Страницы истории

Время Скалигера

Я отдаю себе отчет, что эту книгу сложно читать (писать ее не менее сложно). Трудно продираться сквозь многочисленные даты, цитаты и отступления «в сторону», но, во-первых, компиляции писали и в весьма уважаемом всеми XVI веке, а, во-вторых, для тех, кто хочет знать истину, это не может явиться препятствием. Христианская традиция считает долгом возвещение истины всем и каждому. Напротив, иерархию «посвященных в тайну» создал гностицизм.

Не следует закрывать глаза на особую связь культуры эпохи Возрождения с гностицизмом. Хотя и относят это религиозное дуалистическое учение ко временам поздней античности, к I–V векам н. э., мы легко найдём его в весьма недавнем прошлом. Приверженцы «древних» культов, а также оккультных наук были среди художников, среди литераторов и, само собой разумеется, среди ученых — алхимиков, астрологов и других. Были среди них и историки. Последние и претендовали всегда на знание тайной, скрытой от глаз непосвященного, «пружины» или спирали развития человеческого общества.

Жозеф Скалигер и его ученики, конечно, имели предшественников. Таковым был, например, Никколо Макиавелли (1469–1547), написавший среди прочего труд «Флорентийские истории». Макиавелли позаимствовал у античного историка Полибия (если только не сам писал под этим псевдонимом) идею циклизма, и развил ее.

Идея заключается в том, что ситуации, которые имели место в прошлом, повторяются: монархия переходит в аристократическую республику, та в олигархию, которую сменяет демократия, вырождающаяся в тиранию или анархию, после чего появляется монархия и цикл начинается сызнова. Главным же мотивом для государя должен стать принцип «цель оправдывает средства»:

«Опыт нашего времени показывает, что великие дела творили как раз государи, которые мало считались с обещаниями, умели хитростью кружить людям головы, и в конце концов одолели тех, кто полагался на честность…»

Ему вторит Гвиччардини, другой историк XVI века. Как типичный пример политтехнологии, которой он был привержен, можно привести его слова:

«Отрицай всегда то, что, по-твоему, не должно быть известно, и утверждай то, чему люди, по-твоему, должны верить; пусть многое тебя изобличает, пусть будет против тебя почти достоверность, но смелое утверждение или отрицание часто привлекает ум слушателя на твою сторону».

При этом Гвиччардини был оппонентом государственника Макиавелли, выступая в «Истории Италии» за независимость отдельных городов, как условие процветания экономики. Оппонентом Скалигера в спорах об истории был Юст Липсий, не говоря уж об инквизиции. Ученик Скалигера кальвинист Кабозон выступал против исторических сочинений кардинала Барония. То есть история, как представление о прошлом, стала разменной монетой в политической борьбе между людьми, которые и не скрывали, что склонны к обману.

Надо представить себе, что до этого другой истории, кроме библейской, не было совсем. «Выстраивание» новых исторических текстов представлялось современникам покушением на основы веры. Хронология Скалигера, которой пользуется теперь все человечество, была принята на вооружение Реформацией именно по политическим причинам, ведь история — основа идеологии.

Главный труд Скалигера был написан в 1583 году и назывался «Исправление хронологии». Кроме того, в 1606 году он составил «Thesaurum temporum», в котором упомянуты даже календарные системы американских индейцев. Все это отнюдь не приветствовалось иезуитами и стало предметом обсуждения. В конце концов, сторонники Скалигера победили.

Важнейшим научным событием средних веков стало открытие прецессии[1] земной оси. Так называемый «Платонов год», Великий прецессионный кругпоказывает, что за 72 года точка весеннего равноденствия продвигается на 1 градус, за 360 лет — на 5 градусов, за 25 920 лет — на 360 градусов. А. Зелинский писал по этому поводу:

«Циклизм подобного рода, перенесенный на философию, оказался совершенно чуждым самому духу средневекового христианского мироощущения, ибо свидетельствовал о той мнимой „повторяемости“ явлений, которой не может быть в действительном мире. Поэтому, если для Платона и его последователей на Западе и индо-буддийских мудрецов на Востоке такой циклизм был символом „вечного возвращения“, как вечного обновления мира… то для христианского сознания средних веков он всегда оставался лишь свидетельством календарно-астрологического феномена, которому не предавалось сколько-нибудь значительного религиозно-философского смысла».

