, Б.Н. Ельцин 31 декабря 1999 г. ушел в отставку с поста главы государства, И.о. президента РФ стал В.В. Путин. Заручившись славой патриота, державника и располагая всеми рычагами власти, В.В. Путин 25 марте 2000 г. одержал победу на выборах и стал президентом Российской Федерации. Пост премьер-министра занял Михаил Михайлович Касьянов.

Новый президент оказался в тяжелейшей ситуации. В классовом обществе государственная власть всегда должна защищать интересы господствующего класса. Но она обязательно должна служить и интересам социоисторического организма, т.е. национальным. И хорошо для человека, стоящего у власти, когда интересы господствующего класса и интересы социоисторического организма хотя бы частично совпадают. В.В. Путин же пришел к власти в условия, когда интересы господствующего класса и интересы социоисторического организма, национальные абсолютно разошлись.

Важнейшие вопросы, которые встали перед новым президентом — внутренняя, прежде всего экономическая, и внешняя политика. Чтобы создать имидж патриота, В.В. Путину нужно было не только говорить, но и действовать. Один его козырь — Чечня. Другой — внешняя политика. После его прихода к руководству продолжал проводиться курс, основу которого заложил Е.М. Примаков, когда он в 1996 г. сменил американскую марионетку Андрея Владимировича Козырева на посту министра иностранных дел. Но Е.М. Примакову постоянно мешал Б.Н. Ельцин и его камарилья. В.В. Путин так скован не был. На протяжении двух лет им было предпринято немало акций, вызвавших недовольство на Западе: налаживание связей с Ираном, Ираком, КНДР, Кубой, поддержка Ирака, договор с Китаем и т.п. В США возникли серьезные опасения, что новый президент поведет независимую политику, будет исходить из национальных интересов страны. Все это способствовало росту популярности В.В. Путина внутри страны.

Но самой важной является все же внутренняя политика. Долгое время ахиллесовой пятой левых патриотических сил, представленных прежде всего КПРФ, было отсутствие разработанной экономической политики. Были общие лозунги, но не было тщательно подготовленной программы. К настоящему времени положение изменилось. Усилиями С.Ю. Глазьева и его единомышленников такая программа создана. Претворение ее в жизнь означало бы освобождение страны от экономической, а тем самым и политической, зависимости от ортокапиталистического центра, уверенный рост общественного производства, а тем самым и ВВП, повышение жизненного уровня населения страны.

В течение некоторого времени во властных верхах России конкурировали две программы будущего экономического развития страны. Одна из них была разработана комиссией Государственного совета, которую возглавил губернатор Хабаровского края Виктор Иванович Ишаев. В основных своих положениях она во многом совпадала с программой С.Ю. Глазьева. Она предполагала продолжение политики, начатой правительством Е.М. Примакова, и в частности, усиление роли государственного регулирования экономики. Ее претворение в жизнь обеспечило бы уверенный рост ВВП, по меньшей мере, на 6% в год.

Однако В.В. Путин после ряда колебаний в целом одобрил совершенно иную программу, составленную министром экономического развития и торговли Германом Оскаровичем Грефом и его командой. Эта программа предусматривает последовательное продолжение политики, начатой под диктовку США и МВФ правительством Е.Т. Гайдара. Как писал один независимый эксперт: «На деле в усеченном виде реализуется экономическая программа Гайдара, хотя, по понятным соображениям, власть об этом предпочитает не распространяться». Начался новый, уже третий по счету «реформаторский» прорыв.

Программа Г.О. Грефа, которая охватывает не только сферу экономики, но и ряд других областей, в основном уже принята и для ее обеспечения исполнительная власть, прежде всего президент, частично уже протолкнула, частично усиленно проталкивает целый пакет законов, выгодных олигархам. Принят закон о равной налоговой ставке (13%) для всех слоев населения: для бедняков она повышена, на состоятельных и особенно богатых резко снижена. Образовавшаяся дыра в бюджете затыкается за счет повышения косвенных налогов, т.е. за счет карманов бедняков. Власть утверждала, что в результате снижения налоговой ставки доходы будут выведены из тени. Если она действительно на это надеялась, то просчиталась. В 2001 г. из 548,78 млрд рублей было собрано лишь 256,7. млрд. Недоплачено налогов на 292 млрд, т.е. остались в тени доходы на 2,2 трлн рублей. В 2002 г. в России было укрыто от налогов 3,3 трлн рублей.

Принят новый Кодекс законов о труде (КЗоТ), лишающий работников многих прав, которыми они пользовались раньше, во многом превращающий их в рабов. «Практика правового урегулирования рабочего времени в Трудовом кодексе, — пишет доктор юридических наук Владимир Миронов, — сводится к предоставлению работодателю бесплатно использовать труд работников столько, сколько ему потребуется. Взамен работники ничего не получают — даже минимально пристойной зарплаты».

