Страницы истории

Развитие революционного движения в России

Реформы не удовлетворили значительную часть общественности, которая рассчитывала получить от властей большие уступки. Те, в свою очередь, отнюдь не намеревались заходить слишком далеко, что не могло не породить конфликта между обществом и властью. Неумение найти общий язык, вызванное и отсутствием демократического опыта, и общественным нетерпением, приводило к быстрому нарастанию радикализма в общественном сознании в России, выражавшемуся, прежде всего, в складывании революционной идеологии. Наибольшее распространение в революционной среде получили социалистические идеи, что объясняется, по-видимому, привлекательностью коллективистских установок и радикальностью предполагаемых изменений.

Возникновение революционного движения в России относится к середине XIX в. (Правда, длительное время в советской исторической литературе его начало связывали с декабристами и с периодом так называемой дворянской революционности. Однако выступление декабристов более связано, хотя и с известными оговорками, с эпохой дворцовых переворотов, нежели с революционным движением. И уж тем более мало оснований для причисления к революционным проявлениям всевозможных кружков 30 - 40-х гг.) Цели и задачи революционного движения на протяжении его развития постоянно менялись, прежде всего, в результате изменения основных социальных сил, в нем представленных. В соответствии с этим и может быть построена периодизация революционного движения в России. Начавшись как антикрепостническое и антифеодальное течение, оно постепенно перерастает в антикапиталистическое. Точно также и первоначальная опора на крестьянское сопротивление постепенно уступает поискам социальных связей революционеров, являвшихся преимущественно представителями радикальной интеллигенции, с рабочими.

Первый этап революционного движения, получивший название народничества, приходится на отрезок времени с конца 50-х до начала 90-х гг. Главной его особенностью является исключительное внимание к крестьянству и как к объекту заботы революционеров, и как к реальному субъекту революционной борьбы, и, наконец, как к классу, несущему в себе зародыш будущего социалистического строя, выраженному в крестьянской общине. Сами же революционеры рассматривались как организующе-координационная сила, возглавляющая борьбу. Однако, поскольку в зависимости от того, в каком соотношении представлялась роль крестьянства и интеллигенции, менялись как идеологические позиции, так и тактика деятельности, в народническом этапе можно выделить несколько самостоятельных периодов.

Народники 60-х гг. своей основной задачей видели обеспечение крестьянского варианта проведения реформы, уповая на стихийную крестьянскую революцию, для которой они и должны подготовить кадры руководителей. Именно с этой целью и была создана организация "Земля и воля" во главе с Н.Г. Чернышевским (Санкт-Петербургский центр) и А.И. Герценом (Лондонский центр). Однако слабость крестьянского движения, а также самих революционеров привели к осознанию невозможности добиться поставленных целей и к самороспуску организации.

Определенную эволюцию проделало и народничество 70-х гг. Отталкиваясь от идей М. Бакунина, считавшего крестьянина прирожденным бунтарем, не требующим каких-либо значительных усилий со стороны интеллигенции с целью возбуждения крестьянского бунта, революционная теория сначала вынуждена была признать, в лице П. Лаврова, недостаточную готовность крестьянства к выступлению, чтобы затем П. Ткачев и вовсе отказал ему в какой бы то ни было революционности, определив в качестве главной силы революции интеллигента. Причем, все эти идеи народники 70-х гг. проверили на практике. "Хождение в народ" и пропагандистская деятельность новой "Земли и воли" 70-х гг., во-первых, откровенно разочаровали часть из них в крестьянстве, а, во-вторых, полицейские репрессии привели к мысли о необходимости борьбы не только с социальным строем вообще а с вполне конкретным государством. Результатом стал переход группы членов "Земли и воли", ставшей теперь называться "Народной волей", к активной террористической деятельности. Организовав настоящую охоту за императором, народовольцы сумели осуществить убийство Александра II, однако добиться поставленных целей и таким путем им не удалось. Сосредоточившись на акте цареубийства, они исчерпали этим свои силы, поэтому для окончательного разгрома революционного народничества государству даже не пришлось особенно напрягать свои силы. В то же время последствия деятельности народнического движения весьма значительны. С одной стороны, именно его действия стали причиной колебаний правительства Александра II, задумавшегося о введении "конституции", однако, с другой - они же привели Александра III к мысли о вреде каких-либо изменений в политическом строе страны, способствовав, тем самым, укреплению консервативных тенденций в политике государства в конце XIX - начале ХХ вв.

Да и само народническое движение после поражения претерпело серьезные изменения. Отвергая до сих пор возможность развития в России буржуазных отношений, оно вынуждено было теперь признать их существование. Тем самым, подверглись определенным изменениям как тактика, так и стратегия последователей народников. Возникающие с середины 90-х гг. XIX в. неонароднические организации социалистов-революционеров попытались увидеть в капитализме не только отрицательные, но и положительные стороны (подготовка материальных предпосылок социализма), выдвинули новый подход к решению земельного вопроса, получивший название социализации земли, стали больше внимания уделять рабочему движению и т.д. В то же время, в практике эсеровской деятельности сохранилось многое из народнического опыта, и, в частности, взгляд на индивидуальный террор как на главное средство революционной борьбы. Как раз благодаря своей террористической деятельности в начале ХХ в. эсеры и завоевали наибольшую популярность в массах. Убийства министров внутренних дел Д.С. Сипягина и В.К. Плеве, великого князя Сергея Александровича и ряда других правительственных чиновников, сделав эсеров главными врагами политического режима, одновременно привлекли к ним симпатии общественности.

