Страницы истории

СОСЛОВНО-ПРЕДСТАВИТЕЛЬНАЯ МОНАРХИЯ В РОССИИ И РАЗВИТИЕ ПРАВА (вторая половина XVI-XVII в.)

Особенности социально-экономического и политического развития Московского государства

К середине XVI века Русь, преодолев феодальную раздробленность, превратилось в единое Московское государство, ставшее одним из самых крупных государств Европы.

При всей обширности своей территории Московское государство в середине XVI в. имело сравнительно малочисленное население, не более 6-7 млн. человек (для сравнения: Франция в это же время имела 17-18 млн. человек). Из русских городов только Москва и Новгород Великий насчитывали по несколько десятков тысяч жителей, удельный вес городского населения не превышал 2% от общей массы населения страны. Подавляющее большинство русских людей жили в небольших (по несколько дворов) деревнях, раскинувшихся на необъятных просторах Среднерусской равнины.

Образование единого централизованного государства ускорило социально-экономическое развитие страны. Возникали новые города, развивались ремесло и торговля. Шла специализация отдельных районов. Так, Поморье поставляло рыбу и икру, Устюжна — металлические изделия, из Соли Камской везли соль, из заокских земель - зерно, продукты животноводства. В разных районах страны шел процесс складывания местных рынков. Начался и процесс формирования единого общероссийского рынка, но он растянулся на длительное время и в основных чертах сложился лишь к концу XVII в. Окончательное его завершение относится ко второй половине XVIII в., когда при Елизавете Петровне были отменены еще сохранявшиеся внутренние таможенные пошлины.

Таким образом, в отличие от Запада, где образование централизованных государств (во Франции, Англии) шло параллельно складыванию единого общенационального рынка и как бы увенчивало его формирование, на Руси образование единого централизованного государства произошло раньше, чем сложился единый общероссийский рынок. И это ускорение объяснялось потребностью в военном и политическом объединении русских земель для освобождения от иноземного порабощения и достижения своей независимости.

Другой особенностью образования русского централизованного государства по сравнению с западноевропейскими государствами было то, что оно с самого начала возникало как многонациональное государство.

Отставание Руси в своем развитии— прежде всего экономическом, объяснялось несколькими неблагоприятными для нее историческими условиями. Во-первых, в результате губительного монголо-татарского нашествия были уничтожены накопленные веками материальные ценности, сожжено большинство русских городов и погибла или была уведена в плен и продана на невольничьих рынках большая часть населения страны. Более столетия понадобилось только для того, чтобы восстановилась численность населения, существовавшая до нашествия хана Батыя. Русь более чем на два с половиной столетия утратила национальную независимость и попала под власть иноземных завоевателей. Во-вторых, отставание объяснялось тем, что Московское государство было отрезано от мировых торговых путей и прежде всего морских. Соседние державы, особенно на западе (Ливонский орден, Великое княжество Литовское) практически осуществляли экономическую блокаду Московского государства, не допуская его участия в экономическом и культурном сотрудничестве с европейскими державами. Отсутствие экономического и культурного обмена, замкнутость в рамках своего узкого внутреннего рынка таили опасность нарастания отставания от европейских государств, что чревато было возможностью превращения в полуколонию и утраты своей национальной независимости.

Сказанное выше предопределяло основные направления внешней и внутренней политики Московского государства. Во-первых, это прорыв к мировым торговым путям и прежде всего к незамерзающим морским портам, а также овладение волжским торговым путем с выходом к Каспийскому морю и далее к “великому шелковому пути” в Персию, Индию и Китай. Если волжским торговым путем Московское государство овладело в XVI в., окончательно завоевав Казань и Астрахань, то прорыв к морским торговым путям растянулся более, чем на столетие и завершен был лишь в XVIII в. с возвращением в русское владение устья Невы и присоединением Прибалтики.

