Страницы истории

Политическая система пореформенной России. Формирование российского общества

Реформы 60 - 70-х гг. внесли определенные изменения в систему государственного управления России, что позволило на время стабилизировать обстановку в стране. Однако стабилизация не могла быть длительной, поскольку в главном система власти не изменилась - она по-прежнему оставалась самодержавно-монархической, что все больше становилось анахронизмом в условиях пореформенной действительности.

Поэтому вне зависимости от того, каковы были личные качества того или иного императора, будь то Александр II (1855 - 1881 гг.), Александр III (1881 - 1894 гг.), или Николай II (1894 - 1917 гг.) - все они оказывались перед лицом проблемы недовольства значительной части общественности существующей властью. В свою очередь, чем шире проявлялось недовольство, тем консервативнее становилось высшее российское руководство, тем более неохотно оно шло на какие-либо уступки. Соответственно и основные формы государственного устройства на протяжении второй половины XIX в. оставались практически неизменными. Монарх осуществлял свою власть, не будучи ограничен никакими формальными рамками (хотя полностью игнорировать то же общественное мнение он не мог), прислушиваясь лишь к голосу ближайшего окружения, как правило, вполне разделявшего воззрения монарха, или, подобно К.Н. Победоносцеву, предлагавшему даже более жесткие решения.

Естественно, отсюда, наименьшие изменения претерпела система высших органов государственного управления. Она по-прежнему состояла из законосовещательного Государственного совета, исполнительного Комитета министров, судебного Сената и управляющего церковными делами Синода. Упала, правда, роль императорской канцелярии, функции которой сузились до заведования личным составом чиновничества, однако это практически никак не отразилось на деятельности высших государственных органов в целом. А вот местное управление во второй половине XIX в. заметно изменилось, что связано с возникновением системы самоуправления. Главой местной администрации, как и ранее, оставался губернатор, но его компетенция явно уменьшилась, поскольку часть ее перешла в сферу деятельности всесословных, выборных земских учреждений. Несмотря на это чиновничий аппарат как в центре, так и на местах не только не сократился, но, напротив, вырос в несколько раз (с 61 тыс. до 385 тыс. человек за полстолетия).

Едва ли не самое большое внимание в этот период уделялось охране внутреннего порядка, что было вызвано резким нарастанием революционного движения в стране. В первые два десятилетия главным органом "преследования и расправы" с политическими противниками оставалось III отделение, однако к 80-м гг. стало ясно, что оно оказалось не готовым к борьбе в новых условиях, поэтому вместо него был создан Департамент полиции в рамках Министерства внутренних дел. Благодаря его деятельности борьба против революционного движения стала более успешной, что явилось одной из важнейших причин затухания последнего во второй половине 80-х гг.

Однако борьба с революцией велась не только с помощью репрессий. Определенное значение имело отвлечение части интеллигенции, традиционно самой недовольной социальной группы, от революционной деятельности через участие в работе земств. Существование земского движения рождало надежды на возможность введения в России "умеренной конституции, исторически выросшей на основе местного самоуправления с сословной окраской" (С.Ю. Витте), а при дальнейшем развитии даже на создание "властного всероссийского земства".

Другим вариантом использования общественной активности являлось ее участие в работе судебной системы, ставшей к концу столетия весьма заметным фактором российской жизни. Само существование независимого от администрации суда присяжных расширяло сферу независимой жизни в России, приучало население к автономии от государства.

Таким образом, пойдя на реформы, российское государство фактически создало предпосылки для формирования общественности, которая, однако, все менее удовлетворялась местом, ей отведенным, и стремилась к пересмотру сложившейся системы отношений с властями.

Это стремление подкреплялось ростом той части экономики, которая не зависела или зависела в не слишком большой степени от государства. Активно развивающийся в стране промышленный переворот интенсифицировал складывание российской промышленности. Кстати, и здесь роль государства весьма велика. Исходя из собственных военно-стратегических соображений, оно повело политику, направленную на решительное поощрение железнодорожного строительства, что в свою очередь стимулировало рост многих других отраслей промышленности, развитие всероссийского рынка и спрос на трудовые ресурсы. Ускоренный рост промышленности и связанных с ней областей экономики стал той основой, на которой базировался процесс формирования новых социальных слоев. Основным источником формирования как рабочего класса, так и предпринимательского слоя явилось прежде всего крестьянство. Оставаясь само по себе достаточно инертным, оно выталкивало в город наиболее активные элементы. Но крестьянская психология давала знать себя еще довольно долго, поэтому поведение новых социальных групп на первых порах вполне совпадало с крестьянскими характеристиками. Общественная пассивность, неумение организоваться, неспособность выработать какие-либо формы идеологии - все это весьма отчетливые черты и рабочих, и предпринимателей. Это во многом объясняет причины того факта, что функции организации как рабочего класса, так и предпринимателей взяла на себя интеллигенция. Последняя играла в России особую роль: поскольку ее количественный рост сравнительно слабо был связан с реальными потребностями экономического развития страны, вытекая, по преимуществу, из амбиций государства, она оказалась, во-первых, невостребованной в экономике, отсюда - во-вторых, имеющей недостаточные источники средств к существованию, а значит, в-третьих, недовольной своим положением - все это приводило к тому, что основной интерес этого слоя сосредоточился на политической сфере. К тому же, страсть к политике со стороны интеллигенции получила свое подкрепление в результате сформирования самостоятельных интересов новых социальных групп, происшедшее где-то к концу XIX в. Тем самым, сложились условия для возникновения особых форм негосударственной идеологии в России.

Давние традиции имела либеральная традиция, берущая свое начало еще в работах Н.И. Новикова. К концу века в рамках земского движения стала оформляться либеральная идеология: поиск эволюционно-реформаторского варианта перспектив развития России вел к идее о необходимости применения здесь опыта западной демократической политической системы. Как правило, сторонники этих подходов группировались вокруг земского движения, однако, исходя из необходимости действовать на легальной основе, они не считали возможным оформиться в какую-либо политическую организацию. Только в 1903 - 1904 гг. сложились первые нелегальные либеральные группы ("Союз земцев-конституционалистов" и "Союз освобождения"). Впрочем, либеральные идеи не находили в России массовой поддержки. Предлагаемая либеральная альтернатива была, очевидно, слаба в силу как молодости самого либерализма (и сил, на которые он опирался), так и упорным нежеланием властей идти на какие-либо уступки общественности. Это-то и рождало стремление добиваться желаемых перемен радикальными средствами, которые попытались предложить обществу крайне левые политические движения.