Не меньшую популярность в России с 90-х гг. XIX в. приобрели марксистские идеи, что связано как с окончательным превращением рабочего класса в заметную социальную силу в стране, так и с неудачей народнического варианта осуществления социализма. Возникновение марксистских организаций ("Освобождение труда", "Союз борьбы за освобождение рабочего класса"), объединившихся в 1898 г. в Российскую социал-демократическую рабочую партию, позднее расколовшуюся на крайне левых (большевиков) и умеренных (меньшевиков), с очевидностью свидетельствовало о выходе на арену революционной борьбы новой политической силы.

Активизация деятельности подпольных организаций свидетельствовала о нарастании недовольства во всех слоях российского общества. Несомненным доказательством этих тенденций является и рост рабочего и крестьянского движения (забастовки в С.-Петербурге 1897 г., "Обуховская оборона" 1901 г., всеобщая стачка на юге России 1903 г., крестьянские волнения на Украине 1902 г. и др.).

К внутренним проблемам добавлялись внешние. Рост противоречий на Дальнем Востоке между Россией и Японией по поводу раздела сфер влияния в Корее и Китае, наряду со стремлением погасить с помощью "маленькой победоносной войны" (В.К. Плеве) растущее революционное движение, привел к началу русско-японской войны (январь 1904 г.) Однако крупные поражения русской армии и флота (под Ляояном и Мукденом, сдача Порт-Артура, Цусимское морское сражение), приведшие к поражению в войне и заключению невыгодного Портсмутского мира (август 1905 г.), напротив, резко обострили и без того сложную внутриполитическую ситуацию в стране.

Не удивительно поэтому, что в январе 1905 г. грянул взрыв, вошедший в российскую историю как первая российская революция (1905 - 1907 гг.). Начавшись с событий "кровавого воскресенья", она быстро переросла в стихийное в своей основе массовое движение, с энтузиазмом встреченное как в революционных, так и в либеральных кругах, которые попытались не просто примкнуть, но и возглавить его. Однако организованных политических сил первоначально не хватало, поэтому "профессиональные политики" явно не поспевали за событиями. Так, социал-демократы только к апрелю 1905 г. сумели увидеть в происходящем долгожданную ими революцию и обсудить вопросы участия в ней (III съезд РСДРП, Женевская партийная конференция). Еще позднее - в мае - это сделали либералы, и лишь в декабре - эсеры.

В большинстве случаев важнейшей задачей революции рассматривалась ликвидация самодержавия, однако, если для либералов это означало создание конституционно-монархического строя, то радикалы (социал-демократы, социалисты-революционеры) стремились не только к полной ликвидации монархии как государственного института, но и к уничтожению всей существующей социально-политической системы в целом, к смене ее новой социалистической формацией.

Впрочем, революция развивалась по собственным законам. Нарастание стачечной волны вызвало потребность в самоорганизации рабочих. Результатом стало возникновение новой формы руководства революционным движением - Советов рабочих депутатов (первый совет был создан в Иваново-Вознесенске во время одной из крупнейших забастовок в мае 1905 г.). Другим важнейшим следствием развития революционного процесса стало ослабление авторитета власти в доселе, казалось, незыблемой его опоре - армии. Раздраженные неумелостью ведения войны правительством и общей системой отношений в армии, солдаты и матросы начали примыкать к революционным выступлениям, что отчетливо проявилось в восстании на броненосце "Потемкин" (июнь 1905 г.).

Размах движения не мог не обеспокоить власти. Однако правительство, как, впрочем, и его политические оппоненты, не поспевало за развитием событий, оно постоянно колебалось в выборе мер по стабилизации положения, что приводило к двойственности его политики: с одной стороны, оно использовало силу (хотя и не слишком последовательно), а с другой - шло на некоторые частичные уступки. К последним, в частности, можно отнести решение о создании нового законосовещательного учреждения - Государственной думы (6 августа 1906 г.), вошедшей в историю под именем "булыгинской".

