Страницы истории

Пессимистический (для периферии и человечества) вариант развертывания глобальной классовой борьбы

Если Россия окончательно станет пособником Запада, то никакого союза ее с Китаем и Индией не возникнет и не произойдет объединения периферийных стран. Периферия останется разобщенной.

Разобщению периферии, кроме позиции занятой сейчас Россией, во многом способствует глобальный террор, начало которому было положено исламистами. Кем бы ни были организованы взрывы 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, это событие очень умело было использовано администрацией США. Президент Соединенных Штатов Дж. Буш в своем выступлении 20 сентября 2001 г. в конгрессе предельно четко сказал, что задача США состоит в борьбе не только и просто против террористов, но против всех тех стран, которые их поддерживают, а тем самым и против их правительств. А таких стран он насчитал более шестидесяти. Первым был назван талибский Афганистан. Обращаясь к миру, Дж. Буш угрожающе заявил, что любая страна в любом регионе должна принять решение: либо вы с нами, либо с террористами. Таким образом, под лозунгом «кто не с нами, тот против нас» была предпринята попытка создать руководимый США союз ортокапиталистического центра с частью периферийных стран, направленный против остальных государств периферии.

Карательная операция против Афганистана началась 7 октября 2001 г. А уже 8 октября постоянный представитель США в ООН Джон Негропонте уведомил эту организацию, что подобного рода действия могут быть предприняты США и против других стран, причем право выбора жертвы они оставляют за собой. Таким образом, США присвоили себя право быть одновременно обвинителем, судьей и палачом.

«В четверг в конгрессе Соединенных штатов, — прокомментировал выступление Дж. Буша руководитель Кубы Фидель Кастро, — была намечена идея всемирной военной диктатуры под исключительной эгидой силы, без законов и без каких-либо международных учреждений. Организация Объединенных Наций, полностью игнорируемая в нынешнем кризисе, не будет иметь какого бы то ни было авторитета и прерогатив; будет только один вождь, только один судья, только один закон. Все мы получили приказ примкнуть к правительству Соединенных Штатов или к терроризму». И эти слова нашли свое полное подтверждение в дальнейших шагах американского руководства

После ликвидации режима талибов в Афганистане Дж. Буш 29 января 2002 г. в своем послании конгрессу заявил о существовании «оси зла», в которую входят Ирак, Иран и КНДР. Несколько позднее к этому списку американскими государственными деятелями были добавлены Ливия, Сирия и Куба. В докладе заместителя госсекретаря США Джона Болтана «За пределами оси зла» им было предъявлено обвинение в разработке программ по созданию оружия массового уничтожения. А затем в этом же докладе Россия и Китай были обвинены в пособничестве странам-террористам. Особо было подчеркнуто, что США недовольны российско-иранским научно-техническим сотрудничеством.

США по существу прямо заявили о своей решимость вступить на путь войны с непокорными или недостаточно покорными периферийными страны с целью превращения их в колонии. Вот, что писал уже известный нам Н. Злобин о нынешней внешнеполитической доктрине США: «Суть ее в том, что внешняя политика США становится политикой военного времени.. В основу новой доктрины положена другая (чем у Клинтона — Ю.С.) идея: лучшая оборона — это нападение. Администрация исходит из принципа, что нельзя предотвратить все возможные атаки, поэтому нужно уничтожить источник, из которого они будут исходить. Отсюда и появляется список стран, по которым могут быть нанесены превентивные удары, и в нем уже есть даже второй и третий ряд».

Дело не может ограничиться только превентивными ударами. Как пояснили влиятельные американские государственные деятели, участвующие в разработке внешней политики США, в беседе с группой руководящих российских работников: «Мы считаем, что когда в такой стране, как Ирак или Иран, есть диктаторский режим (читай: ее руководители не испытывают желания плясать под американскую дудку — Ю.С.), то они склонны поддерживать терроризм, и мы собираемся с этим покончить. Мы не намерены позволить правительствам такого типа существовать в будущем».

Спустя несколько месяцев, все это повторил Дж. Буш в выступлении по поводу 200-ой годовщины Военной академии Уэст-Пойнт перед ее выпускниками. «Если мы будем ждать, — сказал президент США, — чтобы угрозы полностью материализовались, мы будем ждать слишком долго. В мире, в который мы вступили, единственный путь к безопасности — это путь действий. И наша страна будет действовать... Наша безопасность потребует, чтобы мы преобразовали военную силу, которой вы будете руководить, которая должна быть готова к немедленной атаке в любом дальнем уголке мира. И наша безопасность потребует, чтобы мы были готовы к превентивной атаке, когда будет необходимо защищать нашу свободу и наши жизни. Мы должны обнаружить террористические ячейки в 60 странах и более того... Вместе с нашими друзьями и союзниками мы должны выступить против их распространения и бороться с режимами, которые покровительствуют терроризму, так, как это будет нужно в каждом отдельном случае... Мы отправим дипломатов туда, где они будут нужны, и пошлем вас, наших солдат, где вы будете нужны. Мы не оставим безопасность Америки и мир на планете на милость горстки террористов и безумных тиранов. Мы уничтожим эту мрачную угрозу нашей стране и миру... Выступая против зла и анархических режимов, мы не создаем проблему, а выявляем ее. И мы возглавим мир в борьбе против этой проблемы».

