Страницы истории

"Октябрьский" этап революции (октябрь 1917 г. - весна 1918 г.)

Октябрьские события 1917 г. - пожалуй, одна из самых дискуссионных тем во всей отечественной историографии. К сожалению, однако, споры часто имеют целью не столько выяснение истины, сколько доказательство правильности или неправильности избранного в результате Октября пути. Превращение темы в актуальный политический вопрос, ее использование в идеологическом противостоянии немало способствовало мифологизации проблемы. Отсюда одна из важнейших задач изучения событий октября 1917 г. - освобождение ее от конъюнктурных политических наслоений и превращение в объект максимально строгого научного анализа.

Развитие революционного процесса в феврале - октябре 1917 г. с закономерностью подводило страну к выбору между анархическим саморазрушением общества и жесткой диктатурой, независимо от того, какие именно лозунги будут написаны на ее знаменах. Неудача создания правой диктатуры Корниловым во многом предопределила последующую попытку установления левой диктатуры, предпринятой большевиками. Расстановка социальных и политических сил осенью 1917 г. весьма благоприятствовала радикальным тенденциям. Временное правительство и активно поддерживающие его партии социалистов к этому времени полностью лишились былой популярности в массах, потерявших всякое терпение от длительного ожидания обещанных улучшений жизни. Не вызывала их деятельность энтузиазма и в кругах правых, к тому же, ослабленных поражением корниловского переворота. Это, конечно, еще не означало перехода большинства населения на сторону большевиков, значительная часть его, прежде всего, крестьянство, оставалась весьма индифферентна по отношению практически ко всем политическим партиям. Однако уже само отсутствие поддержки противнику, да еще раздираемому противоречиями и расколами, делало шансы большевиков на успех весьма высокими.

Впрочем, и среди них не было абсолютного согласия по поводу необходимости взятия власти самостоятельно. Группа членов руководства партии (Л. Каменев, Г. Зиновьев), как и умеренные социалисты, не считали Россию готовой к социалистическому перевороту и предлагали отложить решение вопроса до Учредительного собрания. Но именно это-то и вызывало опасения со стороны представителей радикально настроенной части ЦК, лишавшихся в этом случае возможности придти к власти (получить на всеобщих выборах большинство голосов для них было явно нереально). Поэтому даже имеющиеся среди них частные разногласия по поводу сроков начала восстания (до II съезда Советов, назначенного на конец октября, как предлагал В. Ленин, или после, на чем настаивал Л. Троцкий) не помешали организации и проведению успешного вооруженного выступления в Петрограде. Победа же, в свою очередь, предопределила решение II съезда Советов взять власть в свои руки. Впрочем, для многих политиков того времени октябрьский переворот казался случайным и малозначительным эпизодом: слишком слабыми представлялись силы большевиков. Как раз укреплению их положения должны были содействовать важнейшие решения II съезда - декреты о мире и земле. Декрет о мире, конечно, не прекращал войны (даже по большевистской концепции мировая война должна была перерасти в войну гражданскую), а декрет о земле - не давал реальной земли. Однако большевикам важно было доказать свою способность быстро разрешать стоящие перед обществом проблемы и, тем самым, завоевать на свою сторону поддержку масс, которая только и могла обеспечить им удержание власти. Отсюда не столь уж существенно было, что предпринимаемые ими шаги не вполне соответствовали их основным идеям, что в том же декрете о земле использована программа эсеровской партии - если они совпадают с настроениями масс, они должны быть приняты. Поэтому даже если исходить из тех идей, которыми руководствовались большевики, реальные первоначальные их действия не дают оснований для характеристики октябрьских событий, как социалистической революции. С другой стороны, при всем своем политическом практицизме большевики действительно верили в свою способность изменить жизнь общества к лучшему с помощью построения социализма.

Успех большевиков в октябре 1917 г. не только не завершил, но, напротив, усилил борьбу за власть в стране. Новый этап борьбы охватывает период с осени 1917 г. до весны 1918 г. и характеризуется неустойчивостью позиций большевиков, заставляющей их искать союзников и ради этого идти на компромиссы. Первой попыткой достичь соглашения явились переговоры о создании "однородного социалистического правительства" с меньшевиками и эсерами, проведенные в конце октября - начале ноября под давлением Викжеля (профсоюза железнодорожников). Завышенные требования одних (вывод Ленина и Троцкого из правительства, меньшинство большевиков в нем и др.) и нежелание уступать плоды победы - других сорвали уже было достигнутое соглашение, однако поиск союзников продолжался. В конечном итоге, он привел к возникновению коалиции с отколовшимися от партии социалистов-революционеров левыми эсерами, в ноябре вошедшими в Советское правительство. Согласие большевиков на осуществление эсеровского варианта земельной реформы и общие социалистические цели создавали базу для этого союза, тем более, что складываться он начал уже в дооктябрьский период (да и сам октябрьский переворот был проведен при активном участии левых эсеров).