Следующей по важности задачей было освоение плодородного чернозема в Южнорусских степях (“Дикого поля”). Эти степи были практически необитаемыми, так как там хозяйничали конные разъезды крымских татар. Каждую весну многочисленная конная орда вторгалась в южные пределы Московского государства и Речи Посполитой (на Украину). Иногда крымчаки прорывались вплоть до Москвы как это было в 1571 и 1597 гг., захватывали иногда до десятка тысяч пленных.

Московское государство заслонялось от крымчаков линиями пограничных укреплений— “засечными полосами”. Они состояли из отдельных опорных пунктов крепостей (позже превращавшихся в торгово-ремесленные города), между которыми делали “засеки” — искусственные заграждения из поваленных деревьев. За “засеками” были сторожевые посты с наблюдательными вышками, и засеки объезжали конные патрули. “Засечные линии” обслуживались поселенными в пограничных городах служилыми людьми (которых наделяли землей) и казаками. Такими пограничными крепостями были Орел, Кромы, Курск, Борисоглебск. В течение XVII в. линии пограничных городов неуклонно передвигались к югу. Под прикрытием пограничных крепостей и засечных линий заселялись плодородные черноземные земли. Содержание пограничной “засечной черты” требовало от Московского государства огромных усилий. Окончательно безопасность юга России и заселение плодородных южнорусских земель были обеспечены только после завоевания Крыма русскими войсками в 1783 г.

Следующее важнейшее направление внешней политики Московского государства в XVI-XVII вв. — воссоединение в рамках единой государственности трех ветвей (великорусской, украинской и белорусской) некогда единой восточно-славянской народности, населявшей Киевское государство. Исходным событием, повлекшим за собой разделение единой восточнославянской народности на три ветви и формирование трех народностей: великорусской, украинской, и белорусской, явилось, в конечном счете, нашествие монголо-татарских завоевателей.

Владимирское великое княжество и другие русские княжества на среднерусской равнине почти на 250 лет оказались в составе Золотой Орды. А территория западно-русских княжеств (бывшего Киевского государства, Галицко-Волынская Русь, Смоленская, Черниговская, Турово-Пинская, Полоцкая земли),хотя и не вошли в состав Золотой Орды, но были чрезвычайно ослаблены и обезлюдели.

Вакуумом силы и власти, возникшим вследствие татарского погрома воспользовалось возникшее в начале XIV века Литовское княжество. Оно стало стремительно расширяться, вобрав в свой состав западнорусские и южнорусские земли. В середине XVI века Великое княжество Литовское представляло собой обширное государство, простиравшееся от берегов Балтийского моря на севере до днепровских порогов на юге. Однако оно было весьма рыхлым и непрочным. Помимо противоречий социальных, оно раздиралось противоречиями национальными (подавляющая часть населения была славянами), а также религиозными. Литовцы были католиками (как и поляки), а славяне— православными. Хотя многие из местных славянских феодалов окатоличились, но основная масса славянского крестьянства стойко отстаивали свою исконную православную веру. Осознавая слабость литовской государственности, литовские паны и шляхта искали поддержки извне и нашли ее в Польше. Уже с XIV века предпринимались попытки объединения Великого Литовского княжества с Польшей. Однако завершилось это объединение только с заключением Люблинской унии 1569 г., в результате которой образовалось объединенное польско-литовское государство Речь Посполитая.

На территорию Украины и Белоруссии устремились польские паны и шляхта, захватывавшие земли, населенные местными крестьянами, и выгонявшие при этом нередко из их владений местных украинских землевладельцев. Крупные украинские магнаты, такие как Адам Кисель, Вишневецкий и др., и часть шляхты переходили в католичество, принимали польский язык, культуру, отрекались от своего народа. Движение на Восток польской колонизации активно поддерживалось Ватиканом. В свою очередь насильственное насаждение католичества должно было способствовать и духовному порабощению местного украинского и белорусского населения. Поскольку подавляющая его масса сопротивлялась и стойко держалась православной веры в 1596 г. была заключена Брестская уния. Смысл утверждения униатской церкви состоял в том, чтобы при сохранении привычной архитектуры храмов, икон и богослужения на старославянском языке (а не на латыни, как в католичестве), подчинить эту новую церковь Ватикану, а не московской патриархии (православной церкви). Ватикан на униатскую церковь возлагал особые надежды в продвижении католицизма. В начале XVII в. папа римский Урбан VIII в послании униатам писал: “О мои Русины! Через вас я надеюсь достигнуть Востока...” Однако униатская церковь получила распространение главным образом на западе Украины. Основная масса украинского населения, и прежде всего крестьянства, по-прежнему придерживалась православия.