Такова стратегия. А относительно тактики Н. Злобин пишет: «Другая важная черта (нынешней доктрины — Ю.С.) — Буш начинает отдалять Америку от любых традиционных международных организаций, в которых США традиционно участвовали, даже от НАТО и ООН. Администрация считает: гораздо удобнее достигать своих целей в рамках временных коалиций. Поэтому коалицию, созданную перед войной в Афганистане, не будут непременно сохранять, готовясь к действиям в Ираке. Ели будет акция против Северной Кореи, возникнет нечто третье... При этом американцы говорят всем: хотите — входите в нашу коалицию, хотите — нет. Нам все равно. Но при этом они сами определяют цели коалиции... Реальность такова, что в военно-техническом отношении рядом с Америкой не может стоять ни одно государство, в том числе и все ее западные союзники, вместе взятые. Поэтому американцы готовы вести любые военные действия практически в одиночку».

США и раньше господствовали в НАТО, теперь же они стремятся превратить своих союзников в простых исполнителей своей воли. «Мы приближаемся к военному апартеиду в НАТО, — пишет известный американский военный обозреватель Томас Фридмен. -— Америка становится поваром, составляющем меню и готовящем главные блюда, а союзники по НАТО — подсобными работниками, присутствующими, чтобы производить уборку и сохранять мир».

Теперь эта стратегия и тактика нашли свое выражение и закрепление в опубликованном в сентябре 2002 г. 33-страничном документе под названием «Стратегия Соединенных Штатов Америки в области национальной безопасности». Прежде всего в нем говорится, что США ни в коему случае не допустят, чтобы какая-либо страна попыталась превзойти ее военный потенциал. А далее провозглашается, что США будут наносить упреждающие удары по любой стране, которую они заподозрят в том, что она представляет для них опасность, в частности, по государствам, которые подозреваются в спонсировании террористов и стремлении заполучить оружие массового поражения. Такие удары должны заменить международные договоры о нераспространении ядерного оружия.

Сразу же после ликвидации талибского режима в качестве очередной жертвы был намечен Ирак. В начале февраля 2002 г. госсекретарь США Колин Пауэлл прямо заявил: «Ликвидация этого режима (Саддама Хусейна — Ю.С.) — мера, которую Соединенные Штаты могут предпринять самостоятельно». Спустя некоторое время он снова вернулся к этому сюжету: «Мы рассматриваем варианты изменения этого режима, потому что народы регионы, народы мира и народ Ирака чувствовали бы себя лучше при другом режиме». С весны 2002 г. о необходимости отстранения Саддама Хусейна от власти стал без конца говорить Дж. Буш. Дело не ограничилось словами. США начали самую активную подготовку к нападению на Ирак и его оккупации. Рассматриваются планы и расчленения Ирака, и создания в стране марионеточного «демократического» правительства из представителей обитающей в западных странах антисаддамовской оппозиции, и воссоздания королевства с возведением на престол одного из представителей правившей до революции 1958 г. династии, и, наконец, установления режима прямой военной оккупации во главе с американским генералом.

Помимо стремления покончить еще с одной из оставшихся пока независимыми от Запада стран, действует еще один крайне серьезный мотив. Как пишут все серьезные аналитики, для того, чтобы экономика США начала выходить из кризиса, необходимо снижение цен на нефть с нынешних 25—30 долларов за баррель до 7—8. «Ирак, — прямо заявляет вице-президент США Р. Чейни, — сидит на 10 процентах мировой нефти». Захватив Ирак, США рассчитывают не только добиться этой цели, но и поставить под полный свой контроль нефтяные ресурсы не только этой страны, но и всех эмиратов Персидского залива. Аппетит приходит во время еды. После победы над Ираком в качестве ближайших целей намечены Саудовская Аравия и Иран. Старший помощник министра обороны США Кен Эйделмен назвал Саудовскую Аравию «коррумпированным тираническим режимом», который боится, что в результате американских действий под боком у него возникнет новое демократическое государство. Дж. Буш окрестил Иран «главным спонсором терроризма», а затем пообещал народу этой страны «поддержку» в его «движении в направлению будущего с более широкими свободами». В ответ президент Ирана Мохаммад Хатами заявил, что Дж. Буш действует как Адольф Гитлер. Завладев главными источниками энергетических ресурсов мира, США намереваются не только полностью обеспечить себя нефтью, но диктовать свои условия всем странам мира, включая и западные.