Приняты Земельный кодекс и Закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, разрешающие свободную продажу земли. До сих пор наш паракапитализм отличала от латиноамериканского его варианта одна особенность — отсутствие латифундий. Последние — одно из серьезнейших препятствий на пути социального и экономического развития стран Латинской Америки. Поэтому руководством некоторых из них принимаются меры, направленные к ликвидации латифундий. Политика нашей исполнительной власти — прямо противоположна. Свободный оборот земли с неизбежностью приведет к обезземеливанию значительной части сельского населения и возникновению не ферм и не крупных аграрных предприятий, а классических латифундий. Часть земель будет при этом пустовать, а на остальных трудиться кабальные арендаторы.

Компания за введение свободного оборота земель велась под демагогическим лозунгом обеспечения права крестьян на землю, хотя ее вдохновители прекрасно понимали, что результатом предлагаемых ими мер будет потеря ими этого права. Впрочем, иногда они проговаривались. Так, газета «Известия» после бесконечных стенаний о том, что законодатели, не допуская свободной продажи земли, тем самым не хотят дать землю крестьянам, вдруг поместила ликующую статью под названием «В российское село пришел помещик-реформатор». В результате все стало на свое место.

Пенсионная реформа имеет целью снять с государства ответственность за обеспечение людей, достигших старости. В результате уже начавшей претворяться в жизнь т.н. реформы жилищно-коммунального хозяйства на плечи малообеспеченной части населения взваливается непосильное финансовое бремя. По существу вся эта «реформа» состоит лишь в резком повышении платы за жилище и коммунальные услуги. Ничего другого, кроме попытки сбросить с государства всякую ответственность за жилищно-коммунальное хозяйстве, в ней не просматривается.

Одобренные пропутинским большинством Государственной Думы законы о реформировании естественных монополий (РАО «ЕЭС», МПС) приведут к дальнейшему разрыву экономического единства страны, а для потребителей выльются в дикий рост цен. Начинается очередная реформа образования, которая окончательно развалит образовательную систему и закроет доступ к высшему образованию выходцам из малообеспеченных слоев населения.

Правительство ставит целью вхождение России во Всемирную торговую организацию (ВТО), хотя это, обеспечив ряд небольших преимуществ, подорвет народное хозяйство России. Как считает вице-президент Российского союза товаропроизводителей А. Уваров присоединение России к ВТО приведет к открытию внутреннего рынка для иностранцев, банкротству 140 тысяч неконкурентоспособных российских предприятий и появлению 30 млн новых безработных.

Новый, уже третий по счету «реформаторский» прорыв с неизбежностью кончится еще более печально, чем первые два. Прежде в распоряжении «реформаторов» был гигантский материальный задел, созданный в годы советской власти. Страна в 1991 — 2002 гг. во многом жила «проеданием» старых запасов. Через 2 — 3 года эта благодать кончится. Все будет без остатка «проедено». К тому же к этому времени настанет срок выплаты значительной части внешнего долга. В 2003 г. Россия должна будет выплатить 17 млрд. долларов при намеченном на данный год бюджете страны в 76,4 млрд. долларов. Страна окажется в еще большей экономической, а тем самым неизбежно и в политической зависимости от Запада.

С 1992 г. в России шел непрерывный спад производства и уменьшение ВВП. По итогам 1997 г. было объявлено об увеличении ВВП на 0,5% или даже на 0,9%. В действительности же эта цифра появилась в результате использования Госкомстатом нового метода расчета. Если бы он был проведен по прежнему методу, то дал бы падение ВВП на 2—2,5%. В июле 1998 г. сокращение ВВП составило 4,5%, в сентябре — 10% по сравнению с началом года. Спад промышленного производства достиг 14,5%.

В 1999 г. в результате политики правительства Е.М. Примакова впервые началось реальное увеличение ВВП. В апреле 1999 г. промышленное производство на 1,5% превысило докризисный уровень апреля 1998 г. В 1999 г. ВВП по первоначальным данным Госкомстата возрос на 3,5%, по последующим — на 5,4%. В следующем, 2000 году, когда по инерции продолжалась прежняя экономическая политика, объем ВВП возрос еще больше, чему в огромной степени способствовал рост цен на нефть. Это уже был год Путина. Поэтому, если первоначально Госкомстатом было объявлено, что в 2000 г. ВВП вырос на 7,7%, то в последующем, по-видимому, не без указания сверху цифра была увеличена до 8,3%.

