Страницы истории

Охранные отделения

В годы первой революции и после ее подавления активизировалась деятельность политического сыска — охранных отделений. Теперь их сеть покрывает практически всю территорию страны. Они вели борьбу с революционным подпольем как путем наружного наблюдения, т.е. слежки за членами революционных организаций, так и при помощи секретной агентуры, внедрявшейся в подпольные сообщества для так называемого “внутреннего освещения”. Нередко такие секретные агенты играли роль провокаторов, подстрекая, а то и лично участвуя даже в террористических актах. Одним из таких провокаторов был Евно Азеф—руководитель партии эсеров, лично организовавший ряд террористических актов.

Агент-провокатор киевского жандармского управления Мордух Богров 1 сентября 1911 г. застрелил Столыпина. А секретный агент Роман Малиновский стал даже депутатом Государственной Думы и лидером ее большевистской фракции. В целях координации деятельности низовых (губернских) охранных отделений образуются так называемые “районные охранные отделения”, каждое из которых должно было руководить работой таких отделений нескольких губерний. Иными словами, возникли своеобразные “охранные округа”. Общее руководство деятельностью охранных отделений осуществлял Особый отдел Департамента полиции. Он же руководил и оперативной работой жандармских управлений.

Для борьбы с революционными центрами за рубежом Департамент полиции активизирует свою заграничную агентуру. В российское посольство в Париже, где находился заведующий заграничной агентурой, стекалась вся информация о деятельности революционной эмиграции. Царская охранка оперативно сотрудничала с органами политического сыска Франции, Англии, Германии и других государств.

Деятельность жандармских органов и охранки была ориентирована исключительно на борьбу с революционным движением. Революция 1905-1907 гг. серьезно напугала правительство. Сразу же после ее подавления начинается поиск путей совершенствования и усиления полиции.

При существовавшей системе все полицмейстеры уездных городов и исправники уездных управлений подчинялись губернатору напрямую, а губернские жандармские управления и охранные отделения были независимы от него и подчинялись непосредственно МВД. Это вело к разобщенности аппарата.