Страницы истории

Колумб

Часть VI

Возвращения Колумба в Испании ждали, еще когда он был в португальских водах. Оказалось, что "Пинта", которую он потерял из вида в бушующем океане, уже добралась до европейских берегов, и ее экипаж распространил молву о чудесах Нового Света. Шторм вынес "Пинту" к Галисии, недалеко от Виго. Отсюда Пин-сон отправил письмо католическим королям, испрашивая разрешения лично посетить Фердинанда и Изабеллу и рассказать о результатах путешествия. Ему сообщили, что ко двору его не зовут, что король и королева ждут возвращения адмирала. Когда стало известно, что адмирал, наконец, прибыл в Палое, туда было направлено повеление прибыть в Барселону ко двору для торжественного приема.

Торжества сопровождались благодарственными молебствиями. Колумб, судя по всему, не стал жаловаться на своих капитанов и членов экипажа по поводу их поведения во время экспедиции. Объемистый судовой журнал, упоминавший в нескольких строках о непослушании команды, был подарен королеве, которая, скорее всего, тут же о нем забыла. Мысли Колумба, по-видимому, были далеко: в Новом Свете. А покуда предстояли праздничные приемы в Севилье, Кордове и Барселоне, участие в уличных процессиях с клетками, где сидели попугаи, привезенные адмиралом из далеких стран. В процессиях рядом с адмиралом шли новые подданные Фердинанда и Изабеллы: шестеро индейцев.

На одном из приемов, как утверждали впоследствии любители исторических анекдотов, Колумбу пришлось от кого-то услышать, что его открытия было сделать просто - надо было плыть все время на запад. В ответ адмирал, якобы, предложил присутствующим попытаться поставить куриное яйцо на плоскость острым или тупым концом. Когда выяснилось, что никому это не удается, адмирал надбил один из концов, на который яйцо теперь могло быть поставлено. Результат, казавшийся простым, был достигнут благодаря смелому решению, догадливости [30]. Так надо было понимать шутку адмирала.

Отношение Фердинанда и Изабеллы к открытию Нового Света зависело, прежде всего, от богатств, которые оттуда можно было извлечь. О том, сколько Колумб привез золота из первого путешествия, ходили противоречивые слухи. Адмирал не приводил цифр ни в судовом журнале; ни в письмах, предпочитая говорить в целом о богатствах заморских стран. Он понимал, что там немало золотоносных районов, что дальнейшие поиски способны дать существенные результаты, но не известно, сколько лет на это уйдет. Отстаивая свой престиж вице-короля, свои материальные интересы, оговоренные королевскими грамотами, Колумб стремился продолжить исследования в Новом Свете. Уже в письмах Сантанхелю и Санче-су виден его план создания колониальной империи, откуда должно поступать не одно золото. Заокеанским владениям надлежит поставлять продукты плантационного хозяйства, прежде всего сахар и пряности, ценные лесные породы. Они должны дать рабов, на которых есть спрос в метрополии. Со временем местное население, работающее на плантациях и рудниках, приобщится к цивилизации. Будут множиться европейские поселения с ремесленниками и коммерсантами, зажиточными крестьянами и помещиками. Всеми будут править чиновники и священнослужители под верховенством испанской короны, под охраной ее армии и флота. Таков был идеал колонии, в которой цивилизация шла рука об руку с привилегиями европейцев и зависимостью коренного населения, с властью церкви и монархической бюрократии.

Позднее в письме Фердинанду и Изабелле (1498 г.) Колумб попытался сформулировать задачи колонизации с точки зрения интересов монархии. Великие правители прошлого, писал он, совершали выдающиеся открытия. Царь Соломон слал своих людей в Офир, Александр Македонский - на острова Индийского океана, Нерон - к истокам Нила. Таковы были деяния, "которые надлежит вершить государям". Португальские короли следуют славным примерам; их подданные укрепляются в Гвинее, где они гибнут в великом множестве. В Северной Африке Лиссабон ведет постоянные войны, входит в большие расходы, "лишь бы все было по-княжески, чтобы служить Господу и увеличивать свои владения".

Все же золото казалось Колумбу наиболее весомым аргументом, способным привлечь внимание католических королей к Новому Свету. В другом письме Фердинанду и Изабелле (1503 г.) адмирал писал о золоте, как о мериле богатства, о средстве, позволяющем приобрести индульгенции, за которые церковь прощает грешные души. Торговцы везут ценные товары "на край света, чтобы их выменять, обратить в золото. Оно превосходно. Оно превращается в сокровище. Тот, кто им владеет, может делать все, что заблагорассудится, может отправить души в рай".

Вторая экспедиция была подготовлена через полгода после завершения первой. Сохранилась инструкция Фердинанда и Изабеллы для второй экспедиции. Колумбу предписывалось обращаться с индейцами, как с дружественным народом, который надлежало христианизировать. Участникам экспедиции запрещалось торговать и вообще брать с собой какие-либо товары. Торговля, рассматривавшаяся как королевская монополия, велась адмиралом или уполномоченными им лицами в интересах Фердинанда и Изабеллы. По мере освоения Нового Света адмиралу предстояло заложить там систему управления: испанскую администрацию, судебные органы и таможню.

