Страницы истории

Оптимистический (для периферии и человечества) вариант развертывания глобальной классовой борьбы

В действительности возможен и другой — оптимистический (для периферии и человечества) вариант.

Проводя политику сближения с Западом и США, В.В. Путин утверждает: «Понимание того, что эта политика соответствует национальным интересам страны, есть у подавляющего большинства населения, потому что основными нашими задачами сегодня являются обеспечение темпов экономического роста и поднятия жизненного уровня населения. Это невозможно сделать, не обеспечив благоприятную внешнеполитическую атмосферу вокруг России. Вот в этом направлении мы и действуем..». Не будем задаваться вопросом: находится ли президент сам в заблуждении или же он сознательно вводит в заблуждение? Ясно одно: его утверждение ложно. Это сознают и многие сторонники проводимого им курса.

Ведь тот же самый Л. Радзиховский, который столь привержен идее превращения России в холопа Запада, вынужден отметить, что проамериканский курс поддерживает меньшинство населения страны. «В Пакистане 60% населения осуждают США. Я думаю в России цифры примерно такие же. В первый момент на фоне жесткой проамериканской позиции Путина эти настроения могут слегка отступить, но затем все равно выползут, никуда не денутся». О том, что большинство и даже подавляющее большинство россиян не доверяют Западу и США, пишут все: и западные, и российские специалисты По утверждению давно изучающего нашу страну авторитетнейшего эксперта из фонда Карнеги М. Макфола, «более 80% россиян полагают: политика Вашингтона умышленно направлена на то, чтобы превратить Россию во второразрядную державу».

В докладе Института комплексных социальных исследований РАН, Российского независимого института социальных и национальных проблем и представительства германского Фонда имени Эберта в РФ указывается, что более 60% граждан РФ определяют свое восприятие США формулой «американцы всегда и везде ведут себя нагло». Согласно проведенному в марте 2002 г. ВЦИОМ опросу о своем доверии к США заявили всего 20% опрошенных, о недоверии — 73%. По данным опроса, проведенного Фондом общественного мнения (ФОМ) в начале сентября 2002 г. 77% россиян рассматривают США как «недружественного государство».

По мнению Л. Радзиховского, существует возможность возникновения серьезной оппозиции планам В.В. Путина. К этому приведут не сами по себе антиамериканские настроения, а надвигающийся экономический кризис и неизбежно связанное с ним падение жизненного уровня населения России. Л. Радзиховский видит причину этого будущего кризиса в России во всемирном экономическом кризисе. О действительной его причине он предпочитает помолчать и понятно почему. Ведь она заключена в той восхваляемой им прозападной ультралиберальной экономической политике, которая была выработана командой Г.О. Грефа и одобрена В.В. Путиным.

С падением жизненного уровня возникнет массовое недовольство. «Удар по желудку согнет рейтинг Путина пополам! На голодный желудок антиамериканизм проснется и зарычит. Чьим конкретно голосом будет производиться этот рык, совершенно неважно. Голос всегда находится, когда он нужен... Но ясно одно — экономический спад обязательно приведет к политическому кризису. И кризису более глубокому, чем во время дефолта 1998-го. Тогда не было кризиса доверия к Ельцину — потому, что давно уже не было никакого доверия. Сегодня доверие к Путину стоит высоко. С такой вышины падать будет и шумно, и больно». Л. Радзиховский лелеет надежду, что его любимый герой все же каким-либо способом выкрутиться. Ведь сумел же он сохранить высокий рейтинг и после поворота на Запад.

Но здесь Л. Радзиховский либо добросовестно ошибается, либо сознательно вводит в заблуждение. Высокий рейтинг В.В. Путина — 70 — 75% — и раньше во многом был мифом, созданный прикормленными властью социологами. По данным ФОМ еще в начале апреля 2001 г. доверяли президенту 41%, а к середине этого месяца — 37%. По Москве цифры соответственно — 29% и 25%. По данным новосибирских социологов, которые не столь зависимы от власти, как столичные, к началу 2002 г. испытывали доверие к В.В. Путину лишь 30% сибиряков. Смело можно полагать, что и в других регионах России уровень доверия к нему не выше.