Почти 300-летнее раздельное существование, влияние иных языков и культур (татарской в Великороссии), литовской и польской - в Белоруссии и на Украине, привели к обособлению и формированию трех особых народностей: великорусской, украинской и белорусской. Но единство происхождения, единые корни древнерусской культуры, единая православная вера с общим центром — Московской митрополией, а затем с 1589 г. - Патриархией играли определяющую роль в тяге к единению этих народов.

С образованием Московского централизованного государства эта тяга усилилась и началась борьба за объединение, длившаяся около 200 лет. В XVI веке к Московскому государству отошли Новгород-Северский, Брянск, Орша, Торопец. Началась длительная борьба за Смоленск, неоднократно переходивший из рук в руки.

Борьба за воссоединение в единой государственности трех братских народов шла с переменным успехом. Воспользовавшись тяжелейшим экономическим и политическим кризисом, возникшим в результате проигрыша длительной Ливонской войны, опричнины Ивана Грозного и невиданного неурожая и голода 1603 г., Речь Посполитая выдвинула самозванца Лжедмитрия, захватившего в 1605 г. при поддержке польских и литовских панов и шляхты русский престол. После его гибели интервенты выдвигали новых самозванцев. Таким образом именно интервенты инициировали на Руси гражданскую войну (“Смутное время”), длившуюся до 1613 года, когда высший представительный орган — Земский собор, принявший на себя верховную власть в стране, избрал на царство Михаила Романова. В ходе этой гражданской войны была сделана открытая попытка вновь установить на Руси иноземное господство. Одновременно это была и попытка “прорыва” на Восток, на территорию Московского государства католичества. Недаром самозванца Лжедмитрия так активно поддерживал Ватикан.

Однако русский народ нашел в себе силы, поднявшись в едином патриотическом порыве, выдвинуть из своей среды таких народных героев, как нижегородский земский староста Кузьма Минин и воевода князь Дмитрий Пожарский, организовать всенародное ополчение, разгромить и вышвырнуть из страны иноземных захватчиков. Одновременно с интервентами вышвырнуты были и их прислужники из государственной политической элиты, организовавшие боярское правительство (“семибоярщину”), ради защиты своих узких своекорыстных интересов призвавших на русский престол польского королевича Владислава и готовых даже отдать русскую корону польскому королю Сигизмунду III. Крупнейшую роль в сохранении независимости, национальной самобытности и воссоздании российской государственности сыграла православная церковь и ее тогдашний глава — патриарх Гермоген, явивший пример стойкости и самопожертвования во имя своих убеждений.

В середине XVII в. в борьбе за воссоединение трех родственных народов наступил новый поворот. В 1648 г., не выдержав социального, национального и религиозного гнета восстала Украина. Началась национально-освободительная война украинского народа под руководством Богдана Хмельницкого против господства Речи Посполитой.

У зажатой между Речью Посполитой, Крымом и султанской Турцией Украины недоставало своих сил для борьбы с объединенным польско-литовским войском и она еще в 1648 г. обратилась за помощью к единоверному Московскому государству. Но Москва (в которой как раз в это время разразился “Соляной бунт”), еще не оправилась от внутренних потрясений и неудачной войны за Смоленск и не могла вступить в новую войну. Тогда Богдан Хмельницкий обратился за помощью к крымскому хану. Но крымская орда, вступившая на Украину как “союзница” вместо помощи занялась грабежом и открыв фронт полякам в решающем сражении под Берестечком, ушла с Украины, уводя с собой огромное количество пленных. Это лишний раз подтвердило, что положиться Украина могла только на единоверную Москву.