Католические короли потратили 20 млн мараведи на фрахт 17 кораблей, на жалование морякам, солдатам и маэстрес, на продовольствие для тех, кто собирался остаться в Новом Свете в качестве поселенцев. Экспедиция брала с собой посевной материал, партию лошадей. Испанский историк XX в. А. Бальестерос-и-Беретта утверждает, что на вторую и последующие экспедиции Колумба деньги давали итальянцы, его соотечественники. Но, по словам уже упоминавшегося историка Гарриса, который работал в испанских архивах, расходы были покрыты золотом и драгоценностями, конфискованными инквизицией у евреев. Кроме того, 5 млн ссудил герцог Медина-Сели, который в свое время дал приют Колумбу [31].

Людей, получавших королевское жалование, набралось около тысячи; кроме них на корабли попало до 500 человек, нигде не числившихся, желавших поселиться в Новом Свете, постоянно или временно. Колумб не мог не знать, что корабли приняли на борт нелегальных эмигрантов, но, судя по всему, смотрел на это сквозь пальцы, полагая, что рост переселенцев будет в интересах колонизации. Как и большинство прочих участников экспедиции, все они были довольно разношерстным людом, ранее скитавшимся по Испании, жившим случайными заработками. В Новый Свет плыли солдаты, оказавшиеся не у дел после захвата Гранады, крестьяне, бежавшие от нужды и произвола сеньоров, дворянские дети без прав на наследство, просто разбойники с большой дороги. Легальные участники экспедиции получили часть жалования авансом из расчета 30 мараведи в день, т.е. столько, сколько получали анда-лусские поденщики. Многие пропили аванс еще до начала сентября, когда корабли вышли из Кадиса.

В экспедиции была своя элита. Ее составляли лица, назначенные королевским двором (казначей и капитаны кораблей), больше десяти священнослужителей, в том числе два францисканских монаха. Один из них, Б. Бойль, по-видимому, был приставлен к Колумбу соглядатаем. Молва о заокеанском золоте привлекла в экспедицию X. Понсе де Леона, будущего первооткрывателя Флориды; один из членов его семьи носил титул маркиза Кадиса. Заметную роль в завоевании Вест-Индии сыграл еще один участник экспедиции - А. де Охеда, племянник севильского архидиакона Х.Р. де Фонсеки. С самим архидиаконом, который руководил хозяйственной подготовкой экспедиции, Колумб не поладил. Говорили, что один из фаворитов Фонсеки, любивший вмешиваться не в свои дела, как-то получил от адмирала несколько пинков. Вскоре Фонсека стал епископом, и под его руководство попали все хозяйственные связи с Новым Светом. Он не раз досаждал Колумбу, хотя дело было не только в личном недоброжелательстве. Перед епископом двор ставил задачу увеличить поступления в королевскую казну, в частности, за счет нарушения обязательств Фердинанда и Изабеллы по. грамотам, предоставленным в свое время Колумбу.

Эскадра покинула Кадис 25 сентября 1493 г., довольно поздно, с точки зрения моряков, когда в океане с приближением похолодания можно было ждать ненастья. Но Колумб не стал входить в зону вероятных штормов и проложил новый маршрут, южнее старого. Новый путь дал возможность открыть Малые Антильские острова. Об их существовании адмирал слышал во время первого путешествия от жителей Гаити, показывавших на юго-восток, когда речь заходила о карибах - воинственных пришельцах с дальних островов.

Три недели ушли на то, чтобы переплыть океан, еще три, - чтобы добраться до Гаити с юго-востока, следуя вдоль Малых Ан-тил. Первый остров, который Колумб увидел, переправившись через Атлантику, получил название Доминики, Воскресения, поскольку в этот день недели он появился на горизонте. Никаких стоянок около гористого, покрытого цветущей растительностью острова не было, а потому эскадре пришлось отправиться к другим, более доступным берегам. Надо думать, отсутствие стоянок стало причиной, надолго преградившей европейцам доступ на Доминику. По этой же причине там в XX в. смогли уцелеть последние карибы, немногим более тысячи, в резервации в 2 тыс. га, живущие сельским хозяйством и продажей плетеных изделий.

От Доминики эскадра проследовала к Гваделупе (по-испански Гуадалупе), получившей от Колумба свое название по знаменитому испанскому монастырю. Д.А. Чанка, один из врачей эскадры, в своем описании путешествия сообщал, что главной достопримечательностью острова была большая гора, и корабли подошли к Гваделупе с той стороны, где эта гора высится. Достаточно беглого взгляда на карту Малых Антил, чтобы убедиться, что Колумб прошел проливом Святых вокруг южной части Гваделупы. Чутье моряка вело адмирала самым удобным проходом, свободным от рифов, мимо многочисленных островов, из океана в Карибское море. А гора, привлекшая внимание спутников Колумба, была спящим, но грозным вулканом Суфриер (Серным), как его назовут будущие французские колонисты.