Дж. Кьеза считает, что агрессивность США связана не просто с очередным экономическим кризисом, а общим кризисом всей американской и вообще капиталистической экономической системы. «...Весь Запад, — пишет он, — сейчас остановился, развитие Америки затормозилось... Они... почти полностью потеряли контроль над финансовыми потоками... Уже сейчас ясно, что старые экономические сценарии не работают. Производительность всех процессов в Америке падает, причем падает как бы сама собой без видимых серьезных причин извне. Это очень похоже на то, что произошло с СССР в конце прошлого века. Держава рухнула по воле собственного руководства, никто ее не громил. Были только серьезные внутренние противоречия. И сейчас то же самое происходит, но только с Америкой. Они ожидали, что будет постоянно растущий уровень потребления, а получили кризис перепроизводства и финансов. В ближайшее время там будет закрыто огромное количество заводов, потому что нет потребителей... Теперь требуются дополнительные усилия, чтобы заставить весь мир вертеться вокруг Америки. Наступил кризис гегемонии. Никто не может заставить европейских и арабских инвесторов засылать свои капитала на Уолл-стрит. Все расшаталось. В этой ситуации Америке потребовался новый противник, новая победоносная война, уже горячая, в отличие от той, что она вела с СССР. И новый противник объявился 11 сентября. Это международный исламский терроризм... Американцы уверенно идут на убийство Саддама Хусейна. Но, повторяю, не это их главная цель. Их задача — перманентная война, напряженность, когда в центре приложения мировых сил снова оказываются американцы».

В начале октября 2002 г. Дж. Буш добился одобрения и палатой представителей, и сенатом резолюции, дающей президенту право напасть на Ирак. 17 октября сенат принял «под Саддама» военный бюджет страны на 2003 финансовый год. Всего было выделено 355,4 млрд долларов, что на 34,4 млрд больше, чем в 2002 г. Хуже обстоит дело с внешнеполитической подготовкой агрессии. Хотя руководители США неоднократно заявляли, что они не будут считаться с мнением других стран и вполне справятся с Ираком и в одиночку, они все бы хотели бы заручиться фиговым листком в виде резолюции Совета безопасности ООН. Это тем более необходимо, что некоторые из соседних с Ираком стран, не желая поддерживать агрессию и в то же время боясь рассориться с США, заявили, что они разрешат использовать базы, расположенные на их территории, лишь в случае принятия Советом безопасности соответствующей резолюции.

Но все попытки США добиться даже не военной поддержки, а одобрения нападения на Ирак не привели к желаемому результату. По существу все, кроме Великобритании, страны Запада, которые послушно приняли участие в агрессии против Югославии, не только отказали США в поддержке, но выступили с осуждением. Резко отмежевалась Канада. Вице-премьер Джон Манли заявил, что его страна не намерена участвовать в американском ударе по Ираку, так как не видит достаточных доказательств того, что Ирак разрабатывает оружие массового уничтожения или поддерживал какие-либо связи с террористами «Аль-Каиды». В Западной Европе начался подъем антиамериканских настроений. Только на волне антиамериканизма смогла сохранить власть коалиция социал-демократов и зеленых в Германии. Идя на выборы, которые не сулили ему ничего хорошего, канцлер Герхард Шредер сумел преломить настроение электората, пообещав не оказывать никакой поддержки США в военных действиях против Ирака даже в том случае, если они будут санкционированы ООН. «При моем руководстве, — сказал он на одном из предвыборных митингов, — страна не пойдет на авантюры». Еще дальше пошла Герта Дойблин-Гмелин, занимавшая пост министра юстиции. Она сравнила действия американского президента с методами А. Гитлера. «Джордж Буш, — сказала она, — хочет отвести внимание от своих внутренних проблем. Это классическая тактика. Ею пользовался Гитлер». От нее, правда, официально отмежевались, она ушла в отставку, но дело было сделано — за правительственную коалицию 22 сентября 2002 г. проголосовала даже часть сторонников Партии демократического социализма. Против намерения напасть на Ирак сразу же резко выступила Франция. «У Америки переизбыток военной мощи, но ей явно не хватает мудрости», — саркастически заявил министр обороны Юбер Ведрин.

Полным провалом закончилась поездка вице-президента Ричарда (Дика) Чейни в 9 арабских государств и Турцию. Везде он натолкнулся на сопротивление. Саудовская Аравия заявила, что она не позволит использовать базы, находящиеся на ее территории, даже в случае принятия резолюции Совета безопасности, санкционирующей нападение на Ирак. Более того, принц Альвалид бен Талал, племянник короля Фахда, призвал США «не устраивать в Ираке очередной Вьетнам», намекая на то, что Саудовская Аравия выступит при таком развитии событий в роли, которую сыграл в вьетнамской войне СССР. Иран заявил, что в случае агрессии против Ирака он не может остаться нейтральными. Министр иностранных дел Саудовской Аравии посещает Иран, который всегда был непримиримым врагом Эр-Рияда, и там принимается совместное заявление, в котором говорится о недопустимости военного удара по Ираку. Президент Египта Хосни Мубарак предупредил Вашингтон, что в случае удара по Ираку арабские лидеры не смогут контролировать «врыв негодования народных масс». По его мнению, любая военная акция против Ирака приведет к хаосу во всем регионе. Генеральный секретарь Лиги арабских стран Амр Муса заявил, что нападение на Ирак «откроет врата ада» на Ближнем Востоке. После встречи министров иностранных дел стран, входящих в организацию, генсек подчеркнул, что ни одно арабское государство не поддержит военную компанию против Ирака.

