Страницы истории

Роль России в современном мировом историческом процессе

Решающая роль России в определении дальнейшего хода мировой истории достаточно четко осознается людьми, глубоко понимающими современное положение вещей. «...Моя цель, — пишет, например, известный итальянский публицист Джульетто Кьеза в книге «Русская рулетка. Что случиться в мире, если Россия распадется?» (1999), — обозначить некоторые существенные тенденции развития, которые диктуются положением в России, но от которых будут зависеть судьбы всего мира в ближайшие десятилетия. Я убежден и надеюсь убедить читателя, что Россия обречена, хочет того она или не хочет, играть решающую роль в определении границ будущих центров власти в мире. Если, разумеется, что-нибудь от мира останется». В России он видит единственную надежду на лучшее будущее человечества. «..Сегодня вижу, — обращается он к россиянам, — мобилизация здоровых сил еще возможна. Используйте этот шанс! Если вы сдадитесь, то мы все будем жить по американским правилам. Главное понять — что жизненные интересы России не совпадают с интересами Запада, если под «Западом» понимать американское стремление к мировому господству. Заявляю это совершенно ответственно».

И Дж. Кьеза не одинок. Подобного мнения придерживаются многие политические деятели периферии. Вот, например, что говорил в 1996 г. во время официального визита в Россию тогдашний министр иностранных дел Венесуэлы Мигель Анхель: «Россия для всех нас — волшебник. Русь — это символ единства вселенной, это символ единства, в котором нуждается человечество для того, чтобы установить баланс его существования... Если бы России не существовало, ее пришлось бы выдумать, потому что в мире должен быть баланс. Мы не можем находиться под властью одной страны. В мире надлежит искать противовесы. Россия со своим размахом, со своей атомной силой, со своей историей, самой обширной в мире литературой, со своей способностью к пониманию — это естественный баланс. Это точка встречи цивилизаций, которую ищет мир».

Напомню, что во время визита в Москву, который пришелся на самый разгар натовской агрессии против Югославии, премьер-министр Индии А.Б. Виджпаи, и министр иностранных дел этой страны Джасванта Сингх резко осудили эту акцию. Большего официально они сказать не могли. Люди из их окружения были более откровенны. Они в кулуарах прямо высказывались, что больше нельзя ограничиваться только словами. По их уверению, индийское руководство готово на любые акции, в том числе совместно с Россией, чтобы остановить войну и наказать НАТО. Их крайне огорчила осторожность, с которой действовало российское руководство. «Вы не знаете, насколько сильны, и не умеете пользоваться своей мощью», — говорили российским должностным лицам индийские дипломаты, сопровождавшие Дж. Сингха.

В существовании сильной России, способной вести самостоятельную политику и противостоять США, заинтересованы и широкие круги общественности арабских государства, включая и те страны, что поддерживают самые тесные отношения с единственной сейчас сверхдержавой. «Это общая беда, — говорил российскому журналисту главный редактор влиятельной саудовской газеты «Аль-Джезира» Халед аль-Малик, — что мы мало знаем друг друга, а арабы разобщены и безвольны. Отношения между Саудией и Россией сейчас хорошие. Но позиции России слабы, с ней мало кто считается, поэтому мы весьма заинтересованы в том, чтобы она вновь стала сильной и влиятельной на международной арене. Сейчас же США безраздельно господствуют в информационной сфере, определяют даже, сколько танков, каких и где могут.позволить себе приобрести арабы, допускают и поощряют произвол Израиля в Палестине».

Нельзя не отметить, что в этой стране, руководство которой долгие годы было верным союзником США, согласно закрытому правительственному опросу общественного мнения свыше 90% населения проникнуты антиамериканскими настроениями, что сейчас побуждает короля Фахда бен Абдель Азиза и его окружение во избежание печальных последствий несколько дистанцироваться от Америки, в частности попытаться сократить ее военное присутствие. Во время афганской компании саудовское правительство запретило боевые вылеты американских самолетов с арендуемой США авиабазы имени принца Султана, что вызвало негодование американской прессы.