В чащобы Бас-Тер - той части Гваделупы, что лежит близ вулкана, - Колумб направил несколько групп моряков на поиски карибов. Одна из разведывательных партий заблудилась и выбралась из тропического леса только через четыре дня. Люди, уже не чаявшие вернуться на корабли, рассказывали, что блуждали среди деревьев необычной высоты, за которыми не было видно ни неба, ни звезд, что потеря ориентации в таком лесу была неизбежна. Другие партии испанцев смогли отыскать жителей, вернее жительниц Гваделупы, поскольку воинов карибов среди них не обнаружили. Оказалось, что воины в своих пирогах отправились в очередные походы. На Гваделупе, как и на ряде других островов, оставались, главным образом, индианки, захваченные во время набегов, и их дети. Возвращаясь, сообщали спутники Колумба, карибы устраивали пиры, поедали старых и новых пленников от мала до велика, о чем свидетельствовали утверждения женщин, а также найденные в хижинах черепа и кости [32].

Испанцам пришлось по вкусу разыгрывать роль освободителей Гваделупы от каннибалов, а потому на корабли были доставлены под охраной несколько десятков индианок, которым предстояло превратиться из карибских пленниц в служанок и наложниц новых завоевателей. Захват женщин продолжался и на других островах, в том числе на Пуэрто-Рико. Адмирал, заставивший во время первого путешествия Пинсона ссадить захваченных индейцев, теперь не возражал против присутствия женщин на кораблях. Он вез испанцев, которые собирались остаться на Гаити в качестве колонистов, и понимал, что колонизация будет основана на труде индейцев. Наивно было бы ждать, что колонисты оставят в покое местных женщин.

На Пуэрто-Рико эскадра пробыла только два дня, хотя этот остров больше других понравился испанцам. Горы здесь были ниже, чем на Гаити, а для земледелия условия были самыми благоприятными ввиду обилия вод в плодородных долинах, особенно в восточной части острова, ближе к океану. На этом острове, наименьшем среди Больших Антильских, плотность населения была намного выше, чем на Гаити. Изрезанные участки побережья создавали возможность строительства портов. Впоследствии испанцы основали на севере столицу острова, Сан-Хуан, защищенную крепостью Эль Морро с подземными казематами, бастионами, редутами и рвами. К широкому заливу у Сан-Хуана не раз приближались вражеские корабли. Но с моря никто, в том числе знаменитый Ф. Дрейк, не смог взять крепость, чтобы ограбить город, захватить испанские галионы с колониальными товарами, а то и с золотом. Лишь с суши англичанам однажды удалось ненадолго овладеть Эль Морро.

22 ноября 1493 г. Колумб вышел к знакомой северной части Гаити и взял курс на запад, к Навидад. Когда до испанского форта оставались считанные мили, моряки, дважды спускавшие шлюпки, нашли в устье одной из рек четыре трупа, которые невозможно было опознать. Один из них был труп бородатого мужчины и, следовательно, - неиндейца. На подходе к Навидаду адмирал, уже понимая, что на добрые вести вряд ли можно рассчитывать, обратил внимание на безлюдье, на то, что раньше в местных прибрежных водах он наблюдал оживление, повсюду сновавшие каноэ и пироги. Теперь встретили лишь одну пирогу с посланцами от кацика, помогавшего в свое время разгружать "Св. Марию" и сооружать форт. Посланцы ничего не стали объяснять. По-видимому, они лишь желали узнать, прибыл ли с кораблями адмирал, у которого с кациком были дружественные отношения. Наконец подошли к тому участку побережья, где за прибрежными зарослями был построен форт. На условленный сигнал - пушечный выстрел - ответа не последовало.

Десант, отправленный в Навидад, на месте форта обнаружил пепелище. Вскоре выяснилось, что индейцы все еще жили в соседнем селении, хотя кое-кто из них при приближении испанцев предпочел подхватить на руки своих детей и бежать, куда глаза глядят. Многие остались в своих хижинах, в том числе кацик. Судя по его объяснениям, колонисты после отъезда Колумба мерли от болезней; между ними шли раздоры и дело доходило до убийств. Главной причиной их гибели стало нападение на форт пришлого племени, враждовавшего с кациком. Сам он, по его словам, сражался с нападавшими и был ранен. Впрочем, врачи, обследовавшие кацика, никаких ран у него не увидали.

Индейцы отвели моряков к месту захоронения 11 или 12 погибших соотечественников. По пути индейцы жаловались, что колонисты отбирали у них молодых женщин, что каждый европеец обзавелся тремя-четырьмя служанками и наложницами [33]. Чанка по состоянию трупов нашел, что колонистов убили не более двух месяцев назад. Убийства, к которым местные жители не были, как они уверяли, причастны, не помешали им завладеть имуществом колонистов. В покинутых хижинах моряки нашли немало вещей европейского происхождения, в том числе таких, с которыми их бывшие владельцы вряд ли пожелали бы расстаться добровольно.

Колумб не знал, что делать. Окружавшие его люди, в том числе францисканец Бойль, отказывались верить кацику, требовали примерной расправы с индейским селением. Не трогать индейцев значило выставить себя в роли потатчика "кровожадным дикарям". А устроить расправу над ними, не установив их вину, значило показать себя жестоким завоевателем, о чем слух прошел бы тут же по острову. Пока Колумб колебался, кацик и его люди исчезли, что, возможно, устраивало адмирала, так как избавляло его от необходимости принимать тяжелое решение.