Не спешит с одобрением и Пакистан. Более того, президент страны генерал Первез Мушарраф выступает с заявлением, что Усама бен Ладен не мог иметь никакого отношения к акту 11 сентября 2001. Против планируемой акции резко выступил Китай. Нажим США на турецкое правительство, имевший целью заручится поддержкой агрессии против Ирака, привел к тому, что на выборах 3 ноября 2002 г. партии, стоявшие у власти потерпели сокрушительное поражение, успеха добились исламисты.

Как подчеркивают все оппоненты США, американцы не смогли представить никаких доказательств, что Ирак имел хоть какое-либо отношения к взрывам 11 сентября 2001 г., что он сотрудничает с бен Ладеном и его организацией. Несмотря на бесконечные разглагольствования Дж. Буша и его сотрудников, нет никаких доказательств, что Ирак занимается производством оружия массового уничтожения. То, что планируемая американским высшим руководством операция не имеет никакого отношения к борьбе против глобального терроризма и ни в каком отношении не ставит своей целью устранение угрозы, якобы нависшей над США и миром, стало особенно зримым, когда руководство Ирака в середине сентября 2002 г. уведомило ООН, что готово принять международных инспекторов без всяких предварительных условий. Американцы вначале разразилось истерическими криками, что никакой инспекции не нужно и что им и так все ясно. Более того, они категорически заявили, что не допустят поездки международных инспекторов в Ирак. Когда Ганс Бликс — глава комиссии ООН по наблюдению, контролю и инспекциям в Ираке (ЮНМОВИК) заявил, что международные инспектора готовы в ближайшее время отправиться в эту страну, его пригласили к госсекретарю США К. Пауэллу. После беседы, состоявшейся 4 октября, Г. Бликс заявил, что международные эксперты не поедут в Ирак до принятия Советом безопасности новой резолюции. США внесли для обсуждения на Совете безопасности проект резолюции, в котором Ираку предъявлялись явно неприемлемые условия и предусматривалось одобрение немедленного, без каких-либо дальнейших обсуждений нападения на эту страну в случае, если она не выполнит все эти требования. Против такого решения выступила Франция, ее поддержали Россия и Китай. В конце концов был достигнут компромисс.

В резолюции СБ № 1441, принятой 8 ноября 2002 г., остались некоторые из американских требования, но было подчеркнуто, что в случае невыполнения этих условий Ираком решение по вопросу о дальнейших действиях должен будет принять Совет безопасности.

Добившись принятия данной резолюции, США полагали, что они загонят Ирак в ловушку, ибо он с неизбежностью нарушит те или иные содержащиеся в ней требования. Но на деле они сами оказались в ловушке. Иракские власти создали все условия для работы инспекторов ЮНМОВИК и Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Им позволили осматривать все объекты, включая те, что ранее были совершенно запретными. И инспектора нигде не обнаружили ни малейших признаков наличия у Ирака оружия массового уничтожения (ОМУ). Глава МАГАТЭ Мухаммад Аль-Барадей в своих докладах Совету безопасности категорически заявил, что у Ирака нет и не может быть никакого ядерного оружия. С этим вынуждены были молчаливо согласиться и США. Но они продолжали настаивать, что Ирак обладает запасами химического и бактериологического оружия и что, если оно не найдено, то это говорит лишь о необычайном искусстве, с которым оно спрятано, и о коварных замыслах иракского руководство. Отсюда делался вывод, что Ирак не хочет разоружиться добровольно и поэтому нужно его разоружить силой. Понимая ущербность подобной логики, США заявили, что они располагают данными о наличии у Ирака ОМУ и ознакомят с ними Совет безопасности и мировую общественность. Но широко разрекламированное выступление госсекретаря США К. Пауэлла 5 февраля на заседании СБ окончилось полным провалом. Всем стало ясным, что никакими доказательствами наличия у Ирака химического и бактериологического оружия США не располагают, что они руководствуются одним единственными принципом, прекрасно сформулированным в известной басне Ивана Андреевича Крылова (1769 — 1844) : «Ты виноват уже тем, что хочется мне кушать».

