Страницы истории

Современное противодействие натиску ультраимпериализма

Ультраимпериалистический центр представляет в значительном ряде отношений во многом единое целое. Периферия же раздроблена, расколота. Между странами периферии существует масса противоречий, нередко порождающих конфликты, иногда даже вооруженные. Такое положение использует центр. Он принимает все меры для формирования своеобразного промежуточного пояса, состоящего из тех периферийных государств, которые можно было бы использовать для борьбы против других внецентральных стран, лакейскую, или холопскую периферию. В нее охотно готовы войти страны Центральной Европы и ряд государств СНГ.

Если исключить холопскую периферию, то результатом обрисованных выше замыслов и действий ультраимпериалистического центра является нарастание сопротивления периферийных стран.

Глобальная классовая борьба имеет две неразрывно связанные стороны. Одна сторона, о которой в основном и шла речь, эта борьба против ортокапиталистического центра. Но этот центр имеет союзников в периферийных странах в лице местной олигархической верхушки и нередко выполняющей волю этой верхушки верховной государственной власти. Поэтому борьба против зависимости от центра неизбежно становится и борьбой против его союзников и прислужников внутри зависимых стран. Борьба против зависимости от центра и ортокапитализма не может не быть борьбой против паракапитализма и паракапиталистов.

Глобальная классовая борьба, как и любая политическая борьба, требует выработки определенной идеологии, определенного набора программных установок и их идейного обоснования. Но силы, борющиеся против зависимости от центра, не представляют собой единого целого. Участники этой борьбы нередко враждуют друг с другом. Не существует никакой единой идеологии. В качестве идейного знамени антиортокапиталистической борьбы выступали в свое время марксизм с его социалистическими лозунгами (Россия, Китай, Вьетнам), различные виды немарксистского социализма (Индия во время правления Индийского национального конгресса, Бирма, Танзания), исламский фундаментализм (Иран), светский милитаризм (Ирак) и т.п.

В настоящее время антиортокапиталистические идеологические течения всего периферийного мира все в большей и большей степени приобретают антиевропейскую, антизападную, прежде всего антиамериканскую окраску. Борьба против ультраимпериализма все в большей степени начинает вестись под лозунгами защиты традиционных культурных ценностей.

Если раньше резко антизападную позицию занимали лишь Ирак и Иран, то теперь в этом направлении эволюционирует Индия. Дважды за последние годы на парламентских выборах победу одержала коалиция национальных и традиционалистских партий во главе с Бхаратия Джаната Парти (БДП), важным пунктом программы которой было обещание отлучить Индию от западной цивилизации. Индийский национальный конгресс, пропагандировавший западные ценности, потерпел поражение. Тринадцатым премьер-министром страны стал лидер БДП — Атал Бихари Виджпаи.

Так как борьба против ортокапитализма все чаще идет под знаменем защиты традиционных культур от пагубного влияния западной, то она предстает в глазах многих ее участников и наблюдателей как битва незападных цивилизаций против западной. Такая трактовка стала особенно модной с появлением статьи С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций» (1993), а затем его же книги «Столкновение цивилизаций и перестройка мирового порядка» (1996). Она присутствует и в работах наших евразийцев. Таким образом, все эти люди идеологическое оформление борьбы между ортокапиталистическим и паракапиталистическим мирами принимает за реальную причину их столкновения.

Правда, было бы крайним упрощением понимать борьбу против западного влияния, западной культуры только как простое идеологическое оформление глобальной политической и экономической классовой борьбы. Как уже отмечалось, сейчас из стран центра по всему миру распространяется не великая западная ортокультура, а массовая культура, коммерцкультура, представляющая собой по существу антикультуру. Замещение масскультурой традиционных культур стран периферии означает не прогресс, а регресс, по существу гибель культуры вообще.