Похоронив погибших, эскадра покинула Навидад. Будь это поселение цело, адмирал, скорее всего, расширил бы его или, во всяком случае, сохранил бы как один из центров колонизации. Теперь приходилось все начинать сначала, и адмирал решил строить поселение в другом пункте, но на том же северном берегу Гаити. Трудно сказать, что побудило адмирала уйти из Навидада. Может быть, нежелание селиться на пожарище, в месте, обретшем дурную славу. Может быть, он сомневался в удовлетворительном санитарном состоянии местности после разговоров индейцев о том, что часть поселенцев Навидада вымерла от болезней.

Свой выбор Колумб остановил на другом участке берега, где стали строить новое поселение, Изабеллу, примерно на полпути между западной и восточной оконечностями острова. Как основатель городов Колумб оказался неудачлив. Тому свидетелями руины Изабеллы, заросшие травой, в районе современного Пуэрто-Плата. Когда-то здесь стояли церковь, складские помещения, жилища и укрепления. Изабелла оказалась удалена от золотоносных районов. Кроме того, там, на севере острова, в XV в. испанцы часто страдали от тропических болезней.

Дело было не только в тропических болезнях. Колумб, сообщавший в отчетах королю и королеве о санитарном состоянии колонии, нигде не давал описания болезней, как не давал его и доктор Чанка. Для этого, надо думать, были свои причины. Судя по всему, адмирал соблюдал то, что считал правилами приличия, не позволявшими рассказывать королю и королеве о сифилисе. А именно сифилис был особенно распространен среди испанцев. Дж.М. Коэн, переводивший на английский и комментировавший тексты о путешествиях Колумба, писал в 1969 г.: "Более или менее доказано, что сифилис, которого Европа не знала до конца XV в., был завезен испанцами из Америки. У индейцев заболевание протекало в смягченной форме, у испанцев - в более тяжелой. Этим объясняются частые ссылки Колумба на болезнь и истощение его людей" [34].

Коэн, видимо, был прав, когда писал о смягченной форме сифилиса у индейцев. Речь шла о давнем инфицировании, утратившем свою остроту, как можно предположить, под воздействием естественного иммунитета. У испанцев, не обладавших никакими иммунными свойствами, заражение сифилисом влекло тяжелые последствия. Но утверждение Коэна о том, что "более или менее доказано" американское происхождение сифилиса, не соответствует фактам. "Итальянская" болезнь во Франции и "французская" - в Италии упоминалась хронистами до путешествий Колумба. Правда, есть свидетельства, что в конце XV в. болезнь быстро распространилась в Восточном Средиземноморье. Не исключено, что эта вспышка была следствием испанской колонизации. Европа "обменялась" болезнями с Новым Светом: туда были завезены ранее неведомые заболевания, в том числе корь и оспа, а оттуда пришел новый штамм сифилиса.

В памятной записке, предназначенной для отчета Фердинанду и Изабелле, Колумб в январе 1494 г. перечислял трудности, с которыми столкнулся на Гаити. Помимо болезней речь шла о строительстве, которое требовало особых усилий, так как сооружались каменные, а не деревянные здания. Каждое из них должно было стать своего рода крепостью, чтобы не разделить судьбу строений в Навидаде. Из-за тропических ливней нельзя было вести работы в дождливый сезон. У индейцев не было тяглового скота, а животные, доставленные из Испании, быстро слабели и погибали. Это мешало развитию сельского хозяйства, в частности плантаций сахарного тростника, привезенного адмиралом. В конце концов сахарный тростник хорошо принялся. В следующем веке он стал главным богатством плантаторов Вест-Индии и принес гибель несметному числу рабов, местных и привозных.

Как всегда, Колумб утверждал, что золота на Гаити много, а потому развитие колонии было выгодно. В действительности местные золотые россыпи были не так уж богаты. Разведывательные партии, время от времени отправлявшиеся в глубь острова, доставляли главным образом то золото, которое уже было добыто индейцами. Его удавалось выменять, получить в виде не всегда добровольных даров от кациков. В ближайшее время приходилось ожидать, что золота у индейцев почти не останется, после чего придется открывать прииски, требующие нелегких работ, которые колонисты, разумеется, возложат на местных жителей.

Следовало искать новые источники поступления золота, исследовать еще не открытые области Нового Света. В феврале 1494 г. адмирал решил отправить в Европу те партии драгоценного металла, которые удалось собрать. В Испанию возвращались 12 кораблей. Возможно, их число было бы меньше, если бы адмирал не пожелал вернуть на родину всех больных, избавиться от них, как от обузы для колонии. Сам Колумб, оставив в Изабелле два корабля, на трех других в апреле 1494 г. ушел в экспедицию на юг обследовать бассейн Карибского моря.

О маршруте, избранном адмиралом, более всего известно из двух источников: сочинений испанского хрониста А. Бернальдеса и итальянца П. д'Ангьеры, служившего при испанском дворе. Есть еще один источник, вернее копия источника, который используют одни историки и отвергают другие. Рассказ знакомого Колумба, венецианца А. Тревизана, был посвящен путешествию пяти испанских каравелл без указания, кто были капитаны, к берегам современной Венесуэлы. Если сведения Тревизана верны, то это случилось где-то в середине 90-х годов, возможно в 1494 г. На побережье Южной Америки были установлены дружественные отношения с индейцами, у которых удалось получить много жемчуга. Позднее, после третьего путешествия Колумба, испанцы действительно обнаружили к западу от устья Ориноко участки прибрежных вод, богатые жемчугом, который там добывают и в XX в. Но если находка была сделана в 1494 г. и о ней, как утверждает Тревизан, не были поставлены в известность католические короли, то получается, что адмирал скрыл часть своих доходов. Фердинанд и Изабелла, обо всем узнав через спутников Колумба, должны были лишить его своего доверия.

