Страницы истории

Кульмский крест. 1813 г.

Однажды Наполеон заявил в Варшаве: «Через пять лет я буду господином мира: остаётся одна Россия, но я раздавлю её».[645]

Самая могущественная в Европе армия, имеющая огромный опыт ведения захватнических войн, пересекла границы России. Прошло всего лишь полгода, и от этой «Великой армии» «дванадесяти» языков ничего не осталось. Около полумиллиона солдат, собранных Наполеоном со всех стран Европы, остались покоиться в русской земле. «От великого до смешного только один шаг», — бросил «Великий завоеватель» на ходу Станиславу Потоцкому, удирая из России в декабре 1812 года.[646] Он торопился в Париж, чтобы собрать новую армию и попытаться сохранить свою империю.

1 января 1813 года русские войска перешли границу и вошли в Польшу. В союзе с Россией против наполеоновской Франции выступили Пруссия, Швеция, а затем и Австрия. Наполеон снова собрал армию и даже нанёс поражение союзным войскам под Лютценом и Бауценом. За ними Дрезден. И вновь неудача. В этом сражении 14–15 августа 1813 года союзные войска отступили в южном направлении через Рудные горы в Чехию. Наполеон направил 37-тысячный корпус генерала Вандама в обход через Теплице-Шанов в тыл союзным войскам, чтобы зажать их в долине гор. Но при Кульме (ныне г. Хлумец) 17 августа французы столкнулись с гвардейскими частями А. И. Остермана-Толстого, которые, не считаясь с огромными потерями, жертвуя собой, прикрывали отход союзных войск. В упорном, кровопролитном сражении с превосходящим впятеро противником русские отряды сумели остановить и закрыть его в узком Кульмском дефиле, загородив оба выхода из ущелья. Во время сражения А. И. Остерману-Толстому ядром оторвало руку, и командование войсками принял А. П. Ермолов.[647] Ночью были подтянуты части главных сил союзной армии под командованием М. Б. Барклая-де-Толли, а в тыл войск Вандама был брошен корпус Ф. К. Клейста.

Сражение при Дрездене

На следующий день, 18 августа, сражение возобновилось, но французы так и не смогли пробиться и были разгромлены. Сам генерал Вандам был вынужден сдаться в плен.[648] Героем этого события стал Ермолов со своей гвардией, которая сумела в жестоком бою сдержать натиск французских войск. Прусский король Фридрих Вильгельм III был очевидцем непоколебимого мужества гвардейцев и в пылу восхищения невероятным успехом русских воинов заявил, что награждает всех участников Кульмской битвы высшей прусской наградой — «Орденом железного креста». В самой прусской армии такая награда жаловалась в редких случаях и считалась исключительной. И вдруг такая награда иноземным войскам! Да ещё в таком несуразном количестве — огулом более 12 тысяч! Но слово не воробей…

Извещённые о награде гвардейцы, не дожидаясь настоящих, уже вырезали самодельные кресты из жести, кожи французских трофейных сёдел, накладывая эти кресты бутербродом — чёрный на белый так, чтобы края белого выходили по контуру из-под чёрного, скрепляли их по форме прусского ордена и нашивали на мундиры с левой стороны груди, где положено им было красоваться.

А выдача подлинных крестов затянулась. Прусский король явно спохватился, что поступил опрометчиво. Но нужно было как-то выходить из создавшегося положения. Тогда жалованный крест был учреждён заново, несколько изменённый, под названием «Кульмский крест» (для русской гвардии), дата учреждения — 14 декабря 1813 года. Кресты были подразделены: на офицерский, размером 44x44 мм, и солдатский — 42x42 мм. Сработали эти ордена дешевле и много хуже, чем настоящие прусские «Железные кресты», предназначавшиеся для награждения прусских кавалеров.

Когда эти награды были выполнены в достаточном количестве — согласно списку гвардейцев — участников Кульмского сражения, включавшему в себя 9 генералов, 415 офицеров, 1168 унтер-офицеров, 404 музыканта и 10 070 нижних чинов, возникла новая проблема. Как выставить целый сундук прусских наград, похожих на бесценный «Железный крест», для раздачи целой иноземной армии на глазах своих подданных? Поэтому сфабрикованные Кульмские кресты, отдалённо напоминавшие прусскую высшую награду, были высланы в Петербург только в 1815 году.[649] А ещё через год, 27 апреля 1816 года, в «Русском инвалиде» появилось сообщение о получении их. В нём писалось следующее: «…24 числа сего месяца получены здесь отличия „Железного креста“. Его Величество Король Прусский Высочайше соизволил определить оные для раздачи тем из Гвардейских частей, которые с отличным мужеством сражались при Кульме в 17 день августа 1813 года. По случаю вручения сих лестных наград командующий Гвардейским Корпусом Господин Генерал от Инфантерии граф Милорадович отдал следующий приказ: „Государь Император и Союзные Монархи вместе с целою Европою отдали полную справедливость непреодолимому мужеству, оказанному войсками Российской Гвардии в знаменитом бою при Кульме в 17-й день августа 1813 года. Но его Величество Король Прусский, желая особенно ознаменовать уважение своё к отличному подвигу сих войск, соизволил наградить их Знаком Отличия Железного креста. Государь Император, отдавая им ту же справедливость, высочайше соизволил, да увенчается мужество их столь лестною наградой. Вам, достойные офицеры и храбрые солдаты Гвардии, сражавшиеся в 17-й день августа, принадлежат сии новые знаки отличия. Да умножат они на груди вашей число тех, которые трудами и кровью приобрели вы в битвах за спасение Отечества, за славу имени Русского и свободу Европы…“» Вручение знаков состоялось на специально организованном в эту честь параде. К этому времени в живых осталось только 7131 участник Кульмского сражения. Командующие гвардейскими отрядами генералы А. И. Остерман-Толстой и А. П. Ермолов получили ордена св. Андрея Первозванного, а «…Преображенцы и Семёновцы пожалованы Георгиевскими знамёнами, Измайловцы и Егеря — Георгиевскими трубами».[650]

В память о героическом сражении при Кульме по указанию австрийского императора Фердинанда в 1835 году был сооружён монумент и в честь освящения его была отчеканена мемориальная медаль с латинскими надписями: на лицевой стороне — «Мужеству Русской Гвардии при Кульме», а на оборотной — «Фердинанд Император Австрийский, по предначертанию блаженной памяти Августейшего Родителя своего Франца, — повелено воздвигнуть памятник 1835».