Любопытнейшая статья была опубликована в апреле 2002 г. в одной из «сверхдемократических» газет. Автор — сотрудник ВЦИОМ сообщает, что по данным опросов деятельность В.В. Путина в январе 2002 г. одобряли 75%, в марте — 72%. А чуть ниже, в том столбце он же утверждает, что в январе 2002 г. В.В. Путину доверяли 47%, в марте — 42%. А несколько позднее тот же автор сообщает, что в марте-апреле уровень доверия к президенту упал на 11%, не приводя при этом ни начальной, ни исходной цифр.

И о снижении доверия к нему прекрасно знает и сам президент. Именно это подвигло его и на телевизионный дорого стоящий «диалог с народом» 24 декабря 2001 г., который был повторен 19 декабря 2002 г., и на широковещательную компанию, имеющую целью представить президента как истинного поборника православной веры. Но в стране, где лишь около половины населения объявляет себя православными, а из числа последних воцерковлены, т.е. посещают церковь и исполняют обряды, по одним данным 4 — 7%, по другим 7 —8%, самое большое 10%, т.е. от 2 до 5% всего населения.

Все это толкает президента к установлению прямой диктатуры. И общество к этому постепенно приучают. Придворный кремлевский политолог Глеб Олегович Павловский еще в середине 2001 г. заговорил о необходимости поставить ограничения деятельности той части общества, которая поддерживает КПРФ, в частности запретить протестные акции коммунистов и ликвидировать все радикальные политические организации. А помощник президента Сергей Ястржембский осенью 2002 г. радостно уведомил весь мир: «Эпоха вакханалии в России свободы слова закончилась».

И недаром Л. Радзиховский, который еще сравнительно недавно ревниво пекся о демократии, сейчас не только смиряется с тем, что у нас В.В. Путиным создается «полицейское государство», но считает, что оно должно быть еще более жестким. Без установления открытой диктатуры обойтись невозможно.

Знаменательно, что еще в ноябре 2001 г. американская печать начала говорить о возможность отстранения В.В. Путина от власти. Такая участь ему грозит, если ему, в конечном счете, не удастся получить серьезные ответные уступки со стороны США. А крупный американский бизнесмен Скотт К. Антел заявил в конце мая 2002 г. в интервью одной из российских газет: «Не будучи лидером мировой державы, Путин провел себя как мировой лидер. Он совершил политический подвиг 11 сентября, но, быть может, и политический суицид». Французская газета «Эко», комментируя захват чеченскими террористами Театрального центра на Дубровке, предупреждает, что если в России не будет изменен курс внутренний политики, то страна будет перманентно двигаться от одного кризиса к другому, постепенно выходя на «магистраль катаклизма национального масштаба».

Во всяком случае, далеко не исключено, что в России может быть отстранена от власти компрадорская олигархия и возьмут верх патриотические левые силы. Ни одно руководство, ни в одной стране не может без конца служить интересам чужих государств и игнорировать национальные интересы. Национальные интересы — объективная вещь. Ими можно определенное время пренебрегать, но отменить их не в силах никто. И рано или поздно они прорвутся.

В таком случае коренным образом изменится как внутренняя, так и внешняя политика страны. Как писал М.Г. Делягин: «Если вдруг Россия начнет развиваться, а она начнет развиваться вне либеральной парадигмы, поскольку оставаться в этих рамках для нас означает автоматическую смерть, то развитие России создает крайне неприятную альтернативу для Запада».

Россия будет набирать силы. Возникнет союз России, Китая и Индии, который станет ядром, вокруг которого объединятся, если не все, то большинство стран периферии. Уже сейчас к России, несмотря на фактически предательскую политику ее руководства, тяготеют многие страны периферии. Речь об этом выше уже шла. Если в России придут к власти левые патриотические силы, то это тяготение, несомненно, усилится.