Все это необычайно способствовало невиданному подъему массового движения, направленного против агрессивных замыслов США. 18 января 2003 г. по всему миру прокатилась волна антивоенных демонстраций, которая не обошла и США. В Нью-Йорке на улицы вышло более полмиллиона человек, в Вашингтоне — по разным оценкам от 200 до 500 тысяч. Через месяц, 15 февраля грандиозные демонстрации против войны с Ираком прошли в 600 городах мира. В них приняли участие десятки миллионов людей. В Лондоне вышло на улицы около 2 млн человек, в Барселоне — 2 млн., в Мадриде — более 1,5 млн, в Сарагосе — 400 тыс., в Валенсии — 280 тыс., в Севилье — 250 тыс., в Риме — 2 млн, в Берлине — 500 тыс., в Нью-Йорке — около 500 тыс., в Париже — 200 тыс., в Афинах — 200 тыс., в Брюсселе — 100 тыс., в Сиднее — 200тыс., в Монреале — 100 тыс., в Вене, Берне, Амстердаме, Стокгольме, Осло, Копенгагене, Хельсинки — десятки тысяч. Огромные демонстрации состоялись также в Каире, Дамаске, Бейруте, не говоря уже о Багдаде. Как сказал один обозреватель: «С началом войны американцы опоздали. Им действительно удалось сплотить весь «цивилизованный мир», как грозился Буш. Но на этот раз против себя».

Если США раньше высокомерно утверждали, что они готовы напасть на Ирак в одиночку и без одобрения СБ ООН, то в создавшихся условиях возникла настоятельная необходимость в легитимизации их действий в глазах мировой общественности. Дж. Буш и подельники стали утверждать, что США всего навсего лишь возглавили коалицию стран, стремящихся разоружить Ирак и тем предотвратить мировую катастрофу. Поэтому настоятельно нужным стало одобрение войны против Ирака Советом безопасности. И здесь возникли новые трудности.

Массовые антивоенные протесты были одной, правда, не единственной и не главной, причиной определенных изменений в политике Франции и Германии. Руководители этих стран с самого начала не одобряли планы США напасть на Ирак. Но если раньше они ограничивались лишь словесным осуждением и заявлениями об отказе принимать участие в этой авантюре, то в последующем они встали на путь активного противодействия агрессивным стремлениям США. В качестве важнейшей задачи они поставили не допустить принятия СБ резолюции, которая могла бы быть истолкована как разрешение на военную операцию против Ирака.

Если первоначально расчет делался на то, что США не наберут 9 голосов, необходимых для одобрения нужной им резолюции, то в последующем Франция дала понять, что она не остановится перед наложением на эту резолюцию вето, т.е. готова пойти на прямую конфронтации с США. Когда правительство Турции, согласившись на участие в военной авантюре, обратилось к Совету НАТО с просьбой оказать помощь для защиты от Ирака (читай: оказать поддержку совместному с США нападению на Ирак), то Франция, Германия и Бельгия 10 февраля заблокировали нужное США решение. Западная Европа раскололась. К позиции Франции и Германии и Бельгии присоединились Австрия, Швеция, Люксембург. В поддержку действий США высказались, кроме Великобритании, Италия, Испания, Португалия, Голландия, Дания. Руководящие деятели США разразились потоками брани против Франции и Германии. Министр обороны США Дональд Рамсфелд назвал французов и немцев трусами и предателями.

Охарактеризовав эти страны как «старую Европу», американцы попытались им противопоставить «новую Европу», подразумевая под ней государства Центральной и Восточной Европы, частично принятые в НАТО, частично ждущие своей очереди. Лакейская периферия (Венгрия, Польша, Чехия, Хорватия, Албания, Болгария, Румыния, Словакия, Словения, Румыния, Латвия, Литва и Эстония) дружно стала на сторону США, забыв при этом, что главная их цель заключается в том, чтобы быть принятыми в Европейское Сообщество (ЕС), где доминируют Франция и Германия. И последние страны сразу же дали понять «новой Европе», что при такой ее политике приема в ЕС придется ждать долго. Как сказал президент Франции Жак Ширак, «эти страны слишком грубо и опрометчиво подстроились под США... Если они хотят уменьшить свой шанс на вступление в ЕС, то лучшего повода нельзя и найти».

Нельзя не отметить, что во всех странах Европы, правительства которых выступили в поддержку США, подавляющее большинство населения осуждает американскую политику: в Испании — 85%, в Венгрии — 82%, в Великобритании — 80%, в Польше — 76%. 51% британцев презрительно называют премьера Тони Блэра «пуделем президента Буша». Но мнение народа для правительства не указ: такова современная (и не только современная) буржуазная демократия:

В этих условиях хуже всех пришлось людям, стоящим у власти в России. Казалось бы, если руководствоваться интересами страны, то нужно принять все меры с тем, чтобы не допустить нападения на Ирак. Необходимо всячески использовать раскол ортокапиталистического центра с тем, чтобы добиться этой цели. Но для нашего президента и его окружения интересы страны не значат ровным счетом ничего. Главную свою задачу они видят в том, чтобы верно служить Западу. Но на их беду Запад, хотя бы и на время, раскололся. И теперь перед нашим руководством встала проблема: какому Западу служить: американскому или франко-германскому, перед кем пресмыкаться, перед кем ползать на брюхе. Начались метания между двумя хозяевами и попытки их примирить.

