Страницы истории

Необходимость объединения периферии

Сейчас и политики, и политологи без конца говорят об однополюсности, монополярности современного мира. Но это не значит, что мир действительно един. Современный мир расколот на две части, интересы которых непримиримы, — центр и периферию. В этом смысле он биполярен. Когда говорят об однополюсности мира, имеют в виду, что в нем теперь нет двух равных по величине центров сил, как это было до крушения СССР. Сейчас только центр во главе с США есть сила. Периферия такой силы не представляет.

Действие с неизбежностью вызывает противодействие. Все попытки США и стран центра подавить сопротивление периферии вызывают все большее и большее недовольство периферийных государств. Давление центра побуждает их к отпору и толкает к объединению усилий в этой борьбе. Такое объединение стран периферии возможно лишь вокруг какого-то ядра. Им могут стать только Россия, Китай и Индия, вместе взятые.

Идея необходимости такого союза в нашей науке была детально обоснована известным востоковедом Александром Григорьевичем Яковлевым в серии статей, опубликованных в 1993 — 1999 гг., прежде всего в таких работах, как «Россия, Китай и Индия в условиях становления новой биполярности мира» (1996), «Биполярность — главный параметр мирового сообщества и вчера, и сегодня, и завтра» (1997: Сейчас эти и другие работы собраны в книгу: Яковлев А.Г. Россия, Китай и мир. М., 2002). Идея объединения периферии вокруг России, Китая и Индии и воссоздания биполярного мира составляет центральный момент развиваемой им целостной концепции дальнейшей эволюции человечества.

«Только борьба за восстановление силового (в самом широком смысле) паритета между двумя глобальными полюсами, — пишет А.Г. Яковлев, — способна создать предпосылки для их конструктивного и позитивного взаимодействия, для преодоления их общими усилиями наиболее опасных угроз и вызовов нашего времени». «Поляризация сил в мире именно в связи с этим вопросом совершенно неизбежна. И только установление равновесия между ними может стать самой надежной гарантией выживания не какой-то избранной части, а всего человечества, в благополучном переходе всего мирового сообщества в новое цивилизованное состояние. Только при этом равновесии будет возможно строительство более или менее демократического и справедливого международного порядка». А.Г Яковлев категорически выступает против концепции многополярности мира, характеризуя ее как идейное обоснование раскола периферии, обрекающего ее на поражение в борьбе с центром.

Существование на периферии крупных государств, подобных России, Китаю и Индии, опасно для центра. Последний будет прилагать все усилия для того, чтобы раздробить эти страны на мелкие и поэтому неопасные для центра государства. Расчленение Югославии — первый и успешный опыт.

Сама логика жизни с неизбежностью подталкивает Россию, Индию и Китай к объединению. И это постепенно начинает осознаваться руководящими деятелями этих стран. Как известно, бывший премьер-министр России Е.М. Примаков еще в декабре 1998 г. во время визита в Индию заявил о необходимости создания «стратегического треугольника Россия — Индия — Китай».

Нападение НАТО на Югославию способствовало дальнейшему сближению позиций указанных трех держав. Не только Россия, но также Китай и Индия резко осудили натовскую агрессию и потребовали ее прекращения.

Но в последующем никто из руководителей этих стран не осмелился прямо призвать к созданию их союза, имеющего целью обуздать Запад. Е.М. Примаков был отстранен от власти, а руководители Китая и Индии оказались чрезмерно осторожными. Единственным государственным деятелем периферийного мира, который не только осознал необходимость объединения, но призывает эту идею по возможности скорее претворить в жизнь, является президент Белоруссии А. Г. Лукашенко.

«Международные события, — говорил он в феврале 1999 г. на десятой сессии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, — показывают все более явную однополюсность мира. Соединенные Штаты Америки заняли гегемонистскую позицию, присвоили право подменять международные организация. Слабые страны в противостоянии с ними в одиночку не выживут. Трагедия Югославии, бомбардировки некоторых других стран доказывают, что с одиночками, с государствами, ослабленными внутренними раздорами, не пользующимися мощной поддержкой союзников, никто не считается. В этой ситуаций Союз Беларуси и России мог бы и должен стать тем ядром, вокруг которого сформировался бы мощный цивилизационный центр на нашей планете. Центр экономически независимый, с высоким уровнем самодостаточности. Способный эффективно решать не только экономические, но и политические вопросы. Союз Беларуси и России должен стать реальным противовесом сложившемуся ныне однополярному миру, мощным двигателем в прорыве агрессивного, трансатлантического монополизма, интеграционным ядром нового единения государств». В последующих своих выступлениях и интервью белорусский лидер поставил вопрос о необходимости создания военно-политического союза России, Белоруссии, Китая, Индии, Ирана и других стран, который стал бы противовесом США и НАТО.

Но хотя сейчас руководители ни России, ни Индия, ни Китая не ставят в качестве сознательной цели создание союза этих стран, стихийно делаются шаги, создающие основу для этого объединения. В июне 2001 г. «шанхайская пятерка» (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан), созданная в 1996 г. с весьма ограниченной целью — урегулирования пограничных проблем, не только пополнилась еще одним членом — Узбекистаном, но и превратилась в постоянную «Шанхайскую организацию сотрудничества» (ШОС). Еще в конце 2000 г. заявку на вступление в это объединение подал Пакистан. К участию в работе организации проявляют интерес Индия, Иран и Монголия. 16 июля 2001 г. в Москве был подписан широкомасштабный договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой «О дружбе, соседстве и сотрудничестве». И хотя в договоре специально оговаривается, что «основой межгосударственных отношений нового типа» является «невступление в союз, неконфронтационность и ненаправленность против третьих стран», суть его более или менее ясна всем.

К объединению стран периферии призывают многие деятели этих государств. «...Развивающимся странам, — говорил в 1998 г. Махатхир Мохамад, — необходимо выступить единым фронтом и развивать разумное и дальновидное партнерство в целях адекватной реакции на вызовы глобализации. Сейчас это стало тем более необходимым, ибо развивающийся мир находится в осаде». А еще раньше, в своем выступлении, в котором он прогнозировал превращение периферийных стран снова в колонии Запада, Махатхир Мохамад говорил, что этот мрачный прогноз «претворится в жизнь, если только слабые и бедные не осознают эту вероятность и не будут всеми силами бороться против ее реализации. Борьба против сильных возможна. Это будет своего рода партизанская война, но она может увенчаться успехом. И такая борьба может начаться лишь в том случае, если будет понято, что означает глобализация». К созданию единого фронта беднейших стран для борьбы против диктата «сильных мира сего» призвал на сессии ВТО, состоявшейся в конце 1999 г. министр иностранных дел Кубы Рикардо Кабрас Руис.

Однако стихийно, само собой объединения стран периферии не произойдет. Необходима активная целенаправленная деятельность глав ведущих государств периферии и, прежде всего, России. Именно от ее позиции во многом зависит, возникнет или не возникнет союз периферийных стран, а тем самым и будущее человечества.