1 октября 1653 г. Земский Собор удовлетворил повторную просьбу Украины о вступлении в состав Московского государства. Это решение в январе 1654 г. было одобрено Переяславской Радой на Украине. Украина вступала в состав Московского государства в качестве автономной единицы, сохранив свою государственную структуру, свои вооруженные силы и систему налогов. Причем налоги, собиравшиеся на Украине, должны были не вывозиться в Москву, а тратиться на месте на содержание украинских государственных структур, войска и иные нужды. В помощь Украине были отправлены русские войска.

Война с Речью Посполитой продолжалась до 1667 г. По завершившему ее Андрусовскому перемирию Речь Посполитая признала вхождение Левобережной Украины вместе с Киевом в состав Московского государства. Таким образом это перемирие лишь частично решило задачу объединения трех родственных народов. Окончательно эта задача была решена уже в XVIII в.

Наконец, нельзя не отметить еще одно направление политики Московского государства. Это направление—Сибирь. После завоевания Казани и Астрахани был открыт путь не только на Каспий, но и в Сибирь. Поход отряда Ермака привел к присоединению к Московскому государству Западной Сибири, а в XVII в. русские экспедиции, снаряжавшиеся как государством, так и торговыми людьми, дошли до озера Байкал, а затем - до берегов Охотского моря. В Сибири был построен ряд опорных пунктов-крепостей, впоследствии превратившихся в города: Тобольск (столица Сибири), Красноярск, Томск, Якутск, Охотск, Нерчинск и многие другие. Русское продвижение на Восток в районе Байкала в конце XVII в. столкнулось с колонизационным продвижением Цинской империи (Китай). После нескольких вооруженных столкновений в 1689 г. был заключен Нерчинский договор, который разграничил сферы влияния России и Китая.

Таким образом, в течение XVI и XVII вв. территория московского государства увеличилась в несколько раз. Численность населения также выросла до 13-15 млн. человек.

Естественно, что решение таких грандиозных задач требовало огромного напряжения всех сил страны, что конкретно выражалось в непрерывном увеличении налогов, различных сборов и иных повинностей (более подробно см. в следующем параграфе).

А это, в свою очередь, вызвало протесты и восстания населения (“Соляной бунт” 1648 г., “Медный бунт” 1668 г.. Крестьянскую войну 1670-71 гг. под предводительством Степана Разина и др.), жестоко подавлявшиеся властями. Обострение классовых противоречий требовали ужесточения существующего режима и усиления его авторитарности.

Второе обстоятельство, обусловившее усиление авторитарности власти и всеобщее закрепощение всех слоев населения — это необходимость защиты огромной территории государства. Все это вынуждало иметь внушительные вооруженные силы.

Повинности и обязанность службы касались практически всех сословий тогдашнего общества, в том числе и служилых людей — дворянства. Служба дворян обеспечивалась феодальной рентой крестьян в их пользу с закрепленных за дворянами вотчин и поместий.

Дефицит рабочих рук в условиях малочисленности населения усугублялся конкуренцией между боярами-вотчинниками, переманивавшими у дворян-помещиков крестьян. Отсюда и требование дворян-помещиков о прикреплении крестьян к земле и землевладельцам. Этим и объясняется тот факт, что именно в XVI-XVII вв. в Московском государстве идет процесс формирования крепостного права, в то время как в ряде стран Запада (Англии, Франции) такие крайние формы феодальной зависимости крестьян, как крепостное право, уже остались в прошлом, хотя, конечно, феодальные их повинности сохранялись.

Таким образом сочетание внутриполитических и внешнеполитических факторов сказалось на методах осуществления власти. Степень жестокости власти, уровень принуждения на Руси были существенно выше, чем в ряде стран Запада. Все перечисленные выше факторы и обусловили усиление авторитарного характера режима и становление в конечном счете, к концу XVII в. абсолютизма, а также предпосылки для всеобщего закрепощения населения: прикрепления дворян к военной службе, крестьян - к земле и землевладельцев и посадских людей - к их посадам (городам).

Все это отразилось и на развитии государственного механизма сословно-представительной монархии на Руси и на развитии русского права.