«Демократическая» печать переполнилась горькими сетованиями по поводу западного раздора и горячими пожеланиями его быстрейшего преодоления. А в западной прессе наш президент получил прозвища «эквилибриста» и «канатоходца». Как бы то ни было, в начале 2003 г. Россия стала ключевой фигурой на международной шахматной доске. От того, чью сторону она примет, во многом зависит, как развернутся дальнейшие события. Обозреватель газеты «Вашингтон пост» Дэвид Игнатиус посоветовал Дж. Бушу добиваться от В.В. Путина американской позиции в вопросе об Ираке. «Выступление В. Путина в поддержку Соединенных Штатов, — писал он, — сразу же подкрепило бы дипломатические позиции США, которые в настоящее время подвергаются критике со всех сторон. Поддержка русских сразу же бы превратила слабую антииракскую коалицию в сильную. Кроме того, это помогло бы оставить играющих на публику французов и немцев в растерянности и изоляции».

А обстановка для США складывается не самым лучшим образом. Как с горечью заметил один из наших патриотов Америки: «Трудно припомнить, когда еще в истории войн существовала столь неблагоприятная обстановка для начала боевых действий». К тому, чтоб было уже сказано, добавилось еще многое. Руководители курдов Ирака заявили, что если турецкие войска даже с ведома американцев вторгнутся в северные районы Ирака, то будут встречены огнем. Правительство Турции было готово на размещения в стране для нанесения удара по Ираку 62 тыс. американских солдат, 255 самолетов и 65 вертолетов. Однако парламент страны 1 марта 2003 г. не дал на это согласие. Американские транспорты, простояв несколько недель в турецких портах, отправились в Кувейт. Северный фронт не состоялся.

Прошедшие друг за другом встречи Движения за неприсоединение (Куала-Лумпур; 24 — 25 февраля; около 12 тысяч делегатов из 114 стран Азии, Африки и Латинской Америки), Лиги арабских стран (1 марта), Организации исламской конференции (5 марта) выступили против американской агрессии. Готовящееся вторжение в Ирак осудили глава католической церкви Иоанн Павел II, глава англиканской церкви, Всемирный совет церквей и многие другие религиозные организации.

Полтора года политической и идеологической борьбы вокруг Ирака с необычайной ясностью высветили создавшееся в мире положение вещей. Стало совершенно зримо, что США стремятся к установлению своего полного господства над всем миром, что они хотят не только превратить в колонии все страны периферии, но и подмять под себя все страны Запада. Даже те, кто продолжает говорить о том, что США и другие страны Запада ведут борьбу за утверждение демократии и прав человека во все мире, теперь в это совершенно не верят. Им просто это выгодно утверждать — хорошо платят. Вряд ли можно называть США мировым жандармом. Все-таки жандармы в принципе руководствуются хотя бы каким-то законами. США — мировой бандит, совершенно осатаневший от осознания своей силы, которой никто в отдельности не может противостоять. Он, размахивая гигантской дубиной, выбирает жертву. И все страны, исключая лишь западные и пока еще Россию и Китай, с ужасом думают, когда наступит их черед. Но озабочены и западные государства. Премьер-министр Канады Жан Кретьен, реагируя на призыв США «сменить режим» в Ираке, недавно публично задал вопрос: «Если начать «менять режимы», то где вы собираетесь остановиться? Кто следующий? Покажите мне список». Почти все страны, включая и западные, осуждают намерение США напасть на Ирак, но покорно ждут, когда это случится. Ни на какие реальные действия, способные эту помешать, они не решаются. Они лишь надеются, что бандит может быть все же раздумает.

В такой ситуации единственная надежда заключается в том, что американцы встретят в Ираке упорное сопротивление, которое может вызвать детонацию во все арабском мире. Тогда результатом агрессии будет не выздоровление американской экономики, а ее крах, что, приведет к подрыву мощи США. Но, к сожалению, вероятность такого развития событий, не слишком велика.

Если нападение на Ирак завершиться успехом агрессора, то это будет лишь началом. Почувствовав всеобщую робость, трусость и свою полную безнаказанность, мировой бандит и дальше пойдет по этой дороге. И хотя сейчас наметились определенные расхождения между США и рядом, а может быть даже и большинством других стран Запада, не нужно их переоценивать. Рядовые бандиты могут быть недовольны своим атаманом, который слишком зарвался и оставляет себе слишком большую часть добычи, но это еще не означает их выхода из разбойничьей шайки. На прошедшей осенью 2002 г. в брюссельском дворце Эгмонт конференции, посвященной защите Европы от терроризма была выработана новая военная концепция НАТО и ЕС. Североатлантический блок предлагается преобразовать из организации обороны Западной Европы и США в союз, способный реагировать на угрозу в любой точке земного шара. «Это решение, — объяснил директор Исследовательского института при германском Совете по внешней политике Карл Кайзер, — подводит итог спору между США и их европейскими союзниками, начатому еще в 1999 году. Американцы требовали расширения зоны ответственности НАТО на весь мир, европейцы хотели остаться в рамках евро-атлантического региона. Теперь принято решение: где бы на земном шаре ни возникла бы опасность — в Индонезии или Афганистане, например, — НАТО будет бороться с этой опасностью».