Но, уже начиная с 2001 г, стала претворяться в жизнь грефовская программа. И результаты не замедлили сказаться. Период устойчивого роста закончился. Промышленность лихорадит: небольшой рост попеременно сменяется небольшим спадом. Большая часть ее отраслей находится в состоянии депрессии. По официальным данным рост ВВП в 2001 г. составил 5%, т.е. меньше чем в 2000 г. При этом имеются все основания полагать, что эта цифра завышена. Именно таким был год, который в одной из статей, подводивших итоги, был с полным правом назван «годом победившего либерализма».

А в правительственном проекте бюджета на 2002 г. была поставлена задача поддержания темпов прироста ВВП в еще меньших пределах — 4,3%. И это происходило в обстановке гораздо более благоприятной, чем те, в которых пришлось действовать «розовому» правительству Примакова-Маслюкова. Последнее добилось начала подъема производства в условиях, когда цена на нефть на внешнем рынке не превышала 7 долларов за баррель. Правительство Касьянова-Грефа положило конец росту темпов экономического развития в условиях, когда цена на нефть выросла более чем втрое.

Дальнейшее следование новой сверхлиберальной программе приведет к еще большему сокращению роста производства и ВВП.

В определенной степени это начали осознавать и творцы этой экономической стратегии. Уже в начале 2002 г. они пришли к выводу что рост ВВП за год не превысит 3,4%. В конце февраля 2002 г. правительство одобрило разработанное министерством экономического развития и торговли (МЭРТ) сценарии развития российской экономики на 2003 — 2005 гг. Если цены на нефть на мировом рынке будут составлять 18,5 долларов за баррель, то рост ВВП составит 3,5% в год, если 21,5 долларов за баррель — 4,5%. Прогноз на следующие годы — 5—5,5% роста ВВП.

Это вызвало гнев президента. 8 апреля 2002 г. он, подвергнув резкой критике предложенные сценарии развития, потребовал от правительства обеспечения более высоких темпов прироста ВВП. По словам одних, В.В. Путин потребовал довести рост до 6—8%, по словам других — даже до 8 —10%. Министры частично отмолчались, частично дали понять, что такие темпы недостижимы. Тогда В.В. Путин через месяц снова обрушился на них, потребовав выполнения своих пожеланий. «Прошел уже месяц, — заявил он, — но пока я новых цифр не видел». В ответ на это один из высокопоставленных чиновников правительства сказал журналистам: «Темпы роста не устанавливаются директивами. Заставлять людей переводить в конкретику цифр идеологические президентские наказы означает загнать себя в тупик». А затем и М.М. Касьянов категорически заявил, что никаких «прорывов» в экономике в ближайшие годы не будет. Добавить можно в прогнозы самое большое несколько десятых процента.

В.В. Путина и можно понять, и одновременно понять нельзя. Можно, ибо еще будучи премьером, он провозглашал о необходимости обеспечить рост ВВП на уровне 8—10%. Можно, ибо Г.О. Греф и его сотрудники уверяли тогда, что их программа обеспечит такого рода рост. Нельзя, ибо еще в то время, когда грефовская программа не стала законом, ведущие экономисты страны убедительно доказывали, что она приведет к сокращению темпов роста ВВП, а затем, в конечном счете, к новому краху экономики. Нельзя, ибо весь последующий ход событий полностью подтвердил все эти печальные прогнозы.

Неужели президенту не было известно, что в 2001 г. рост ВВП снизился до 5%, что в течение всего четвертого квартала этого года никакого роста вообще не было. Неужели ему неизвестно, что его советник по проблемам экономики А.Н. Илларионов, который по своей должности должен быть знаком с состоянием российской экономики, заявил на состоявшейся в третьей декаде марта 2002 г. международной конференции «Экономический рост: после коммунизма», что после нулевого роста ВВП и снижения промышленного производства в четвертом квартале 2001 г. никакого роста ВВП по всей вероятности, не будет и в первом квартале 2002 г. Самое поразительное заключается в том, что месяцем ранее тот же самый А.Н. Илларионов заявил, что вопреки пессимистическим прогнозам, ВВП в четвертом квартале 2001 г. вырос на 5%. (см.: Квитко Е. С чувством глубокого удовлетворения // МН. 2002. № 5. С. 11). Хороши же экономические советники у нашего президента!На той же конференции А.Н. Илларионов заявил, что налицо «переход экономики в депрессивную стадию» с периодическим ростом в 0 —2%».