Но рассказ Тревизана вызывает сомнения по нескольким причинам. Он, как отмечалось, не датирует события и не называет их участников. Кроме того, отдельные части рассказа схожи с повествованиями о третьем путешествии Колумба, о странствиях А. Вес-пуччи и Охеды. Есть в рассказе явные несуразности - о "белых" женщинах Южной Америки и т.д.

Достоверно известно, что Колумб, отправившись в путешествие из Изабеллы, посетил берега Кубы. На юге этого острова европейцы еще не бывали, так же как на Ямайке, открытой адмиралом в середине мая 1494 г. Подобно другим Большим Антильским островам, Жаймайка, остров фонтанов на языках аравак, понравился Колумбу и его спутникам. Берега здесь были ровные, подходы к ним не загораживались рифами. Свое название Ямайка получила по одному из гористых центральных районов, где поверхность, сложенная из известняков, испещрена реками и ручьями, размывшими ее, уходящими под землю и вновь возвращающимися, бьющими ключами, разливающимися озерами. Растительность здесь была такая же буйная, как на Кубе и Гаити. Животный мир был менее разнообразен, но подчас представлен такими видами (например, мелкими обезьянами), каких не было на других островах. Как и на Кубе, здесь встречалась "нелающая собака", по-видимому, енот.

От Ямайки каравеллы вновь повернули к южным берегам Кубы, которые в течение месяца были обследованы, как утверждал адмирал, на протяжении 335 лиг, т.е. более 1000 морских миль. Путь шел не по прямой, а потому можно было записать такую внушительную цифру. Был открыт замыкающий залив Батабано о. Пинос с его прекрасными сосновыми лесами. В будущем он стал логовом пиратов и контрабандистов, оставивших после себя легенды о сокровищах, на которые в XX в. оказались падки любители всевозможных раскопок [35]. До западной оконечности Кубы каравеллам оставалось пройти около 100 миль. Они находились у восточной границы современной кубинской провинции Пинар-дель-Рио, производителя лучшего в мире табака для сигар.

Там, на выходе из залива Батабано, адмирал, скрепя сердце, решил повернуть назад. Проход вдоль заболоченных, покрытых мангровыми зарослями южных берегов Кубы и примыкающих мелких островов оказался труден. Неустанно велись промеры глубин, чтобы не посадить корабли на мель. Корпуса каравелл, не раз задевавшие дно, текли, и матросы измучились, откачивая воду. Корабли нуждались в ремонте, но на Гаити и в Испании от Колумба, недавно вышедшего из Изабеллы, ждали открытия новых золотых приисков, а не возвращения с разбитыми каравеллами.

Адмирал полагал, что для прекращения обследования кубинских берегов было мало ссылки на неудовлетворительное состояние кораблей. А потому командам было объявлено, что достигнута цель экспедиции: удалось выяснить, что Куба является частью материка. Островов такой большой протяженности не бывает, и следовало считать, что каравеллы шли вдоль какой-то части азиатского берега, принадлежавшего, скорее всего, Китаю. Чтобы не было сомнений, адмирал заручился в письменной форме поддержкой своих спутников. Нотариус, участник экспедиции, составил акт, по которому все матросы и маэстрес, т.е. командные чины, соглашались с решением Колумба. Единственного матроса, заявившего о несогласии, адмирал припугнул, сказав, что оставит его на Гаити и никогда не возьмет в Испанию. Все прочие моряки подтвердили, что прошли 335 лиг, а на будущее, если бы они отказались от своих слов, им надлежало отрезать язык и взять с каждого штраф по 10 тыс. мараведи. У младших матросов таких денег не было, и им на случай уличения во лжи полагалось, помимо отсечения языка, получить по 100 плетей.

Письменный акт о поддержке адмирала, по-видимому, сыграл свою роль. У Колумба по возвращении в Изабеллу после нового захода на Ямайку и обследования Южного Гаити не было хлопот, связанных с отказом идти на запад вдоль берегов Кубы. Зато хватило хлопот другого рода, порожденных невзгодами переселенцев в Изабелле, отсутствием стимулов к колонизации, которая не давала ожидаемых результатов. До захвата сокровищ Мексики и Перу было еще далеко; конкистадорам предстояло провести немало лет в войнах с индейцами Больших и Малых Антильских островов.

В сентябре 1494 г., возвращаясь в Изабеллу, адмирал тяжело заболел. В Изабелле выяснилось, что во время его путешествия колония бедствовала, главным образом из-за отсутствия продовольствия. Положение несколько улучшилось с прибытием из Испании трех каравелл, груженных съестными припасами. Каравеллы успели уже уйти обратно, взяв с собой францисканца Бойля и одного из командных чинов, П. Маргарита. Их отъезд был вызван конфликтом с адмиралом и его братом Диего, а в конечном счете - трудностями жизни на Гаити. Вернувшись в Испанию, Бойль и Маргарита обвинили адмирала в злоключениях колонии, в преувеличении ее богатств, а заодно в жестоком обращении с испанскими колонистами (нескольких ослушников адмирал повесил). Если бы Бойль и Маргаритэ были до конца честны, они рассказали бы, прежде всего, о жестокостях в отношении индейцев. Но, по-видимому, это не входило в их планы, тем более что Маргаритэ до отплытия адмирала на Кубу участвовал вместе с ним в походе в глубинные области Гаити и в расправах с индейцами.