Неприятие идеи циклизма церковью, вот одна из причин, по которой иезуиты не приветствовали сочиненную Скалигером историю. И это также причина, по которой сторонники этой философской системы зачастую «прятались» за «древнегреческими» псевдонимами. Хронологи не желали, подобно астрологам, которых кодекс Юстиниана приравнял к отравителям, переходить на «полулегальное положение», и все же продолжали пугать людей всемирной эсхатологией — учением о цели Космоса и Истории, и об ожидающемся их конце.

В 1600 году на костре инквизиции погиб известный философ и поэт Джордано Бруно, который был горячим сторонником мистических идей Коперника. Но погиб он не из-за этого, так как книги Коперника не были запрещены до 1616 года. Бруно, скорее всего, был сожжен за связь с некромантами и спиритуалистами. Если бы Скалигер не эмигрировал в Голландию, а попал в руки инквизиции, то не известно, как сложилась бы и его судьба, и судьба «хронологии».

О составленной же им «истории» скажу прямо: беда не в том, что Скалигер жил в век магии, а в том, что его хронология считается научной. По сути, на протяжении всего ХХ века длилась борьба единичных энтузиастов за изменение такого положения дел. Но пока историки-традиционалисты стоят насмерть, хотя и подозревают, что время пересматривать некоторые незыблемые постулаты уже пришло.

А. Искендеров в статье «Историческая наука на пороге XXI века» мечтает:

«В XXI в. историческая наука обогатится новыми идеями и новыми концепциями, которые выведут ее на принципиально иной уровень, заставляя по-новому взглянуть на прошлое человечества, по иному оценить многие, казалось бы, установившиеся и ставшие общепринятыми, положения и выводы».

Хотелось бы надеяться. Но неплохо было бы ей обогатиться идеями и концепциями, предложенными в ХХ веке. Н. А. Морозов ТЫСЯЧИ СТРАНИЦ наполнил расчетами, таблицами и текстами, доказывающими недостоверность всемирной истории, ошибочность ее хронологии. Энциклопедист, почетный академик (не смогли решить, к какому отделению АН СССР его «приписать»: он был не только историком, но и физиком, и химиком, и астрономом, и математиком), владевший одиннадцатью языками, он лично переводил исторические тексты, которые комментировал. Лично производил расчеты — и тут же, чтобы не заподозрили в подлоге, приводил переводы других людей, расчеты независимых астрономов и математиков. Он понимал, что его поразительным выводам могут не поверить.

И не поверили. Мало того, на протяжении десятилетий его книги были запрещены, потому что написанная им «История в естественнонаучном освещении» выбивала краеугольный камень из-под марксизма: смену общественно-экономических формаций и борьбу классов. Падение по всей Евразии марксизма-ленинизма блестяще подтвердило правоту ученого. Казалось бы, уж кому-кому, а нам тут, в России, должно было стать ясным, что неверно понятая история приводит к неверным, смертельно опасным экспериментам в настоящем и будущем!..

Но нет. Вот факт, еще более поразительный, чем даже исторический труд Морозова: НИ ОДНО из его открытий в области истории не признано. Ни одно. Над этим выдающимся человеком потешаются даже теперь, спустя полвека после его смерти. То напишут, что он был «народовольцем» в кавычках, будто не за революционную деятельность провел он в камере четверть века. То обругают за эту самую революционную деятельность, то намекнут, что в камере он спятил, а потому надо пожалеть бедного дедушку с его завиральной историей…

Академик А. Т. Фоменко, математик — самый знаменитый сегодня ниспровергатель Скалигеровой хронологии, пошедший дальше Морозова в сокращении «временной шкалы», если позволительно так сказать. Это он «вычленил» хронологические сдвиги в истории, оккультное значение которых я покажу немного позже. Он, правда, отличился также своей русско-татаро-монгольской версией, за которую его в основном и бьют на всяких собраниях. Говорят, что это нелепая версия, даже хуже Морозовской (Морозов «тартаров» считал рыцарями-крестоносцами из Татр). Может быть, обе эти версии неверны. Я не являюсь их сторонником. У меня есть своя версия, и, пожалуй, скажут, что она еще более нелепая. Но почему же никто не желает видеть нелепости «вывода» захватчиков из Монголии?!

Точно так же академические наши историки не соглашаются ни с единым изменением хронологии, будь то по Морозову или по Фоменке. Хотя, как вы уже видели, она ВЫСТРОЕНА по синусоиде. Моя книга посвящена истории культуры, и немного позже вы увидите, как эта синусоида «развела» искусство и культуру XIII–XVI веков на две: культуру античности и культуру Возрождения античности.