Однако революционным движением подобные действия властей были восприняты, скорее, как проявление слабости, что, естественно, вызывало соблазн добиться больших уступок - и главной - ограничения самодержавия. Именно под этим лозунгом осенью 1905 г. произошло объединение большинства революционных и либеральных сил, в результате чего октябрь ознаменовался крупнейшей стачкой всероссийского масштаба. К тому же с осени все более активно стало выступать пассивное до тех пор крестьянство. Давление принесло результаты. Царь вынужден был пойти на самую серьезную уступку революционного времени, - расцениваемую многими как шаг на пути к превращению политического строя в конституционно-монархический - он издал Манифест 17 октября, провозгласивший политические свободы в стране и наделение Государственной думы законодательными правами. Если либеральные круги вполне удовлетворились результатами стачки и развернули деятельность по формированию легальной политической среды (образование легальных политических партий: конституционно-демократической, октябристской; подготовка к выборам в Государственную думу и др.), то среди радикалов сохранялась установка на продолжение борьбы вплоть до полной ликвидации монархии (по меньшей мере). Добиться этой цели уже опробованными средствами (демонстрациями и стачками) было практически невозможно, поэтому логика развития социального конфликта вплотную подвела противоборствующие стороны к вооруженному столкновению. В декабре 1905 г. - январе 1906 г. по ряду российских городов прокатилась волна вооруженных восстаний (наиболее крупное - в Москве), однако в силу слабости революционеров, во многом связанной с расколом в их среде и отходом от революции либералов, они потерпели поражение.

В 1906 - 1907 гг. революционные выступления, хотя и во все уменьшающемся масштабе, продолжались. Но главные события в политической жизни были связаны уже не с ними, а с выборами и работой I и II Государственных дум. Состав депутатов этих учреждений оказался весьма радикален, и это радикальное большинство заявило претензии на очень серьезные преобразования, прежде всего, в аграрной сфере. Правительство же не было готово к столь решительным шагам по обеспечению участия общественности в государственном управлении, поэтому сроки деятельности обеих Дум оказались весьма краткими: чуть более двух месяцев работала первая (27 апреля - 8 июля 1906 г.) и три с половиной - вторая (20 февраля - 2 июня 1907 г.). Обе они были распущены правительством. Роспуск последней 3 июня 1907 г., сопровождавшийся изменением избирательного закона, обычно рассматривается как государственный переворот и завершение первой российской революции. Важная заслуга в том, что эти события завершились благополучным для власти исходом, принадлежит твердости и решительности П.А. Столыпина, премьер-министра России в 1906 - 1911 гг.

Как бы ни оценивались результаты революции, следует отметить значительность изменений, происшедших в жизни страны. Прежде всего, начала меняться политическая структура российского государства, которое, хотя и медленно, стало двигаться в направлении преобразования в конституционную монархию. Такой результат был вполне приемлемым для либералов, рассчитывавших путем постепенной эволюции довести этот процесс до логического конца. Таким образом, несмотря на неприятие ими революционных методов, от 1-й российской революции выиграли, в первую очередь, именно они. Тем самым, революция явилась радикальным средством осуществления либерально-реформистской альтернативы.

Другим важнейшим следствием революции стало заметное преображение социально-экономической сферы, где, во-первых, начала осуществляться "столыпинская" аграрная реформа, освободившая крестьян от тисков сельской общины, а во-вторых, резко ускорилась модернизация российской промышленности, вызванная ликвидацией многих ограничений в индустриальных областях и ростом потребительского спроса на ее продукцию в результате выросшего материального уровня жизни рабочего класса.

Послереволюционный период характеризуется неуклонным развитием процессов становления российского парламентаризма в рамках III (1907 - 1912 гг.) и IV (1912 - 1917 гг.) Государственных дум. Большое значение имело здесь формирование "нормального" процесса политической борьбы легальных политических партий и межпартийных блоков, прежде всего, в рамках все той же Государственной думы.

С другой стороны, значительная часть политических противников существующего режима из радикального лагеря (социал-демократы, эсеры, анархисты) по-прежнему видела свою цель в ликвидации существующего политического и социально-экономического строя в целом, а потому настаивали на продолжении нелегальной деятельности. В первые послереволюционные годы (1907 - 1910) их деятельность весьма жесткими усилиями властей и разбродом в собственных рядах, вызванном различием оценок итогов революции (что отразилось, например, в дискуссиях по поводу сборника "Вехи"), была практически полностью парализована, однако со второй половины 1910 г. радикалы начинают чувствовать себя все увереннее. Продолжающееся сохранение разрыва связи между государством и обществом, незавершенность и ограниченность проведенных реформ по-прежнему воспроизводили условия нестабильности системы власти в России.

Поэтому, постепенно нарастая, революционное движение уже к 1912 г. достигает вновь значительного размаха, став особенно массовым после расстрела рабочих на Ленских золотых приисках (апрель 1912 г.). А к середине 1914 г. страна вновь оказалась на грани революционного конфликта.

Дальнейшему развитию революционной ситуации помешала лишь I мировая война, разразившаяся в августе 1914 г. Оказавшись втянутой в эту войну на стороне блока Антанты, Россия была, пожалуй, менее других готова к ней, что и предопределило огромные людские и материальные потери, понесенные ею в этой войне. Неумелость политического руководства страной в условиях войны, тяжелая экономическая ситуация и неравномерность в распределении тягот военного бремени все более обостряли внутриполитическую ситуацию в стране, вплотную подводя ее к новому революционному взрыву, который и произошел в феврале 1917 г.


  • Анализы крови, мочи. Выезд: анализы на гормоны. Беременность и роды.