«Разговоры о том, что Запад несет нам более высокую цивилизацию, — говорит A.A. Зиновьев, — это вздор... Западнизация, глобализация несет в целом не повышение некого цивилизационного уровня, если иметь в виду интеллектуальный, нравственный уровень, систему ценностей и т.д., а наоборот — деградацию. И на самом Западе, несмотря на колоссальный научно-технический прогресс, а во многом вследствие этого прогресса, эволюция вступила на нисходящую ветвь. Начался, как я уже сказал, общий эволюционный спад». Поэтому защита традиционных культур есть борьба за спасение культуры. Но, вместе с тем нельзя не сказать, что отвержение западной масскультуры нередко перерастает и в отторжение западной ортокультуры.

В странах периферии существует масса обветшавших норм поведения, масса запретов, которые нередко становятся препятствием для их развития. Но взамен этой во многом устаревшей морали Запад сейчас предлагает не новую более прогрессивную мораль, а аморализм, снятие всех и всяческих нравственных запретов и ценностей, что может вести и ведет к дегуманизации, к оскотиниванию человека. И в этих условиях борьба за сохранение старых несовершенных моральных норм превращается в борьбу за сохранение человечности в человека. Самая худшая мораль лучше отсутствия всякой морали. Но вполне понятно, что борьба против навязываемого Западом аморализма нередко перерастает и в борьбу против тех истинных ценностей, которые были когда-то выработаны Западом и во многом сейчас преданы им самим.

То, что наступление ультраимпериализма с неизбежностью ведет не только к уничтожению национальных государств, но и оскотиниванию людей, все в большей степени осознается участниками борьбы. Вот, что пишет об ультраимпериалистической глобализации («четвертой мировой войне») руководитель движения индейцев мексиканского штата Чьяпас легендарный «субкоманданте Маркос»: «Это — конец национальных государств. И не только их — это конец людей, из которых состоят эти государства. Единственное, что важно — это закон рынка: именно он определяет, что если ты производишь столько-то — то стоишь столько-то, а если потребляешь столько-то, то то стоишь столько-то. Достоинство, сопротивление, солидарность — помехи. Все, что мешает превращению человека в машину по производству и покупке товаров, — это враг, который должен быть уничтожен. Поэтому мы говорим, что противником в Четвертой мировой войне является весь род человеческий. Не уничтожая его физически, она уничтожает в нем все человеческое».

Выше уже говорилось о том, что глобальные классы состоят прежде всего из социоисторических организмов. Эта истина, но далеко не вся. Ведь социоисторические организмы всегда совокупности людей. Тем самым глобальные классы всегда состоят и из индивидов. Однако ошибочным было бы считать, что все население ортокапиталистических социоисторических организмов составляет господствующий глобальный класс и соответственно все население паракапиталистических — угнетенный глобальный класс. Между социорными и персональными составами глобальных классов нет полного совпадения.

В состав господствующего глобального класса входит значительная часть верхушки паракапиталистических обществ, во всяком случае, вся компрадорская буржуазия. А с другой стороны, определенная часть населения ортокапиталистических стран вливается в состав угнетенного глобального класса. И речь в последнем случае идет не только об иммигрантах из стран периферии, число которых в государствах центра непрерывно возрастает, но и о части коренного населения. Это прежде всего низы ортокапиталистического общества, а также часть средних его слоев, страдающих от глобализации, которая обрекает их на обнищание.

Только учет и социорного, и персонального, не совпадающего с социорным, составов глобальных классов дает ключ к пониманию глобальной классовой борьбы. Лишь принимая во внимание существование двух принципов рекрутирования состава глобальных классов, можно объяснить многие факты, поражающие и политиков, и особенно журналистов. Один из них — активное участия в борьбе с ультраимпериализмом обеспеченных и даже богатых людей, происходящих из периферийных стран (Усамы бен Ладена, например). Вхождение этих людей в глобальный угнетенный класс определяется их принадлежностью к периферийным социоисторическим организмам. Другой — столь же активное участие в борьбе против глобализма представителей аборигенного населения стран Запада. Что же касается предательской роли верхушки и правителей многих зависимых периферийных стран, то здесь все настолько понятно, что не нуждается в особом объяснении. Все эти люди служат господствующему глобальному классу, в состав которого входят и интересы которого ставят выше социорных, национальных.