В Африке надежными союзниками могут стать, и при таком развитии событий обязательно станут Южноафриканская республика, где правит левоцентристский Африканский национальный конгресс в союзе с Южноафриканской коммунистической партией, и Намибия, где у власти стоят левые силы.

Особенно благоприятные условия создаются сейчас в Латинской Америке, где идет процесс не только и не просто дальнейшего нарастания традиционных для нее антиамериканских настроений, но и одновременно радикального полевения. В Венесуэле с 1999 г. стоит у власти радикально настроенный У. Чавес, поддерживающий дружеские отношения с Кубой и ее руководителем Ф. Кастро. Он давно уже предпринимает усилия для того, чтобы установить партнерские отношения с Россией. Все это страшно раздражает США, которые в апреле 2002 г. предприняли попытку с помощью местных олигархов и реакционно настроенной части военных насильственно отстранить У. Чавеса от власти. Она провалилась. Кончилась крахом начатая 2 декабря 2002 г. и длившаяся более двух месяцев забастовка, имевшая целью заставить У. Чавеса уйти в отставку. 29 октября 2002 г. президентом Бразилии был избран социалист, лидер Партии трудящихся Луис Инасиу Лулу да Силва. 20 октября 2002 г. в первом туре президентских выборов в Эквадоре первое место занял бывший полковник Лусио Гутьеррес, не скрывающий своих симпатий к Ф. Кастро и У. Чавесу. Во втором туре он был избран президентом страны. На общенациональных выборах в Боливии обошел конкурентов крестьянский вожак Эво Моралес. Он не стал президентом потому, что в этой стране нет второго тура: право выбора из претендентов, набравших наибольшее число голосов принадлежит парламенту.

В результате объединения стран периферии вокруг ядра, состоящего из России, Китая и Индии, возникнет новая международная организация, которая одновременно станет и военным союзом, своеобразным АнтиНАТО, имеющим своей целью оградить периферийные страны от угроз и агрессии Запада. Тем самым начнет исчезать, а затем и полностью исчезнет почва, которая питает исламизм и глобальный террор. Вновь, как это было до крушения СССР, возникнет вторая мировая система, второй центр, возникнет сила, способная дать отпор всем притязаниям Запада. Объединившись, периферия рано или поздно добьется ликвидации экономической и политической зависимости от Запада, в частности, аннулирования внешней задолженности, и тем самым перестает быть периферией. Исчезнет паракапитализм. Рухнет глобальное классовое общество.

В результате Запад лишится возможности эксплуатировать незападные страны. Однако это еще не все. Выше уже приводились цифры, из которых следует, что даже по чисто физическим причинам страны периферии в принципе не могут сравняться по уровню производства и потребления с государствами центра. Но это не единственный и даже не главный вывод.

Суть состоит в том, что развитие стран периферии невозможно без ограничения потребления природных ресурсов странами ортокапиталистического центра. Ясно, что центр на это никогда добровольно не пойдет. Источники природных ресурсов, используемые им, в большинстве своем находятся на территории периферийных стран. Запад настолько кровно заинтересован в свободном доступе к этим источникам, что в новой «Стратегической концепции НАТО», одобренной в апреле 1999 г., специально оговаривается, что союз оставляет за собой право на вооруженные действия в любой части мира в случае перебоев в поставке жизненно важных ресурсов. С созданием второго центра, обладающего реальной силой, доступ ортокапиталистического центра к природным ресурсам будет резко ограничен.

Лишившись возможности эксплуатировать незападные страны и использовать в неограниченном количестве их природные ресурсы, ортокапиталистический центр вынужден будет пойти на перестройку всей своей социально-экономической структуры. Уничтожение паракапитализма с неизбежностью приведет к крушению и ортокапитализма. Капитализм не земле перестанет существовать. Его сменит иной общественный строй.