Большинство оппонентов большевиков рассчитывало на предстоящее Учредительное собрание, выборы в которое были назначены на 12(25) ноября. Большевики не решились отменить их, тем более, что, находясь под впечатлением октябрьского успеха, они рассчитывали на благоприятный для себя исход. Однако действительность оказалось совершенно иной: более половины мест в собрании получили эсеры. Возможно, деятельность Учредительного собрания, открывшегося 5 января 1918 г., давала еще один шанс найти компромиссное решение вопроса о власти, однако, как и в случае с "однородным социалистическим правительством", здесь возобладали тенденции к расколу: эсеры отказались прислушаться к предложениям большевиков, те, в свою очередь, распустили Учредительное собрание. Роспуск собрания означал окончательный отказ всех сторон конфликта от поиска соглашения и, фактически, сделал неизбежной гражданскую войну в России. Нельзя не заметить также и того факта, что основная часть населения осталась весьма индифферентна к судьбе Учредительного собрания: демократические традиции были еще слишком слабы.

Роспуск Учредительного собрания стал одновременно решающим шагом в становлении государственного аппарата Советской власти. Если до сих пор государственные органы рассматривались как временные, теперь они получают постоянный статус. Среди высших органов власти верховным учреждением стал Всероссийский съезд Советов, выделявший для повседневной работы Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК). Роль высшего исполнительно-распорядительного органа отводилась Совету Народных Комиссаров, состоявшему из руководителей отраслевых наркоматов. Для управления российской экономикой создавался Всероссийский Совет Народного Хозяйства, исполнявший преимущественно регулирующие функции. Формирующемуся государственному аппарату чрезвычайно не хватало опытных кадров служащих, поэтому привлечение старых чиновников, в большинстве своем первоначально не принявших Советскую власть, потребовало значительных усилий со стороны большевиков. При этом использовались как методы стимулирования возвращения их на службу, так и средства насилия и угроз. Именно борьба с саботажем чиновничества стала первым актом деятельности созданных властями органов подавления (Всероссийской Чрезвычайной Комиссии, милиции и др.). Уже в первые месяцы Советской власти сложились характерные черты ее аппарата: отсутствие четкого разделения властей, недостаточный профессионализм в сфере принятия решений, политико-идеологическая направленность деятельности и т.д.

Успех в центре был закреплен и победой Советской власти на периферии. Протекая, как в мирных, так и вооруженных формах, борьба местных Советов привела к тому, что к весне 1918 г. на большей части территории России власть перешла в их руки (за исключением ряда национальных регионов). Хотелось бы подчеркнуть при этом недостаточную обоснованность весьма распространенного представления о том, что власть перешла в руки большевиков: как в центре, так и особенно на местах управленческую деятельность осуществляли именно Советы, в которых нередко большевики не только не составляли большинства, но и вовсе отсутствовали. Как раз соглашение с левыми эсерами в значительной степени обеспечило успех Советов на местах.

Важнейшим положением антикризисной программы большевиков, в прямую зависимость от выполнения которой они ставили саму устойчивость своей власти, был скорейший выход России из войны. Поэтому, начиная с декрета о мире, они предпринимают настойчивые и весьма последовательные попытки решить эту задачу. Нередко эта настойчивость связывается с так называемыми "немецкими деньгами", которые в течение первой мировой войны попадали в руки большевиков и использовались для ведения антивоенной пропаганды. Однако в действительности отнюдь не какие-либо взятые на себя обязательства или страх перед раскрытием тайны вынуждал большевиков к поискам мира, а стремление использовать антивоенные настроения населения в целях упрочения власти. В свою очередь, и Германия была заинтересована в прекращении войны на два фронта. Таким образом, стремления обоих государств совпали, что и послужило основой начала в ноябре 1917 г. переговоров в г. Бресте по поводу сепаратного мира. Выступив сторонниками "справедливого и демократического мира", большевики рассчитывали не только оттянуть его заключение до начала "мировой революции", которая сделает ненужными сами переговоры, но и привлечь на свою сторону международную общественность. Германские же условия носили явно аннексионистский характер, отражая ее стремление воспользоваться слабостью России в этот момент. Как раз последнее обстоятельство привело к тому, что предъявление германской стороной ультиматума вызвало острейшую борьбу в большевистской партии и стране по вопросу о заключении Брестского мира. В самом советском руководстве сформировались три основных лагеря: одни ("левые коммунисты" во главе с Н.И. Бухариным, левые эсеры) - выступали за отказ от переговоров и переход к революционной войне с Германией, как способу стимулирования мировой революции, другие (В.И. Ленин) - требовали немедленного принятия ультиматума во имя сохранения Советской власти, наконец, третьи (Л.Д. Троцкий) - пытались найти компромиссное решение, выраженное в формуле "ни войны, ни мира". Первоначальная ставка на возможность осуществления идеи Троцкого привела к германскому наступлению в феврале 1918 г. и еще более тяжелым условиям ультиматума, на которые на этот раз пришлось пойти большевикам. Заключение в марте 1918 г. Брестского мира оказало самое заметное влияние на обстановку в стране и в мире. Прежде всего, оно окончательно определило позитивное отношение стран Антанты к вмешательству во внутренние дела России на стороне антибольшевистских сил. С другой стороны, сами эти силы резко возросли, поскольку большевики стали теперь рассматриваться как предатели российских интересов. Наконец, в лагере Советов начался раскол, приведший к выходу левых эсеров из правительства, что, естественно, ослабило Советскую власть.

Таким образом, роспуск Учредительного собрания и Брестский мир сделали гражданскую войну в России неизбежной.