Страницы истории

Появление канонической истории

Скажем прямо, историю человечества писали главным образом те, кому не хватало фантазии сочинить свою собственную. Они описывали события, которые, как им казалось, происходили «на самом деле». При этом старались делать это «увлекательно».

Эти обидные слова имеют массу подтверждений. Речь даже не о книжках типа «Приключений доисторического мальчика». Давайте возьмем любой солидный исторический труд, например, «Историю Византийской империи» Ф. И. Успенского:

«Отступавшие с Вильгардуэном франки достигли г. Памфила, где застали значительный отряд рыцарей, спешивший из Анатолии на помощь, и не могли сообщить известий более печальных, так как погибли сюзерены многих рыцарей, опоздавших их выручить от смерти. Рыцари плакали горькими слезами и били себя в грудь».

«Им, цвету французского и фландрского рыцарства, в ответ на просьбу о помощи советуют заключить мир с убийцей рыцарей, варваром, главою мятежных греков и вонючих куман, приносивших пленных в жертву своим богам».

«Рыцарей вместе с конными сержантами было 500–700 человек, против них собралась масса в 4000–5000 конного и пешего ополчения. Но искусство и храбрость победили число и на этот раз… Рыцари напали на врагов в маслинной роще у Кундура и разбили их наголову; сам деспот позорно спасся бегством в Эпир».

«Борил выстроил свои тридцать три тысячи в тридцать шесть полков; болгары держали длинные богемские мечи и гордо наступали, думая захватить и этого императора. Первую линию франков вели Петр Брашейль, Мальи и старый маршал Вилльгардуэн, рыцарь брабантский и другие, императора просили быть в резерве… Тогда все взяли копья наперевес и с криком „Святой Гроб!“ поскакали на подступающего врага. Сбитые с лошадей первые ряды болгар уже не могли подняться, их добивали следующие ряды рыцарей, и войска Борила обратились в беспорядочное бегство. Брашейль и Мальи с 20 рыцарями ударили на самого Борила, при котором было 1600 человек; император Генрих в пурпурной мантии, усеянной золотыми крестами, скакал впереди своего отряда. Болгары рассыпались, как жаворонки от коршуна, хотя их было 33 тысячи; рыцари гнали их целых пять часов, „как безгрешные дьяволов“, хотя их было 15 дружин по 20 человек, лишь у императора было 50 рыцарей».

Все это беллетристика, пусть и в меньшей степени, чем те письменные источники, хроники, на которых она основана. Однако люди любят беллетристику и доверяют историкам. Увлекательный, эмоционально окрашенный текст легко ложится в память.

Так же, как и письменное слово, живопись и скульптура тоже воздействуют на представления людей о прошлом. Сознание услужливо подсовывает нам привычные картинки: вот так выглядел рыцарь времен Ричарда Львиное сердце. Так выглядел монгольский воин Чингисхана. А таким был сам Чингисхан. Мы с вами не раз видели героев древности и средневековья в книгах, несмотря на то, что их реальных изображений как не было, так и нет! В одном учебнике ухитрились дать портреты всех древнерусских князей, хотя при жизни их никто не рисовал. На мое возмущение мне объяснили, что это поделки для школьников, а СЕРЬЕЗНЫЕ ученые занимаются СЕРЬЕЗНЫМ делом, они-то все понимают правильно. Дескать, нельзя нападать на историю, опираясь на учебники для младшеклассников.

Ох, если бы все было так просто. Но ведь школьник становится студентом, потом аспирантом, а потом — серьезным ученым, историком. А в голове его сохраняются затверженные с детства стереотипные слова и представления, которые тем тверже, чем чаще их повторяли. Попросите любого человека дать мгновенную аналогию слову «птица», и он ответит вам — воробей. А «фрукт» — это, конечно, яблоко (теперь, правда, банан), поэт — Пушкин, иго — монголы, история — …и весь школьный набор.

А как она возникла, традиционная история?

В 1492 году заканчивалось 7-е тысячелетие от Сотворения Мира. Католики ждали конца света: ведь если Бог создал мир за семь дней, то и конец ему должен придти с цифрой семь. Но Армагеддон почему-то не наступил. Ни сомневаться в библейской хронологии, ни пересматривать теорию о магической семерке патеры не могли, поэтому просто радовались жизни. Но некоторые христиане разочаровались в католицизме, перестали безоговорочно верить Ветхому Завету, ушли в протестантство и оккультизм.