И чем более явственным становятся замыслы США установить свое господство над всем миром, тем большим становится тяготение периферийных стран к России, причем даже тех, которые долгое время занимали совершенно иные позиции. Осенью 2002 г. в разгар подготовки американской агрессии против Ирака, в России побывал принц Турки аль Фейсал — человек, который с 1977 г. возглавлял Службу общей разведки Саудовской Аравии, в частности, обеспечивал деньгами и координировал действия моджахедов, боровшихся против советского контингента в Афганистане, который лично причастен к финансированию и засылке арабских наемников в Чечню. А теперь в тексте лекции, с которой он должен был выступить в МГИМО, принц заявил, что Чечня безусловно является частью России и осудил мятежников. По существу он присоединился к многим арабским политикам, которые обвиняют сепаратистски настроенных чеченских мусульман в том, что они своими действиями ослабляют Россию и тем самым мешают ей стать центром, который мог бы противостоять гегемонистским планам США и на который могли бы ориентироваться арабские страны. По существу Турки аль Фейсал предложил России сотрудничество во всех основных областях деятельности, и в частности в сфере добычи и торговли нефтью и газом.

Выше уже говорилось о различных формах зависимости периферии от центра. Одна из них, которая пока не рассматривалась, — технологическая зависимость. В наше время невозможно никакое развитие без создания и внедрения новых технологий, что в свою очередь немыслимо без науки. Полноценной наукой обладает сейчас Запад, прежде всего США. Периферийные государства, если исключить Россию, ни по отдельности, ни вместе взятые такой науки не имеют. Иначе обстоит дело с Россией.

Уже говорилось о том, что все периферийные страны в большей или меньшей степени усвоили достижения западноевропейской капиталистической цивилизации. В наивысшей степени из всех обществ, которые сейчас входят в периферию, это было сделано Россией, а затем СССР. Россия — единственная страна за пределами Запада, в которой в течение двух веков под влиянием Запада расцвела великая культура, которая является по своей сущности западной и в то же время глубоко оригинальной. В отличие от других стран периферии культура России к началу XX в. была нисколько не ниже культуры Франции, Великобритании, Германии и выше культуры США. Каким бы ни был неополитаризм во многих других отношениях, но только он поднял грамотность населения России с 21% до 100% и способствовал сохранению и широкому распространению в массах не только российской, но и западноевропейской ортокультуры.

Коммерцкультура в СССР не возникла, хотя элементы все время просачивались с Запада, который в течении второй половины XX в. практически почти полностью потерял свою ортокультуру. В результате «реформ» в Россию хлынула западная, прежде всего, американская коммерцкультура. Разрушающее ее влияние все больше и больше сказывается. И, тем не менее, Россия до сих пор является последним очагом западной по существу ортокультуры. «Если Америка и Западная Европа— пишет политолог Александр Николаевич Тарасов, — последовательно погибли как центры европейской классической цивилизации, то Россия остается последним форпостом этой культуры-цивилизации. И либо теперь Россия сможет выстоять именно как цивилизация, либо — повторит судьбу США и Западной Европы». «С точки зрения мировой истории и мировой культуры, — продолжает он, — потеря европейской классической цивилизации на постсоветском пространстве — трагедия...».

Россия является единственной незападной страной, в которой уже к концу XIX — началу XX вв. сложилось подлинное научное сообщество и возникла полноценная наука, появились ученые мирового уровня, ни в чем не уступавшие западноевропейским (Н.И. Лобачевский, Д.И. Менделеев, И.П. Павлов и др.). Все это было сохранено и приумножено в 1917—1991 гг. В годы «реформ» российской науке был нанесен колоссальный ущерб. Но она пока все еще существует. И при материальной поддержке других периферийных государств российская наука способна обеспечить независимое от Запада развитие новейших технологий. В этом отношении позиция России является ключевой. Именно поэтому она в принципе способна помочь всему периферийному миру совершить рывок к новой общественно-экономической формации.