Если периферийные страны и дальше будут разобщены, тем более натравлены друг на друга, ультраимпериалистический центр во главе с США начнет реализовывать свою цель, состоящую в установлении диктатуры над миром. Одна страна за другой будут превращаться в колонии. Единственное, что смогут сделать даже самые крупные государства, это замкнуться в себе. И тогда в качестве единственной силы, способной оказать активное сопротивление выступит исламистское движение. Вовлекая все большее число сторонников и опираясь на сочувствие всех противников Запада, оно развернет по всему миру компанию террора против американцев и западноевропейцев.

Не нужно при этом забывать, что уже сейчас одновременно с обострением глобальной классовой борьбы в масштабе человечества происходит ее своеобразное проникновение во внутрь центра. Идет миграция все более возрастающего числа обитателей периферии, среди которых преобладают мусульмане, в страны центра, где они оказываются в положении людей второго сорта. Уже сейчас в странах Западной Европы только легально проживает более 10 млн. иммигрантов. Наряду с ними существует огромная масса нелегалов. И вал иммиграции нарастает.

«В мучительном отчаянии, лишенные всякой надежды, живущие на периферии народные массы, — пишет Ж. Аттали, — будут зреть яркую картину процветания и богатства в другом полушарии. В тех районах, которые географически близки к Северу, а в культурном отношении связаны с ним, в частности Мексика, страны Центральной Америки и Северной Африки, миллионы людей будут все сильнее подвергаться искушению богатством, испытывать раздражение и гнев из-за невозможности удовлетворить свои постоянно растущие потребности. Тогда они начнут отдавать себе отчет в том, что чужое благополучие частично достигнуто и за счет ухудшения условий их жизни, а также хищнического использования окружающей среды. Этих лишенных собственного будущего в век интенсивных воздушных перевозок, телевизионной связи, абсолютно обнищавших людей будут на Севере стричь под одну гребенку и рассматривать как беспрецедентную по масштабам толпу «экономических беженцев» и мигрантов. Переселение пародов уже началось...».

Хуже всего приходится нелегальным мигрантам, которые фактически находится на положении рабов. Они работают 15 — 16 часов в сутки без перерыва, получают гроши, из которых вычитаются деньги за еду и жилье. И таких рабов только во Франции 500 тыс. человек, по столько же их соответственно в Испании и Германии. Огромные барыши приносит торговля женщинами. В настоящее время в кичащихся своей цивилизованность и приверженностью к правам человека странах Европейского союза эксплуатируется около 500 тыс. проституток-рабынь из Центральной и Восточной Европы. А всего в мире в настоящее время по данным Международной организации труда на положении рабов находятся 200 млн. человек, среди которых огромное множество детей.

Следствие миграции из третьего мира в страны центра — обострение социальных конфликтов в последних, рост расистских настроение. По заданию Европейского союза был проведен опрос, имеющий целью выяснить, насколько терпимо европейское население к эмигрантам. Было опрошено 16 тыс. человек из 12 стран. К числу расистов отнесли себя 83% бельгийцев и датчан, 78% финнов, 75% французов, 65% британцев. Наименьший показатель у жителей одной из самых бедных стран — Португалии — 42%. Все попытки воздвигнуть прочные барьеры на путях миграции кончаются неудачей и приводят к еще большему обострению противоречий.

В самом центре в результате крушения СССР развернулось контрнаступление буржуазии. В случае установления власти ультраимпериалистической «железной пяты» над миром, в центре окажется огромная масса обездоленных не только из числа иммигрантов и потомков иммигрантов из периферии, но и местного населения.

Исламистское движение и связанный с ним глобальный терроризм, как уже указывалось, есть одно из проявлений глобальной классовой борьбы. Эта истина начинает усваиваться западными интеллектуалами. Вот, что пишет по этому поводу испанский политолог Энрико Кордолес в статье «Башни Нью-Йорка — это Зимний дворец 1917-го. На пороге эпохи революций»: «Для меня мир стал разваливаться буквально на глазах. Все разделилось на «до» и «после» 11 сентября. Эпоха, когда Запад надеялся, что избавиться от революций можно путем «экспортирования» за его пределы голода, нищеты, безграмотности и высокой смертности, закончился. Теперь эти «революции» стали, как бумеранг, возвращаться к нам обратно... В тех частях планеты, в которых осталась память от древней истории и культуры, где сохранилась вера, стали появляться лидеры, чьей целью становится опять революция, направленная против нас. Эти азиатские мусульманские революционеры думают, что башни в Нью-Йорке — это русский Зимний дворец образца 1917 года. Они вспоминают времена халифов, когда те разрушили две крупнейшие империи той эпохи... Они теперь не решают свои локальные национальные задачи. Они мобилизуют огромную массу людей, которые стали выбрасывать свою боль на другие континенты. И там они находят понимание и поддержку прежде всего в рядах многочисленных иммигрантов, выходцев из азиатских стран... Смысл современной революции прост: бедные поднимаются опять против богатых. Кто на сей раз победит? Ответа у меня нет».