Наступивший вскоре XVI век был богат событиями. В 1542 году папа Павел III учредил в Риме инквизиционный трибунал. Затем, в 1543 году была введена цензура книгопечатания.

Важнейшим событием века стал Тридентский собор католической церкви, проходивший в 1545–63 годах. Духовную атмосферу собора определяли иезуиты, последователи испанского офицера Игнатия Лойолы (ум. 1556).

После 1563 года римский папа Пий V при полном взаимопонимании с испанским королем Филиппом II развязал руки инквизиции в Испании и Италии. В эти годы были зажжены костры более чем сотни аутодафе. В 1571 году объединенный флот Испании, Венеции и папы разбил турецкий флот, который до того был самым мощным в Средиземноморье.

Так что события середины XVI века оказались столь же важны для судеб Европы, как и события вокруг Константинополя в предыдущем XV веке: Константинополь в 1453 году был взят османами, а в таких случаях потерпевшая сторона обычно сжигает архивы. А во время Тридентского собора, в 1555 году, Карл V перестал быть императором гигантской империи, включавшей даже Мексику и Перу (Северную и Южную Америки), отказался от всех титулов и удалился в монастырь, где и скончался в 1558 году.

В 1582 году римский папа Григорий XIII (1572–85) ввел григорианский календарь, создателем которого был Алоизий Лилий. Математик, филолог и астролог, гугенот Жозеф Скалигер (1540–1609) был активным противником этой реформы.

Специалист по летоисчислению А. Н. Зелинский пишет:

«Опираясь на труды византийских хронологов, наследников александрийской учености, Скалигер настаивал на том, что только Юлианская календарно-хронологическая система может обеспечить непрерывный счет лет в мировой хронологии».

При всеобщем интересе к календарным проблемам и библейской истории работа, которую выполнил затем Скалигер, оказалась самой эффективной. Своими трудами он положил начало современной традиционной хронологии, связав с Библией историю гражданскую.

Хронология, датировка событий прошлого — это «скелет» истории человечества. Но беда в том, что проверить хронологию Скалигера невозможно: нет ни одного подлинного письменного документа античности или древнего мира, а средневековые документы, которые называют «копиями античных», дат, как правило, не содержат.

На чем основывался Скалигер в своей работе? На этот вопрос нет ответа. Не исключено, что ни на чем, кроме собственных математических расчетов. Поэтому традиционную историю правильнее было бы назвать всего лишь «версией» и, до поры пользуясь ею, рассматривать и другие версии тоже.

Теперь уже мало кто знает, что с XVII века, по мере распространения традиционной версии, расширялась и ее критика. Многочисленные натяжки, анахронизмы, нестыковки сделали неизбежной постоянную корректировку хронологии. В ХХ веке она подверглась наиболее массированной критике, и что интересно, в основном русскими учеными, среди которых нужно назвать академика Н. А. Морозова (1854–1946). А. К. Гуц первым произнес слова «Многовариантная история». Группа математиков с мехмата МГУ под руководством М. М. Постникова и А. Т. Фоменко создала «Новую хронологию», показав, что события средних веков как бы сдвинуты в прошлое: одна и та же реальная история «повторяется» в античности и древности слоями «толщиной» в 333 года, 1000, 1053, 1800 и другое количество лет.

Занимаясь этим вопросом, я обнаружил, что «повторы событий» четко следуют некоей синусоиде. По девять веков происходит прогресс — по девять (с повторением крайних веков) регресс. Во всех веках по одной «линии» легко найти сходные события и похожих героев, параллели в культуре и искусстве, стилевые совпадения в одежде и архитектуре. События симметричны относительно «начала эры»: Троянская война XIII века до н. э. схожа с войной за Константинополь XIII века н. э.; война с Тарквиниями VI века до н. э. — с Готской войной VI века н. э., битва при Кадеше XV века до н. э. — с битвой за Константинополь XV века н. э., и т. д. В циклах нашей эры с VI по XII-й «темные века», и в циклах ДО нашей эры — с XII по VI-й — «темные века».

Цикличность истории замечена давно, и многие делают вывод, что история развивается по спирали, я же полагаю, что подобная ее структура возникла от замысла автора хронологии, Скалигера. Это тем более вероятно, что незадолго до Скалигера идею циклизма развивал Никколо Макиавелли (1469–1547). Она заключается в том, что ситуации, имевшие место в прошлом, повторяются: таково божественное провидение. Если Скалигер стоял на сходной точке зрения, то ему не надо было даже искать древние документы: повторяй в прошлом события вчерашнего дня, и не ошибешься. Ведь этот хронолог занимался совсем не выяснением Истории, а привязкой ее к Библии.