Правда, по сведениям МЭРТ в первом квартале 2002 г. рост ВВП все же составил 3,3%. Но понять, каким образом это произошло, совершенно невозможно. По данным того же учреждения, рост промышленного производства в январе 2002 г. равнялся нулю, в феврале — 0,7%, в марте — 1,1%. Есть и другие данные — по заявлению первого заместителя председателя Госкомстата Александра Суринова в январе 2002 г. промышленное производство упало по сравнению с декабрем 2001 г. на 0,4%. В конце концов А.Н. Илларионов, подводя итоги, заявил в июне 2002 г., что в четвертом квартале 2001 г. ВВП сократился по сравнению с третьим кварталом на 0,4%, а в первом квартале 2002 г. — еще на 0,5%.

Пять месяцев (ноябрь, декабрь 2001 г., январь, март и апрель 2002 г.) шло падение индекса интенсивности производства. В апреле 2002 г. по данным Госкомстата объем промышленного производства снизился по сравнению с мартом на 4,3%, а с поправкой на различное количество рабочих дней — на 6,5%. Министр по налогам и сборам Геннадий Букаев, объясняя недобор налогов в январе-апреле 2002 г., сказал, что эти месяцы характеризуются падением объемов производства всего народного хозяйства.

Исходя из этого, нельзя не признать, что обнародованные в феврале прогнозы правительства относительно развития российской экономики на 2003 — 2005 гг. не только не занижены, но, наоборот, завышены. При грефовском курсе и таких результатов достигнуть будет трудно. Министры, по-видимому, исходили из того, что всегда остается возможность надавить на Госкомстат с тем, что он добавил 1 — 2 — 3 недостающих процента. Но приписать 5 — 6%, тем более 7 — 8%, — это уж слишком. Не то, чтобы это совершенно невозможно, но такая неумеренная фальсификация сразу же вскроется.

В конце мая министры, поупиравшись, все-таки вынуждены были как-то учесть критику президента, и внести некоторые поправки в сценарий развития. Но, конечно, ни о каких 6%, тем более 8% роста они даже не заикнулись. В новом прогнозе темпы экономического развития были увеличены на 2002 г. с 3,4% до 3,6%, а на последующие годы до 2005 г... на 1%. И президент с этим смирился. В бюджетном послании, направленным им Федеральному собранию и правительству в начале июня, нет никаких требований радикального ускорения роста российской экономики. Осенью 2002 г. М.М. Касьянов и другие министры рисовали светлую картину: рост ВВП к концу года возможно будет составлять 3,8, 3,9, а то и 4,0%. Но в начале ноября на заседании правительства премьер-министр вынужден был признать, что «качество роста ВВП» в 2002 г. неуклонно ухудшается. Оказывается, что 60% роста было достигнуто за счет хорошей нефтяной конъюнктуры. Премьер поведал также, что экспорт сокращается, импорт увеличивается, иностранные товары вытесняют с внутреннего рынка отечественную продукцию. Повторяется картина, которая предшествовала кризису 1998 г.

В.В. Путину можно только напомнить русскую поговорку о том, что «снявши голову, о волосах не плачут». Он пожинает плоды своего собственного выбора экономической стратегии России. По существу, президент хочет устранить неприятные следствия, сохраняя порождающие их причины. Но так не бывает. Чтобы обеспечить высокой рост российской экономики, нужно изменить экономическую стратегию. А этого В.В. Путин сделать не хочет или не может

И совершенно неизбежно одобренная В.В. Путиным политика неуклонно ведет к дальнейшему обнищанию основной массы населения. И в этом нет никакой неожиданности. Еще в 2000 г. уже известная нам Н.М. Римашевская выступила на специальном заседании Совета безопасности РФ с резкой критикой социальной части программы Г.О. Грефа. Основные положения выступления были изложены в статье с весьма красноречивым названием «Эта программа будет посильнее шоковой терапии Гайдара». Социальные последствия реализации предложений команды Германа Грефа помогут богатым, но ускорят обнищание большинства россиян и подорвут человеческий потенциал страны».

Начала нарастать инфляция. В начале 2001 г. правительство рассчитывало, что она в течение года не превысит 12%, но эта цифра была превышена уже к середине года. К концу этого года инфляция достигла по официальным данным 18,6%. В действительности она значительно выше. За год реальный рост цен и тарифов на платные услуги населению в целом составил 36,9%, на жилищно-коммунальные услуги — 56,8%, на услуги учреждений культуры — 32,7%, на пассажирские перевозки — 25,3%. Если в Москве годовая инфляция в 2001 г. составила, как и в среднем по стране, 18, 6%, то при этом цены на мясо и рыбу выросли на 44%, на молоко и сыр — на 26%, на свежие овощи — на 60%. В результате все прибавки к зарплате и пенсиям ею практически съедены. Не состоялась многократно обещанная индексация пенсий с 1 ноября. С 1 октября на 1 декабря 2001 г. было перенесено повышение зарплаты бюджетникам.