Французский философ Жан Бодрийяр сравнил глобализм с самоубийством западной цивилизации и в статье «Дух терроризма» заявил, что сейчас началась и повсеместно идет «четвертая мировая война», ибо мир сопротивляется глобализации.

Ф. Кастро в выступлении на конференции против расизма в Дурбане в сентябре 2001 г. говорил: «Развитые и богатые капиталистические страны являются сегодня участниками империалистической системы и навязанного миру экономического порядка, основанных на философии эгоизма, жестокой конкуренции между людьми, странами и блоками, которая полностью чужда любому чувству солидарности и искреннему международному сотрудничеству. Они живут в обманчивой, безответственной и помрачающей рассудок атмосфере обществ потребления. Какими бы искренними ни были слепая веру в эту систему и убеждения ее самых серьезных государственных деятелей, будут ли они способны понять всю остроту проблем современного мира, которым правят в его непоследовательном и неравном развитии слепые законы, колоссальная мощь и интересы транснациональных предприятий, с каждым днем все более крупных, все более бесконтрольных и независимы? Поймут ли они, что надвигаются хаос и всемирный мятеж?»

В случае движения человечества по рассматриваемому пути организованные исламистами, и стихийно вспыхивающие выступления, как на периферии, так и в центре, рано или поздно сольются в грандиозный социальный поток, который сметет весь центральный мир. Если человечество даже и выживет, наступит всеобщее одичание. Таков один — самый пессимистический (для периферии и человечества) сценарий будущего развития истории.

Подобного рода пессимистические прогнозы делаются и многими западными мыслителями, которые все чаще и чаще сопоставляют нынешнее состояние человечества с эпохой крушения античного мира. Сходство действительно существует. Начала отказывать старая экономическая система. В городах скопилась масса людей, которые жили в основном на подачки. Современный аналог — знаменитый вэлфер в США. Нарастал кризис духовной культуры: шел процесс аморализации, рушились старые духовные ценности, теряли влияние традиционные религии, нарастала волна мистики, иррационализма, мракобесия, деградировала философия, которая из светской все больше превращалась в религиозную и даже полностью замещалась теологией. Получили широкое распространение всевозможные виды разврата.

Существовало резкое деление на античный мир и варварскую периферию, которую античный центр постоянно грабил и которая относилась к нему одновременно и с завистью и с отчетливо выраженной враждебностью. Начиная с определенного времени варварская периферия начала переходить от обороны к наступление. Варвары не только нападали на границы античного мира, но проникали во внутрь его. Шла широкая варварская инфильтрация, сопоставимая с нынешней миграцией из стран третьего мира. Античный мир гнил и не было никаких внутренних сил, способных его преобразовать в новое общество. В конце концов он рухнул под ударами варваров.

Попытку представить будущее западноевропейского мира на основе аналогии с тем, что происходило в конце античности мы находим, например, у уже известных нам Л. Туроу553 Туроу Л.К. Указ. раб. с. 310-318. и Ж. Аталли. «Если Север и впредь будет проявлять пассивность и полное безразличие к их бедственному положению..., — пишет последний, имея в виду обитателей «третьего мира», — то народы, живущие на периферии, неизбежно поднимут мятеж, а в один прекрасный день начнут и войну. Они постараются снести подобие Берлинской стены, которую в настоящее время возводит Север, чтобы отгородиться от Юга. Это будет война, невиданная в новейшей истории, она будет напоминать губительные набеги варваров в VII и VIII столетиях, когда Европе было нанесено ощутимое поражение и она погрузилась в такое мрачное состояние, которое впоследствии получило название Средневековья».

Ж. Аттали — либерал, причем несколько левого толка. Но сходную картину рисует один из самых ярых консерваторов, реакционер до мозга костей — американец Патрик Дж. Бьюкенен в книге «Смерть Запада: Каким образом вымирающее население и вторжение иммигрантов угрожают нашей стране и цивилизации» (2001). Он убежден, что в недалеком будущем нынешние глобальные лидеры либо будут отброшены на уровень «третьего мира», либо совсем исчезнут с лица Земли. И сейчас уже поздно что-либо предпринимать. Апокалипсис неизбежен. Другого варианта развития ни Ж. Аттали, ни П. Бьюкенен не видят.

Антагонист П. Бьюкенена левый радикал Л. Ларуш, говоря о гниении всей экономической системы США, начавшемся еще в 1966 г. сравнивает эту, вырождающуюся все более ускоряющимися темпами страну с Римской империей эпохи упадка.