В силу двойного принципа рекрутирования глобальных классов глобальная классовая борьба проявляется не только в конфликтах внутри государств и трениях между государствами. Она выливается и в форму широких движений, не знающих государственных границ.

Буквально в самые последние годы в масштабах почти всего мира сформировалось общественное движение, которое получило название антиглобалистского. Первое крупное выступление антиглобалистов произошло в конце 1999 г. в Сиэтле. За ним в 2000 — 2001 гг. последовали Прага, Квебек, Ницца, Зальцбург, Гетеборг, Генуя. Идеология этого движения более или менее адекватно отражает реальность. Его приверженцы прямо говорят, что они борются против глобализации в той ее форме, в которой она сейчас протекает, потому, что она способствуют дальнейшему обогащению богатых стран и обнищанию остального мира. А протекает она именно так, потому что является капиталистической. Поэтому они — противники капитализма. Антиглобалисты не только протестуют против эксплуатации центром стран периферии, но в той или иной форме ставят вопрос о переходе от капитализма к более высокой стадии общественного развития, которая бы сохранила и усвоила все достижения, достигнутые при буржуазной форме организации общества. Их идеал лежит в будущем.

Иной характер носит набирающее силу движение, идущее под знаменем исламского фундаментализма. Я буду для краткости называть его исламизмом. Для его сторонников борьба против глобализации, против зависимости от Запада становится и борьбой против всех его достижений, включая экономические, политические и культурные: демократию, свободу совести, равенство мужчин и женщин, всеобщую грамотность и т.п. Они борются против капитализма во имя возвращения к прошлому, к средневековью, если не к варварству. Нередкое их оружие — террор.

С этим связано частое отождествление исламизма и терроризма. Оно ошибочно. Не только не все мусульмане — исламисты, но и не все исламисты — поборники террора. Но именно из их рядов рекрутируются террористы, ставящие своей целью борьбу против глобализации, капитализма и западного мира — глобальные террористы.

Их нельзя смешивать с теми, кто использует террор для борьбы против правящих режимов конкретных отдельных обществ во имя местных конкретных целей. Это — местные, внутрисоциорные террористы. Все это ясно, когда речь идет о тех боевиках, , которые не являются исламистами и вообще мусульманами (ЭТА, ИРА, тамильские националисты в Шри Ланка и т.п.). Но это различие чаще всего не принимается во внимание, когда террором занимаются мусульманские (чеченские, кашмирские, уйгурские и т.п.) сепаратисты. Во многом это связано с тем, что, когда борьбу ведут мятежники-мусульмане, глобально-террористические организации помогают им и деньгами, и оружием, и людьми.

Исламистское течение, являясь антиглобалистским и антикапиталистическим, в то же время не только не способствует, но, наоборот, серьезно препятствует борьбе против ортокапиталистического центра. Серьезной помехой являются выдвигаемые им лозунги возвращения к средневековью. Отталкивают и применяемые глобальными террористами методы борьбы, ведущие к гибели ни в чем неповинных людей. Выдвигаемые ими лозунги объединения всех мусульман для священной борьбы (джихада) против всех неверных ведут к расколу периферийного мира по конфессиональному признаку, к натравливанию одной части этого мира на другую его часть. И дело, как уже было отмечено, не только в лозунгах. Когда глобальные террористы помогают сепаратистам в борьбе против законных правительств периферийных стран, то тем самым они оказывают бесценную поддержку ортокапиталистическому центру в его стремлении разобщить страны периферии.

Но как бы ни было велико значение интернациональных массовых движений против глобализации, все-таки не они представляют собой решающую силу.