Два зарубежных специалиста — директор проекта Российско-Европейского центра экономической политики Иван Самсон и редактор Обзора российской экономики Сея Лайнела на пресс-конференции, состоявшейся в середине января 2002 г., обратили внимание на наметившееся снижение темпов промышленного роста и роста ВВП и подчеркнули, что имевший место экономический рост сопровождался ростом бедности и неравенства в распределении доходов между различными группами населения. И это действительно так. Как свидетельствуют данные Госкомстата, в нынешней России ускоренными темпами идет процесс расслоения работающих по уровню материального обеспечения. Средняя зарплата 10% высокооплачиваемых россиян превышала среднюю зарплату 10% низкооплачиваемых в октябре 1999 г. в 32,1 раза, в апреле 2000 г. — в 34 раза, в апреле 2001 г. — в 39,6 раза.

С 1 января 2002 г. были отменены льготы по налогу на добавленную стоимость (НДС) на лекарства. Независимые эксперты давно уже предупреждали, что это приведет к резкому скачку цен. Министры успокаивали: цены по расчетам правительства поднимутся незначительно, самое большее на 3% — 5%. Цены уже в январе взлетели в среднем на 12%, а в некоторых регионах на 30 — 40%, и идет их дальнейший рост. Лекарства и раньше были недоступны для значительной части населения (до 40%), что убийственно сказывалось на здоровье людей. Сейчас круг обреченных значительно расширился. Правительство беспомощно разводит руками, обвиняя торговых посредников и розницу.

Но вот что пишет руководитель центра по ценообразованию и экономическому анализу Сергей Уланов: «Группа ООН по проблемам бедности в России уже не один год констатирует в своих докладах, что из-за нехватки денег «многие россияне отказываются от назначенных врачами лекарств, процедур и лечения». Очень многим нуждающимся из альтернативы «жизнь или кошелек» пустой карман часто мешает выбрать жизнь. К сожалению, есть прямая связь между возможностью лечиться, ростом смертности и сокращением численности населения. Просто новый виток цен, спровоцированный НДС, переполнил чашу терпения и обнажил проблему. А она в том, что правительство несколько лет делает всё, чтобы цены на лекарства неуклонно ползли вверх».

Когда член Комитета по охране здоровья и спорта Госдумы академик Сергей Колесников пытался выяснить у Г. О. Грефа, просчитал ли тот социальные последствия борьбы с льготами для производителей лекарств, министр ему ответил, что не его это дело — просчитывать социальные последствия.

Отменены льготы и на печатную продукции. Цены сразу начали расти, делая недоступными для подавляющего большинства населения. И правительство понять можно: неграмотным народом проще управлять. С 15 января были увеличены тарифы на пассажирские железнодорожные перевозки формально на 30%, а на деле — значительно выше (50 — 60%).

14 января было принято решение о повышении тарифов на электроэнергию на 32%, цен на газ — на 35%. Но инфляция сразу скакнула настолько, что правительство под нажимом президента вынуждено было пойти на попятный — новым решением цены на газа были с середины февраля повышены на 20%, на электроэнергию с марта — на 18%, на грузовые пассажирские перевозки — на 16%. При заложенной правительством в бюджете на 2002 г. инфляции в 12%—14%, она уже в январе достигла 3,1%, за четыре первых месяца составила 6,6%, за пять месяцев — более 8%. После замедления темпов инфляции в сентябре 2002 г. октябрь открылся рекордным ростом цен — за первую неделю инфляция составила 0,6%. Как убеждены все крупные аналитики, фактический уровень инфляции в 2002 г. будет равняться 16,5—17%. Убеждены они и в том, что Госкомстат постарается подогнать ее к запланированному правительством уровню и оценит в 13,8—14,2%.