Традиционная версия держится только датировками Скалигера! Если от них отказаться, история предстанет текстом, неизбежно подверженным разным толкованиям, подобно пророчествам Мишеля Нострадамуса. Этот предсказатель, кстати, был современником Жозефа Скалигера и другом его отца, тоже хронолога, Юлия Цезаря (Жюля Сезара). Вот как описывает Нострадамус некие события, словно они еще только должны произойти в будущем, хотя их аналог легко найти в событиях XIII века: это нашествие «татаро-монголов»:

От Черного моря из Великой Татарии,

Придет Король смотреть la Gaule (Галатию, Галицию? — Авт.),

Пересечет Аланию и Армению,

В Византиуме опустит кровавый жезл.

Согласно Нострадамусу, и Троянская война, и битва за Стамбул якобы еще раз повторятся в XXI веке. Как видно, он пользовался той же замечательной синусоидой, что и Скалигер, только один гнал волну в будущее, а другой в прошлое. Толкователи этого мистификатора отныне остаются без работы: найдите описанное им «предсказание» в истории XIII–XVI веков, а потом сидите, отсчитывайте, когда оно еще раз повторится. Чем длиннее лист, тем больше кошмаров.

В 1999 году, седьмой месяц,

Великий князь ужаса прибудет с неба.

Он воскресит великого Короля Angolmois (монголов, ангулемцев? — Авт.),

До и после Марс счастливо царствует.

Маниакальная идея человечества, высказанная Нострадамусом в 72 катрене Х центурии, владеющая умами некоторых политиков (а в первую очередь именно их обслуживают историки — это факт, спорить с которым бесполезно), могла привести к катастрофическим последствиям, если бы мир не стал все же немного рациональнее.

Надолго ли хватит этой рациональности? Вот пример, как подготавливают общественное мнение к очередному «приходу азиатов»:

«В 1990 г. в Китае была развязана массированная пропаганда… после чего лидеры Китайской Народной Республики водрузили Чингисхана на пьедестал, отведя ему заслуженное место в китайской истории… — пишет толкователь предсказаний Дж. Хоуг. — Сплотив вокруг себя все исламские страны, Китай нацелит свой союз на Европу, Россию и Америку. В этом случае к середине 2020-х годов Третья мировая война с применением ядерного оружия становится неизбежной».

Так и хочется крикнуть: но ведь это все неправда! Не было битвы при Кадеше, не было битвы при Труа, и великий князь ужаса не свалился на нас с неба в июле 1999 года. В первом веке в Европе еще бродили мамонты. Не был Чингисхан ни монголом, ни русским, ни китайцем — и не сможет возродиться, даже в том случае, если это предсказал всем известный оккультист.

Оккультизм в истории не так безопасен, как это может показаться. Уже ясно, что человечество способно воплотить бредовую идею Скалигеров — битву за Стамбул в XXI веке — своими собственными руками. Неверные представления о прошлом действуют как гипноз, заставляя людей совершать безумные поступки в настоящем и будущем. Как знать, не захотят ли и некоторые РОССИЙСКИЕ политики (как это уже бывало в прошлом) предъявить свои права на Царьград, основываясь на неверной истории?

Здесь можно привести цитату из книги нашего отечественного политика «Последний бросок на Юг»:

«Теперь вместо Константинополя как столицы Византийской империи мы имеем Стамбул, столицу Турецкого государства (так в тексте, на самом деле Анкара, — Авт.). Это захват чужой земли. Это аннексия. Поэтому надо, чтобы все вернулось на круги своя, чтобы христианский мир воссоединился снова в Иерусалиме, чтобы в Константинополе также звонили колокола христианских православных церквей…»

Перефразируя Зигмунда Фрейда, можно сказать:

«Некоторые из исторических построений настолько неправдоподобны, настолько противоречат всему нашему в трудах добытому знанию о реальности мира, что мы вправе — с необходимым учетом психологических различий — сравнить их с бредовыми идеями».

Неверная история приводит политиков и полководцев к неверным выводам «на будущее», но именно такую историю и учат как политики, так и полководцы. Однако их выводы, как мы видим из приведенной выше цитаты, зачастую смахивают на вздор. Поэтому так важно навести порядок в нашем «прошлом».