Адмирал болел пять месяцев. Еще находясь в постели, он стал снаряжать одну экспедицию за другой для полного подчинения гаитянских индейцев. Адмирал догадывался, что могли про него рассказать в Испании Бойль и Маргаритэ, а потому считал главной задачей отправить в метрополию побольше золота или, на худой конец, других товаров, имевших спрос в Европе. Судя по адмиральской инструкции, доставленной Маргаритэ в Испанию, руководителям экспедиций предлагалось поддерживать добрые отношения с индейцами. Чего стоило это предложение, можно судить по той же инструкции, разрешавшей конфискацию продовольствия. Одновременно Колумб вводил на Гаити средневековые испанские законы, предлагая за воровство отрезать индейцам уши и носы.

За короткий срок, в 1494 - 1496 гг., остров был покорен сотней - другой испанских солдат и колонистов. При завоевании заметную роль сыграло использование испанцами двух десятков лошадей и такого же числа крупных собак, завезенных с Канарских островов. Гаитянцев, не видавших ни лошадей, ни собак, эти животные приводили в ужас не меньше, чем огнестрельное оружие. Сопротивление, организованное в некоторых областях острова, было слабым; часть вождей переметнулась на сторону европейцев и помогла уничтожить тех, кого испанцы рассматривали как своих противников. Смирившиеся деревни были обложены повинностями. Все их жители, начиная с четырнадцати лет, были обязаны сдавать испанцам золото, а там, где его не было, - хлопчатобумажную пряжу. Выполнившим повинность вешали на шею медную бирку, действительную на три месяца, после которых требовалось вновь работать на испанцев.

Эта работа - добыча золота, переноска грузов и т.д. - отвлекала индейцев от обычных занятий, не давала времени вести хозяйство, вынуждала надолго покидать свои хижины, бросать на произвол судьбы детей и стариков. Размеры дани были непомерно велики даже после того, как Колумб их вдвое уменьшил по просьбе союзных вождей. Недоимщики спасались бегством в горы, где погибали от голода и болезней. Многие предпочли погибнуть, отравившись горьким маниоком, но не жить в деревнях, где, по словам Лас Касаса и Фернандо Колумба, полагалось предоставлять продовольствие и женщин испанцам, носить их на закорках [36].

На Гаити, а позднее на других Больших Антильских островах и на Багамах, араваки вымирали. За 1494 - 1496 гг. их численность упала с 300 до 200 тыс; в 1508 г., через два года после смерти Колумба, гаитянцев насчитывалось 60 тыс., т.е. в 5 раз меньше, чем до открытия Америки. К середине XVI в. на Гаити сохранялись единичные поселения араваков, которые в дальнейшем по большей части смешались с негритянским населением. В наши дни можно судить о прошлом араваков и других коренных народов Вест-Индии более всего по старинным записям их европейских завоевателей, в I том числе Колумба, а также по этнографическим материалам, соб-ранным там, где уцелевшие группы аборигенов живут до сих пор (Южная и Центральная Америка, Южная Флорида, отдельные ост-рова Антильского архипелага).

Описание цивилизации индейцев свидетельствовало о наблюдательности Колумба. Не зная местных языков, лишь начиная улавливать смысл ряда слов, он сумел многое разглядеть и дал в целом достоверные сведения о быте открытых им народов, хотя не всегда равноценные.

Речь шла о разных культурах, которые уступали Старому Свету даже тогда, когда они имели зачатки письменности. Они были бедны - на что указывал Колумб - домашними животными (в частности, отсутствовали лошади, крупный и мелкий рогатый скот). Индейцы не знали колеса, в строительной технике не применяли своды. Колумб и его спутники стали первыми европейцами, которые увидели каменный век Нового Света. Оказалось, что он воплощен, с одной стороны, в каменных изделиях (особенно орудиях труда), с другой - в дереве, включая деревянную скульптуру, украшавшую каноэ, предметы культа и т.д. Камень не исключал металлы: в Новом Свете использовалось самородное золото, зарождалась металлургия, поскольку золото подчас сплавлялось с медью.

В Южной Америке по берегам Карибского моря лежали области, где преимущественными занятиями одних индейцев были рыболовство и собирательство, других - подсечное земледелие, как и на Больших Антильских островах. Более развитые системы земледелия с применением террасирования и орошения появились в Южной и Центральной Америке у инков, ацтеков, майя и некоторых других народов. Об их культуре Колумб имел лишь отрывочные сведения, подчас довольно смутные, поскольку его пребывание на континенте Америки ограничилось районом дельты Ориноко и береговой полосой от Гондураса до южной части Панамского перешейка.