Если в течение 1999 г. и в январе-мае 2000 задолженность по зарплате снижалась, то начиная с июня она начала снова расти. В 2001 г. рост задолженности продолжался. Уже в конце 2001 г. по России снова прокатилась волна забастовок и голодовок учителей, которым в течение нескольких месяцев не выдавали зарплату. В 2002 г. положение еще больше ухудшилось. Просроченная задолженность по зарплате бюджетникам выросла в январе на 392 млн рублей, вся задолженность, включая и небюджетную сферу, — на 2,88 млрд рублей и достигла 32,83 млрд рублей. По данным Госкомстата на 1 марта в отраслях социальной сферы было не выплачено 3027 млн рублей, что на 415 млн больше, чем было на 1 февраля. А всего бюджетники недополучили 4673 млн. рублей. По вине федерального центра задолженность образовалась в 37 субъектах РФ, по вине местных властей — в 58 регионах. В целом просроченная задолженность, включая небюджетный сектор, увеличилась за февраль на 1,75 млрд рублей и тем достигла цифры в 34,6 млрд. рублей. По данным ЦК профсоюза работников народного образования на 4 апреля задолженность только учителям и только по статье «оплата труда» составила 1272 млн рублей, а общая задолженность — 5342 млн. С середины апреля по середину июня задолженность по зарплате учителям выросла еще на полмиллиарда рублей. Имелись районы, где зарплата была выдана лишь за январь-май. На 17 июля задолженность учителям по зарплате составила 1719 млн рублей. Долги медикам равнялись 1379 млн. За июль задолженность по зарплате бюджетникам выросла на 6,7% и составила 5,5 млрд рублей, а в целом по экономике — на 2,1% до 35,9 млрд.

Дело настолько ухудшилось, что был вынужден вмешаться президент. Первый раз в конце июля, второй — в начале августа он дал строгие-престрогие указания немедленно ликвидировать задолженность медикам и учителям по зарплате и выплатить последним отпускные. Вице-премьер, курирующий эту сферу, и министр финансов тут поклялись сделать это в считанные сроки, но пользы от этого было немного. Значительная часть учителей, если и получила отпускные, то только после окончания отпуска. После некоторого снижения в августе долги в сентябре стали снова нарастать. К началу октября суммарная задолженность достигла 35 млрд 426 млн рублей. Задолженность бюджетникам за сентябрь увеличилась на 392 млн рублей и составила 4,7 млрд рублей. По сравнению с началом года задолженность работниками здравоохранения возросла в 3 раза, в сфере культуры и искусства в 1,7 раз.

Официально было объявлено, что в 2001 г. доходы населения выросли на 6%. Но даже если эта цифра верна, то необходимо учесть огромный разрыв в доходах между слоями населения (выше уже были приведены цифры, характеризующие разрыв в зарплате). На примере США мы выше видели, что рост ВВП на душу населения может сопровождаться снижением реальных доходов 80% населения, ибо весь этот прирост приходится на богатое меньшинство. Кроме того, нужно принять во внимание, что у пас при исчислении дохода, когда речь идет о заработной плате, учитывается не полученная людьми зарплата, а начисленная. В феврале 2002 г. 38% наемных рабочих получали зарплату, на которую не только семью прокормить было невозможно, но самому продержаться целый месяц. Во всяком случае, по данным Госкомстата в первом квартале 2002 г. число людей с доходами ниже прожиточного уровня (неимущих) по сравнению с четвертым кварталом 2001 г. увеличилось на 12,9 млн, а именно с 34,8 млн (24% населения) до 47,7 млн (33%). У 8 млн россиян среднедушевые доходы составили от 16 до 25 рублей в день, т.е. крайнюю степень бедности.

В бюджете на 2003 г. не предусмотрено повышение благосостояния населения. Как заявил М.М. Касьянов, одной из основных задач на новый год должно стать «сохранение доходов населения на уровне не ниже, чем в текущем году». А это означает, что они снизятся. Что же касается долгосрочной программы правительства, то в ней предусматривается, что в 2002 г. неимущие составят 27%, в 2003 г. — 26 — 27%, в 2004 г. - 24-26%, в 2005 г. - 23-25%.

Проводимая сейчас президентом и правительством экономическая политика исключает возможность возрождения экономической мощи России и повышения жизненного уровня ее населения. Она увековечивает зависимость нашей страны от ортокапиталистического центра. С.Ю. Глазьев еще в 2000 г. подчеркивал, что, если экономическая политика будет «проводиться в интересах финансовых спекулянтов, финансовой олигархии и международного капитала, как это делается сегодня, то мы обречены. Нетрудно просчитать, что в таком случае через 2 — 3 года российский производственный потенциал вследствие выбытия устаревших производственных мощностей сократиться на четверть. Еще через 3 года вдвое. То есть к 2008 году абсолютная экономическая мощь снизиться вдвое. Об относительной и говорить не хочется... Останется большая территория, осваиваемая транснациональными корпорациями. С нищим вымирающим населением». Другой известный экономист, бывший директор Института проблем глобализации М.Г. Делягин писал через год: «Говорить о будущем России бессмысленно, потому что будущего России при нынешней системе власти нет. Нас снова ожидает девальвация — к концу 2004 года максимум».

