Страницы истории

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЛЮБОВНЫХ ПИСЕМ

Если уж я занимался юридическими сложностями, возникшими в результате рождения ребенка, коротко остановлюсь и на том, что этому предшествовало.

Экскурсию в эту мало изученную область права совершил виттенбергский юрист Бернард Пфретцшер, который и написал представляющую общественный интерес работу о любовных письмах: "De litteris amatorus Von Liebesbriefen" ("О любовных письмах". Виттенберг, 1744).

Трактат делится на две части. Он отдельно разбирает чистую любовь и отдельно — грешную.

Первый вариант, первый вопрос: любовное письмо несовершеннолетнего молодого человека насколько обязывает его жениться? Ответ: если родители дали согласие на написание этого письма, то обязывает. В противном случае — нет. Решение правильное, хотя на практике со времен Папиниана344 вряд ли бывал случай, чтобы любовные письма писали с родительского благословения.

Другой вопрос: обязывает ли на заключение брака любовное письмо психического больного? Вопрос не прост, потому что, если мы тщательно проанализируем варианты, найдутся несколько случаев, когда именно любовь свела с ума автора письма. Иногда в такой степени, что он становился похож на сумасшедшего. По мнению отдельных юристов таких действительно следует считать психически больными. Значит, любовное письмо ни к чему их не обязывает. Мнение автора: для точного и полного определения степени помешательства следует выслушать мнение медиков-специалистов.

Другой сложный случай: насколько обязывает любовное письмо пьяного человека? Все зависит от степени опьянения, — считает автор.

Надо очень осторожно подходить к анализу не совсем ясных заявлений, сформулированных в любовных письмах. Мнения юристов совпадают в том, что не имеют обязательного характера высказывания общего смысла, банальные по своей сути. Например: "Ты моя. Будь моей" и т. д. С другой стороны, следует считать обещанием жениться такие усложненные фразы, как: "Я хочу, чтобы ты была моей, что бы ни говорили люди"; "Ты моя, мое сердце, я никогда тебя не оставлю"; "Только смерть разлучит нас с тобой".

В книге много полезных советов для переписывающейся молодежи. Особенно последняя фраза из собрания примеров: "Если я когда-нибудь женюсь, я женюсь только на тебе ". Автор становится на строго юридические позиции и относит это заявление к разряду условных обещаний. Согласно правилу "lex permittens", при отлагательном условии договор вступает в силу с момента, когда соблюдено условие. Таким образом, если автор письма никогда не женится, он не обязан жениться на данной девушке.

Последний вопрос из области чистой любви: что произойдет, если адресат не ответит на письмо? По мнению автора, адресат и не обязан отвечать. Достаточно действенное заявление обязывает и в том случае, если почтенная дама не ответила. В случае сомнения женщина должна под присягой показать, как она поняла письмо.

На грешную любовь автор много времени не тратит. К этой категории относятся письма, написанные семейными людьми. Такие письма, которые они написали третьим лицам. Если такой поступок совершает жена, муж может выбирать из двух вариантов:

1. Если женщина поступила так по неопытности или бездумно, ее следует простить.

2. Если она действовала сознательно, муж может надавать ей пощечин. И по другим соображениям рекомендуется в нужное время применить пощечины, чтобы потом не пришлось прибегнуть к более суровым формам наказания.

А если жена разоблачит мужа? Она не может воспользоваться пощечиной как средством возмездия или устрашения, а должна мирно урегулировать дело.

Этим указывающим на предвзятость рассуждением автор, по его мнению, навел порядок в отношении правовых аспектов любовных писем.

Когда я изучал этот небольшой трактат, мне бросилось в глаза утверждение автора, что от любви можно сойти с ума. Известно, что испанец Кеведо345 написал книгу о больнице, в которой лечили людей, которых любовь свела с ума. Но ведь это всего лишь шалость великого сатирика XVII века. В противовес ему в солидном ученом облике предстало предо мною мнение медицинского факультета Хельмштадского университета, высказанное в 1726 году.

Причиной случившегося было то, что юный богослов евангелической церкви влюбился в служанку своего отца. Девушка была реформаткой, поэтому их браку препятствовал религиозный затор. Однажды верующие нашли в евангелическом храме записки, оскорбляющие их религию. Расследование обнаружило, что их автором был юный богослов. Но почему молодой человек оскорблял собственную религию? Его вызвали на заседание церковного совета, и он во всем признался. Он хотел, оказывается, вызвать возмущение у евангелических священников, чтобы в ответ они еще сильнее ударили по реформатам. После этого должна была разгореться оживленная дискуссия по вопросам веры, и девушка под тяжестью звучавших доводов перейдет в лоно евангелической церкви.

Запутанная любовь богослова!

Церковные власти заподозрили что-то и обратились к медицинскому факультету Хельмштадтского университета. Ответ был таков:

"Responsum Facultatis Medicae" (Решение Медицинского Факультета). После того, как нас познакомили с документами в отношении кандидата богословия Ц. X. и запросили наше мнение, можно ли по этим документам определить о вышеупомянутом кандидате Judicium rationis per nimium amorem (то есть что он сошел с ума от огромной любви), по этому вопросу Мы, Декан, Сеньор и Профессора факультета, тщательно проанализировали дело и пришли к выводу, что изложенные в документах обстоятельства действительно позволяют считать, что в голове у данной персоны не все в порядке, ибо А тог frustraatus (любовное разочарование) может вызвать у склонных к меланхолии людей помутнение рассудка, после чего он способен совершать непредсказуемые поступки".

Шло время, любовная история богослова продолжала свой путь в бумажном лабиринте. Мнение медицинского факультета было переправлено на правоведческий факультет Виттенбергского университета. Там была назначена медицинская экспертиза. Врачи пригласили богослова, осмотрели его и составили протокол, согласно которому дело завершилось совершенно неожиданно: богослов заявил, что он абсолютно здоров и давно уже не влюблен…