В 1498 г., предприняв третье путешествие в Новый Свет, Колумб побывал в дельте Ориноко, где встречал варрау, жителей свайных построек, рыболовов и собирателей, перенявших у соседей, арава-ков и других, навыки земледелия. Варрау селились на незатопляемых в сезон дождей высоких берегах, изготовляли каноэ из древесной коры, многоместные пироги-долбленки, глиняную посуду, плели корзины и циновки. Здесь, в дельте Ориноко, женщины носили бусы из семян вперемежку с жемчугом, а мужчины - ожерелья из полированного желтого металла. От него испанцы не могли оторвать глаз, пока не узнали, что это - сплав, где меди могло быть намного больше, чем золота.

Колумб познакомился во время четвертого (и последнего) путешествия в 1502 - 1503 гг. с жителями западной части Карибского моря - хикаке, мискито и др. О мискито, сражавшихся с конкистадорами в давно прошедшие времена, весь мир услышал в XX в. как о противниках сандинистского режима в Никарагуа. Они, подобно хикаке, стояли в культурном отношении ближе к населению бассейна Амазонки, чем к соседним майя, хотя испытали их влияние. Другие соседи мискито, таламанка, жители Панамского перешейка, входили в обширный культурный регион, включавший чибча и родственные народы современной Колумбии. Применяя орошение, они выращивали на своих полях маис, клубнеплоды и т.д. Сооружались легкие хижины, которые в отличие от жилищ хикаке и мискито имели стены, обмазанные глиной. Изготовлялись хлопчатобумажные ткани, художественные поделки из золота.

У таламанка была развита торговля, с которой Колумб познакомился при не совсем обычных обстоятельствах. На одном из участков побережья, чтобы расположить испанцев как торговых клиентов, таламанка послали к адмиралу на борт двух девочек-подростков, считая, по-видимому, что те окажут морякам определенные услуги. Но Колумб почему-то решил, что у девочек был при себе "колдовской порошок", а потому их одарили безделушками и тут же спровадили восвояси. В свою очередь таламанка так же сочли, что испанцы собираются их околдовать. На следующий день на суше брат адмирала попытался записать сведения о ближайших областях, но индейцы разбежались при виде пера и бумаги, которые выглядели колдовскими приспособлениями.

Более всего Колумбу были знакомы араваки - подавляющая часть населения Антил, выходцы из Южной Америки, где их предки жили в бассейнах Ориноко и Амазонки. Оттуда они принесли земледеление с культурами маниока и хлопка, тогда как зачатки металлургии, возможно, были заимствованы в Центральной Америке. Араваки, как и их предшественники на Антилах, отсталые си-бонеи, рыбачили, охотились на морских черепах. Их ловили, запуская на веревке в океан прилипалу - рыбу с присосками.

Жители Вест-Индии мастерски изготовляли каменные орудия. У них "нет никакого железа, - писал доктор Чанка, - но много инструментов, топоров и тесел, сделанных красиво и изысканно...". До наших дней антильские негры находят шлифованные камни араваков. Говорят, знать араваков в торжественные дни носила эти камни как ожерелья. С ними исполнялись ритуальные танцы, что было испытанием для стареющих вождей и шаманов. Легче было отказаться от власти, чем заплетающимися ногами, подвесив на себя груз в 20 - 30 кг, плясать под придирчивыми взглядами соплеменников.

Малые Антильские острова, одна из областей расселения араваков, были ими утрачены в результате карибских завоеваний. Карибы - земледельцы, рыболовы и охотники - принадлежали к тому же культурному кругу выходцев из Южной Америки, что и араваки. На завоеванных островах они уничтожили мужчин араваков, сохранив жизнь женщинам и детям, которые продолжали говорить на родном языке. Женщины стали прислужницами и наложницами завоевателей, а мальчикам аравакам карибы отрезали половые члены, после чего их откармливали. С ними сожительствовали, пока они не взрослели, а затем, как рассказывали спутникам Колумба женщины-араваки, их поедали.

Материалы о каннибализме карибов и других народов Южной Америки не раз дискутировались исследователями XX в. [37]. Доказательства каннибализма, как уже было сказано, заключались в рассказах араваков, а также в том, что на Антилах, в хижинах и вокруг них, можно было найти людские черепа и кости. Но у ряда индейских народов культ предков предполагал хранение черепов и костей; согласно обряду, их можно было и закапывать, и выкапывать. Сам Колумб в этом прекрасно разобрался. Когда в 1492 г. на Кубе его матросы нашли в хижинах человеческие головы в корзинах, адмирал записал в своем журнале, что, как он думает, это были головы каких-то знатных людей из рода, ибо в каждой хижине было много народу, и они должны были быть родственниками, потомками одного лица". Колумб и его спутники слышали обвинения в каннибализме от араваков - заклятых врагов карибов. В свою очередь карибы на Пуэрто-Рико пугали испанцев рассказами о каннибализме араваков. Не исключено, что каннибализм, распространенный у карибов Южной Америки, со временем мог из бытового превратиться в религиозно-мистический, наподобие христианского обряда причащения телом и кровью Христа. А культ предков не мешал умерщвлять (душить) стариков, когда они становились обузой.

Для Колумба вопрос о каннибализме карибов имел практическое значение. Предполагалось, судя по переписке адмирала с католическими королями, что жертвы карибов - араваки, люди смирные, находились под покровительством короны и рассматривались как христиане недалекого будущего. Карибов за их кровожадность следовало завоевать и продать в рабство. Оно должно было стать своего рода искуплением их вины.