Не менее категоричен заместитель директора Института прикладной математики РАН доктор физико-математических наук Г. Малинецкий, занимающийся математическим моделированием и прогнозированием экономических процессов. Он и его сотрудники предсказали наступление дефолта, случившегося в России в августе 1998 г., за три года до этого события. Но к их голосу не захотели прислушиваться. Вот, что он сказал в интервью в 2001 г.: «А вообще мы не разделяем оптимизма правительства. Наши оценки показывают, что в предстоящие 10 лет стране угрожает коллапс. Она у черты, за которой износ оборудования предприятий приведет к лавине техногенных и социальных катастроф, уничтожению обрабатывающей промышленности, росту цен на транспорт и окончательному распаду страны».

И эта лавина катастроф уже началась. Затопление г. Ленска в 2001 г. Бесконечные авиационные катастрофы. Постоянное разрушение многоэтажных домов. Невиданные по масштабам лесные пожары. Грандиозное бедствие, постигшее Северный Кавказ в июне 2002 г. И во всех случаях невозможно все свалить на разгул природной стихии. Ведь по всей стране в целях экономии было закрыто большинство метеорологических и сейсмических станций, рассыпается система прогнозирования и предупреждения стихийных бедствий, в частности почти полиостью прекращены строительство и ремонт дамб, подпорных стенок и мостов, чистка и углубление русел рек и т.д. Только на Северном Кавказе было закрыто 80% наблюдательных станций и постов. Условия для катастроф создаются хищническим способом ведения сельского и лесного хозяйства. В Московской области было уничтожена гарантировавшая от пожаров система оборотного технического водоснабжения на базе шатурских озер. Не только в этой области, но и по всей стране практически прекратилась авиаразведка лесных пожаров. На их ликвидацию не хватало ни техники, ни горючего для техники, ни денег на закупку горючего и техники. В результате выгорали не только леса и поля, но и целые деревни. Страну потрясла трагедия, которая произошла в результате схода ледника Колка в Северной Осетии. А затем выяснилось, что после 1969 г, когда произошел сход меньшего масштаба, над ледником был установлено наблюдение. 10 лет назад в целях экономии оно было снято. Нехватка денег помешала вовремя получить информацию с МКС о надвигающей катастрофе. На снятии наблюдения сэкономили по 1 млн рублей в год, результат — более сотни загубленные жизней.

Крайне нерадостными оказались и конечные итоги 2002 г. В сентябре снова началось падении индекса интенсивности производства (-0,1), которое продолжалось в октябре (-0,5), ноябре (-0,7) и декабре (-0,4). Инфляция взмыла настолько, что правительство вынуждено было признать, что она превысила его прогнозы и достигла 15,1%. Пока наши руководители еще окончательно не договорились относительно того, какими цифрами прироста ВВП нас порадовать: говорится и о 4,0%, и о 4,1%, и даже о 4,3%. Но последнее число явно из области фантазии. Говоря о росте в 4,0%, М.М. Касьянов, тут же был вынужден снова признать, что 60% прироста достигнуто за счет повышения на внешнем рынке цен на сырье. Об этом же несколько ранее говорил и главный экономист московского офиса ВБ Кристоф Рюль. Как указывал он, отрасли обрабатывающей промышленности России показывают нулевой рост или даже спад. Еще одним важным источником прироста ВВП явилось повышение тарифов на услуги транспорта и связи. Иначе говоря, в самом лучшем случае реальный прирост ВВП в 2002 г. не достиг даже 2%.

Было объявлено, что в 2002 г. доходы населения возросли на 8,5%. Но если принять во внимание, что на долю 15% населения России приходится 85% всех сбережений в банковской системе, 57% денежных доходов, 92% доходов от собственности и 96% расходов на покупку валюты, а остальные 85% располагают лишь 8% доходов от собственности и 15% сбережений, то эта цифра может свидетельствовать лишь о продолжении абсолютного обнищании основной массы населения России. Есть цифры еще более выразительные. По данным журнала «Форбс» совокупное состояние 17 российских олигархов составляет 1 трлн 74, 15 млрд рублей, т.е. более 50% всей денежной массы страны. На долю остальных 145 млн россиян приходится менее 50%.

Безрадостно и начало 2003 г. Галопирует инфляция. При правительственном прогнозе в 12% она выросла в январе на 2,4%, в феврале — почти на 2%, т.е. более трети от запланированного на год уровня. Даже президент выразил по этому поводу беспокойство и потребовал от правительства удержать ее в запланированных рамках. Эксперты считают это трудным, если вообще выполнимым. Ведь с начала 2003 г. выросли тарифы на электроэнергию на 20%, на бытовой газ — на 25%, на услуги связи — на 10-16%, на пассажирские перевозки — на 12%. Поднялись цены на бензин, на сахар и другие продукты питания. В некоторых регионах страны тарифы на электричество выросли даже на 40-60%, что вызвало возмущение президента. Но ничего не изменилось.

