Страницы истории

«Земскому войску». 1806–1807 гг.

Через год после поражения союзных армий под Аустерлицем была создана новая — четвёртая по счёту — антифранцузская коалиция. В неё входили Россия, Англия, Пруссия, Саксония и Швеция. Нужно было собирать в кулак военные силы, поднимать все возможные резервы России того времени. На повторную службу в армии привлекались в добровольном порядке как нижние чины, так и отставные солдаты. Они были необходимы для ведения войны с опытным и многочисленным наполеоновским войском.

Испокон веков в тяжкие для России времена русский народ вставал на защиту своего Отечества… Здесь можно вспомнить Минина и Пожарского, тогда, в начале XVII века, народное ополчение воевало с польской интервенцией. Позже — при Петре I, в 1708 году — было организовано поголовное вооружение всего мужского населения для защиты Псковских и Новгородских земель от ожидаемого вторжения шведских войск Карла XII.[520]

И вот теперь, в 1806 году, в связи с угрозой вторжения Наполеона в Россию необходимость заставила русского царя обратиться с призывом ко всему российскому народу. Вот как об этом писал популярный журнал «Старая монета» за 1910 год: «…Манифестом от 30 августа 1806 года император Александр I повелел составить из 31 губернии ополчение… названное „внутреннею переменною милицией“, или „Земским войском“». Массовое формирование его началось 30 ноября 1806 года одновременно в 7 округах. Создавалось оно в основном из добровольцев — крепостных крестьян и других податных сословий в возрасте от 20 до 50 лет, каждый из которых впоследствии «…героически боролся за родину, будучи уверен, что завоюет себе свободу, после войны…».[521]

В это грозное для России время было сформировано небывалое по численности ополчение — 612 тысяч человек. Основной единицей этого «Земского войска» являлся батальон численностью 694 человека, который делился на более мелкие подразделения — сотни, полусотни и десятки. Вооружение это народное войско имело никудышное — в основном пики, копья, и только пятая часть владела захудалыми ружьями.

Командный состав ополчения комплектовался, как правило, из офицеров запаса, отставных офицеров старших возрастов, а командиры средних подразделений подбирались из дворянского сословия. Ополчением командовали даже такие знаменитости, как генерал-адмирал Алексей Орлов, брат Григория — фаворита Екатерины, а также генерал от инфантерии А. А. Прозоровский и другие выдающиеся полководцы — герои XVIII века.[522]

Содержалось ополчение в основном на народные пожертвования, которые составляли огромную сумму — 10 миллионов рублей.[523]

Сразу же после манифеста от 30 августа, как сообщает тот же журнал «Старая монета» за 1910 год, «считая себя главою всего русского дворянства и владея в Санкт-Петербургской губернии крестьянами, Государь, желая подать пример точного исполнения Высочайшего повеления, приказал из государственных и дворцовых крестьян набрать также „Земское войско“ и оформить в Стрельне батальон милиции, названный в отличие от прочих батальонов „Императорским батальоном милиции“».[524]

Одним из первых его командиров стал популярный писатель того времени Сергей Николаевич Глинка. Он командовал Сарычевской дружиной в звании бригад-майора «Земского войска». Впоследствии, в 1808 году, эта дружина-батальон была переименована в лейб-гвардии Финляндский полк. Сам же С. Н. Глинка позже стал именоваться первым ополченцем Отечественной войны 1812 года.[525] Вступил в «Земское войско» и родной брат С. Н. Глинки — Фёдор Николаевич, находясь в отставке и несмотря на плохое здоровье. Он «…был избран сотенным начальником народного ополчения».[526] А в дальнейшем стал адъютантом генерала Милорадовича, участвовал в заграничном походе 1813 года, во всех важнейших сражениях, после войны написал знаменитую книгу «Записки русского офицера».[527]

Поэт и учитель А. С. Пушкина К. Н. Батюшков тоже «…вступил добровольцем в ополчение и был ранен в ногу в сражении под Гейльсбергом».[528] А в ходе войны с Наполеоном в 1812–1814 годах он прошагал всю Европу и участвовал во взятии Парижа.[529]

Ополчение показало себя высокоорганизованным отрядом русской армии и наравне с ней активно действовало во многих боевых операциях. Только под Фридландом в июне 1807 года вместе с армией в сражении с Наполеоном участвовало более 4 тысяч русских ополченцев.[530]

После решающего сражения при Прейсиш-Эйлау необходимости в содержании огромного ополчения не было и его сократили до 200 тысяч человек.[531]

За убитых, умерших и пропавших без вести крепостных крестьян — доблестных защитников Отечества, помещики получали зачётные рекрутские квитанции.[532] Все чины Императорского батальона за участие в боях против французов были награждены особо выбитыми серебряными медалями на Георгиевских лентах. Медали эти были выданы 15 апреля 1808 года. На лицевой стороне их — бюст императора Александра I и круговая надпись «АЛЕКСАНДРЪ I ИМП. ВСЕРОСС. 1807», а на оборотной — венок, внутри которого четырёхстрочная надпись: «ЗА ВЕРУ И — ОТЕЧЕСТВО — ЗЕМСКОМУ — ВОЙСКУ».[533]

Были выбиты не только серебряные медали диаметром 29 мм для пожалования нижним чинам «…ополченских частей, участвовавших в боевых действиях».[534] Одновременно с ними 15 марта 1807 года учредили золотые медали для награждения командного состава ополчения.

Золотые медали (тоже диаметром 29 мм) на Георгиевской ленте «…жаловались офицерам „Земского войска“, принимавшим непосредственное участие в военных действиях». Такие же медали, но на Владимирской ленте выдавались офицерам и чиновникам военного ведомства, не участвовавшим в сражениях, но бывшим в это время при войсках.

Учреждена была ещё и третья медаль — маленькая золотая, диаметром 22 мм, с поперечным ушком на Георгиевской ленте, для награждения офицеров казачьих подразделений «Земского войска» — участников сражений.

Штемпели для изготовления этих медалей резал уже известный нам саксонец Карл Леберехт, прибывший в Россию в 1769 году для работы на Санкт-Петербургском монетном дворе в качестве мастера по резьбе печатей.