По-видимому, католические короли оценивали на первых порах так же, как адмирал, прибытие индейцев-карибов в Испанию. На инструкцию, врученную Колумбом капитану, который в 1494 г. перевозил карибов, была наложена резолюция Фердинанда и Изабеллы: "Сообщите ему (Колумбу. - B.C.), что сталось с каннибалами (которых раздали как рабов. - B.C.), что все это хорошо, что так ему и следует поступать" [38]. Но вопрос о вывозе невольников из Нового Света оказался не так прост, как представлялось на первый взгляд. В апреле 1495 г. католические короли отменили разрешение на продажу следующей партии рабов. При этом было указано, что необходимы консультации с учеными и теологами относительно добровольности перехода индейцев в рабское состояние.

Фердинанд и Изабелла выказали заботу о доброй воле индейцев в то время, когда рабство сохранялось в Испании и вообще в Западной Европе, когда не прекращался приток невольников с рынков Малой Азии и особенно Африки. Непоследовательность бросалась в глаза: зачем было запрещать ввоз индейцев, одновременно разрешая ввоз белых и черных рабов? Ответ на этот вопрос вряд ли мог быть однозначным. Во-первых, в 1495 г., когда появился запрет, высокая заболеваемость на Гаити и вспышка сифилиса в Европе, по-видимому, побудили католических королей принять меры карантинного характера. Карантин, впервые примененный в Италии в XIV в. против чумы, идущей с Востока, был единственным доступным властям средством для борьбы против распространения инфекций. Во-вторых, решение о запрете вывозить индейцев было временным шагом. Через несколько лет (в 1503 г.) была вновь разрешена торговля карибами, хотя она не приняла значительных размеров.

Дело было не во врожденных пороках вест-индских рабов с их свежим (для европейцев) штаммом сифилиса, а в том, что их физическое состояние в силу объективных причин на рынках Европы было хуже, чем рабов из Средиземноморья и даже из Тропической Африки. Белые и черные рабы, попадая на Пиренейский полуостров, редко проходили через те страдания, которые выпадали на долю всех, кого везли через Атлантику с востока на запад и особенно - с запада на восток. Общеизвестна участь африканцев, когда работорговцы набивали ими трюмы невольничьих кораблей на пути в Америку. Но еще хуже приходилось карибам, отправленным из Вест-Индии в Европу. Путь в Европу, как это видно на примере путешествий Колумба, не был "зеркальным" отображением пути из Европы. Ветры, попутные в первом случае, превращались во втором случае во встречные. Отсюда вытекала необходимость плыть из Вест-Индии в Европу по более продолжительным маршрутам, идти далеко на север и лишь потом на восток. Эти маршруты, как уже говорилось, пролегали в сравнительно холодных широтах, губительных для непривычных индейцев. Смертность среди них была особенно велика; во всяком случае она была выше, чем среди африканцев, направлявшихся в Америку.

Без работорговли колонизация Вест-Индии на первых порах была убыточной. Из колонии в Испанию возвращались больные и изможденные люди. Привезенное ими золото не окупало расходы на их жалование и содержание, на корабли, погибавшие в бурях, быстро изнашивавшиеся в жарких широтах.

Колумб чувствовал, что доверие к нему католических королей подвергается испытанию, что лучше всего вернуться в Испанию и отчитаться в своей деятельности как вице-короля. Но в июне 1495 г. три корабля из четырех, которыми он располагал, погибли в бурю на рейде Изабеллы. Колумб, по-видимому, полагал, что ему не пристало возвращаться с единственной уцелевшей каравеллой "Ниньей", а потому было решено строить в Изабелле еще одну каравеллу, "Индию". Строительство закончилось в начале 1496 г., и адмирал тогда же покинул Изабеллу. На двух каравеллах в Старый Свет возвращались 220 человек - солдаты и колонисты. Вместе с индейцами, взятыми в Испанию как будущие переводчики, набралось 250 человек. Для двух небольших кораблей пассажиров было слишком много. Чтобы всех накормить, следовало взять больше припасов и сократить время на переход в Европу. Для этоможно, переход через океан начали не от Гаити, а после прибытия на Гваделупу, которая лежала на 400 миль к востоку. На Гваделупе в одну из брошенных индейцами деревень испанский десант пригнал десяток женщин, которых заставили готовить муку из маниока и печь хлеб, распределенный затем по кораблям.

Снова, как и при возвращении из первого путешествия, Колумб и его люди оказались на краю гибели. На этот раз дело было не в бурях; тяжесть перехода была в его длительности, составившей 52 дня. К северу от Гваделупы пришлось идти галсами против встречных ветров. Если бы адмирал держался ближе к берегам Северной Америки, продвижение было бы намного легче. Но к востоку от Бермудских островов, где шли каравеллы, навигационная обстановка оказалась не такой, на какую надеялся адмирал. К Азорским островам (куда не стали приставать) приблизились лишь через месяц пути, а к португальскому берегу - через 50 дней. Продовольствие кончилось, начался свирепый голод. Судя по скупым сведениям, приводимым Фернандо Колумбом, полубезумные моряки предлагали адмиралу съесть индейцев, будущих переводчиков, или по крайней мере выбросить их за борт как лишние рты. Адмирал смог удержать моряков в течение нескольких дней, пока не увидел землю [39].


  • Цена замена передних тормозных колодок прайс лист chevrolet тормозная.