На начало 2003 г. задолженность по зарплате на 2% превышала долги, существовавшие на 1 января 2002 г. Она равнялась 30575 млн рублей. В январе эха сумма увеличилась на 2650 млн, достигнув к 1 февраля 33220 млн. Из них 2369,5 млн приходились на отрасли социальной сферы. Если в начале года 6 млн человек не получили заработной платы, то 1 февраля число обиженных достигло 6,5 млн (каждый десятый, официально занятый в экономике). Как поведал президент, в феврале задолженность по зарплате бюджетникам выросла на 8%. Выразив озабоченность, президент в то же время заявил, что в этом «никакой трагедии нет». Для него, конечно, нет. Но не для тех, кто, отработав, остался без средств существования. В результате в начале года по всей России снова прокатилась волна забастовок, главным образом, учителей. Во Всероссийской акции протеста, организованной профсоюзами народного образования и науки, здравоохранения и культуры, которая происходила 26 — 28 февраля, приняли участие сотни тысяч людей.

Известный экономист Александр Дейкин, подводя итоги 2002 г., пишет, что они «ставят жирный крест на всей экономической политике, проводившейся (или, точнее, не проводившейся) в России в последние три года». Это вынуждены были признать и руководители нашей экономики. Сам Г.О. Греф 20 февраля 2003 г. на заседании правительства заявил, что если развитие экономики будет идти так, как оно шло последние два-три года, то темпы роста ВВП при самых благоприятных условиях не будут превышать 1-2% в года, а при неблагоприятных — начнется его падение. Поэтому МЭРТ предложил новую программу социально-экономического развития России до 2005 г. Но так как она базируется на тех же самых «гайдаровских» принципах, то можно заранее сказать, что все останется по-прежнему.

Таким образом, внутренняя политика В.В. Путина приобретает все более антинациональный и антинародный характер. Она диктуется потребностями наших олигархов, которые расходятся с интересами страны и подавляющего большинства ее населения. Когда олигархи на встрече с В.В. Путиным потребовали либерализации валютной политики, в части снижения нормы обязательной продажи Центробанку валютной выручки экспортерами с 75% до 50%, он послушно пошел им навстречу, хотя эта мера должна губительно сказаться на экономике страны. А с 2003 г. норма снижена до 30%. В 2002 г. из России было вывезено денег на 18,1% больше, чем в 2001 г. Все это будет способствовать дальнейшему бегству капитала, которое и до этого при новом президенте не только не сократилось, а увеличилось. По зарубежным данным в 2000 г. утечка денег за границу возросла по сравнению с 1999 г. на 30%.

В угоду олигархам и чиновничеству за время правления В.В. Путина не принято никаких мер по борьбе с коррупцией. Россия была и остается одной из самых коррумпированных стран мира. По индексу коррупционности за 2001 г. составленному международной организацией «Транспаренси интернэшнл», в который включено 91 государство, Россия оказалась в числе 11 самых неблагополучных стран. В общем, как сказано в названии одной газетной статьи, в которой рассказывается о встрече президента с олигархами, «Владимир Путин делает для бизнесменов все возможное».

В течение определенного времени существовал известный разрыв между внутренней политикой В.В. Путина, которая обрекает Россию на зависимость от Запада, и внешней политикой, отличавшейся известной самостоятельностью. В результате он стоял одной ногой в одной лодке, а другой — в другой. Но лодки все больше расходились. Неизбежностью был выбор одной из них. Настаивание на грефовской программе необходимо обрекало на следование в фарватере Запада.

Нельзя не заметить, что внешняя политика В.В. Путина и раньше не отличалась последовательностью. Он настоял на ратификации крайне невыгодного России договора СНВ-2, постоянно заговаривал о возможности вхождения России в НАТО. И как писала наша и зарубежная пресса, жесткий нажим президента на Госдуму с тем, чтобы заставить принять Земельный кодекс и КЗоТ в первой половине июля 2001 г., т.е. до начала встречи руководителей восьми ведущих стран мир, намеченной на 20 — 22 июля в Генуе, во многом имел целью угодить им и создать образ последовательного и удачливого либерального реформатора. Вопреки протестам российской общественности, но в угоду американцам была утоплена космическая орбитальная станция «Мир». Наметившийся прозападный и проамериканский курс окончательно оформился после взрывов 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Но это еще не конец истории. Рано или поздно Россия вынуждена будет встать на путь борьбы за экономическую самостоятельность. Однако результаты ее усилий будут успешны лишь в том случае, когда она станет действовать рука об руку с другими участниками глобальной классовой борьбы.