Страницы истории

В память освящения храма Христа Спасителя. 1883 г.

После бегства Наполеона 10 декабря 1812 года русские войска вступили в Вильно (ныне Вильнюс) и остановились на отдых. А 22-го числа М. И. Кутузов оповестил народ и армию об окончании Отечественной войны. В это же время в Вильно прибыл сам император Александр I и 25 декабря (6 января 1813 года), в день Рождества Христова, обнародовал особый манифест о строительстве храма Христа Спасителя, под сводами которого обещал увековечить память о великой победе. По этому поводу Александр I писал: «В сохранение вечной памяти того беспримерного усердия, в вечности и любви к Вере, Отечеству, какие в сии трудные времена превознёс себя народ Российский… (во) спасение… от врагов, столь же многочисленных силами, сколь злых и свирепых намерениями и делами, совершенное в шесть месяцев их истребление…

В ознаменование благодарности Нашей к промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели, вознамерились мы в первопрестольном граде нашем Москве создать церковь во имя Спасителя Христа…

Да простоит сей храм многие века, да и курится в нём пред святым престолом Божиим кадило благодарности до позднейших родов, вместе с любовью и подражанием к делам их предков».[679]

Был объявлен конкурс на лучший проект храма, и в 1815 году первое место на нём завоевал молодой художник — архитектор Карл Мангус (позже — Александр Лаврентьевич Витберг) — сын живописца Лоренса.[680] Его проект был необычно смелым и оригинальным. Композиционная суть архитектурного решения заключалась в сочетании трёх различных по форме объёмов, размещённых один над другим, составляющих гармоничное единство. Здание храма высотой более 240 метров должен был венчать сферический купол, имеющий в поперечнике более 50 метров. Проект был утверждён, и 12 октября 1817 года на Воробьёвых горах (Ленинские горы) в том месте, через которое французы в 1812 году бежали из Москвы, развернулось строительство.

В нём было занято более четырёх тысяч человек. Строители срыли огромный косогор, перелопатили вручную свыше 100 тысяч кубометров земли, заложили фундамент и уже приступили к возведению стен. Однако воплотить в жизнь своё творение Витбергу не удалось. Подрядчики-дельцы проворовались, и на молодого руководителя строительства — автора проекта была навешена огромная сумма недостачи, подсчитанная ревизорами со скрупулёзной точностью — 292 887 рублей 3 и 1/2 копейки.[681] К этому времени государя Александра I уже не было в живых. Витберг был осуждён (имение конфисковано) и сослан с семьёй в Вятку. А на месте строительства храма возвели здание пересыльной тюрьмы. Так был похоронен гениальный проект храма Христа Спасителя в Москве.

Позже всё началось сначала. На новом конкурсе проектов теперь уже император Николай I одобрил работу своего придворного архитектора Константина Андреевича Тона. Проект отвечал всем желаниям государя. Он предусматривал строительство величественного храма в русско-византийском стиле, который должен был отличаться своей грандиозностью и изящностью отделки внутренних помещений. Ему отводилась роль не только церкви, но и исторического памятника героическому прошлому России. Проект во всех отношениях отвечал этой идее. Небывалая громада храма должна была поражать взор каждого из смертных. Чтобы представить его масштабы, достаточно привести одно сравнение: в храм можно было свободно вместить Кремлёвскую колокольню Ивана Великого (высотой 82 метра), которую храм превышал на 21 метр.[682]

Проект был утверждён 10 апреля 1832 года. Место под строительство выбрал сам царь — недалеко от Кремля, на берегу Москвы-реки, ныне здесь плавательный бассейн «Москва». Раньше на этом месте находился Александровский женский монастырь и Всесвятская церковь, которые были снесены в 1837 году.

Участок освободили от других мелких строений, и началось производство земляных работ, которое затянулось до 1838 года. В процессе рытья котлована были найдены кости мамонта, а выше — на глубине 6,5 метров — две древние восточные монеты чеканки IX века.[683] Было вынуто 107 тысяч кубометров грунта.[684] Фундаменты выкладывали ленточные, из бутового камня. Ширина их под наружные стены составляла более трёх метров. Работы по устройству основания завершились только в 1839 году. Закладка храма была намечена на 10 сентября 1839 года. К этой церемонии подготовили все атрибуты: позолоченную плиту с надлежащей надписью, мраморные плитки с именами высоких особ; с Воробьёвых гор со стороны стройки доставили большой камень с закладной доской, было приготовлено 54 золотых и 120 серебряных монет разного достоинства для традиционной закладки их под стены храма.[685]

Государь прибыл с наследником — будущим Александром II, в сопровождении свиты из великих князей, при множестве духовных лиц и различных иностранных гостей. Торжественная церемония закладки храма Христа Спасителя сопровождалась богослужением, молитвами и хоровым пением синодального хора. К этому торжественному моменту, в память закладки храма, были заготовлены 29 золотых и 100 серебряных медалей (памятных), «…повторявших медаль в память о войне 1812 года со «всевидящим оком».[686] Они были розданы крупным государственным сановникам, руководству строительством, духовным лицам и влиятельным иностранным гостям.

Началось возведение самого здания. Привозили кирпич, клали стены, облицовывали их прекрасным светлым камнем, который добывали у села Протопоповка в Коломне. Для кладки коробки корпуса использовали 45 миллионов штук кирпича. Площадь облицовки наружных стен составляла более 27 тысяч квадратных метров. Эти работы продолжались почти 15 лет.

С 1853 по 1857 год были смонтированы металлические конструкции крыши и куполов. Центральный (в поперечнике 25,5 метров, высота — с учётом креста — 38 метров) смонтировали раньше других. Для золочения медной поверхности только одного этого купола потребовалось около 400 килограммов золота.[687] Под малыми куполами, в звонницах, были подвешены 14 колоколов.[688] Самый большой из них весом в 2,6 тонны имел нижний диаметр юбки 3,55 метров.[689] Все металлические конструкции храма были связаны одной системой и заземлены по последнему слову техники; под землёй, до самой Москвы-реки, проложили толстые медные полосы.[690]

Императору Николаю I не суждено было увидеть своё детище в полной готовности. В 1859 году, уже при императоре Александре II, разобрали леса у наружных стен, и белокаменный величественный храм с пятью шлемовидными золотыми главами предстал в полном своём великолепии. Но внутри работы ещё продолжались.

Для отделки внутренних помещений мрамор, кроме отечественного, завозился из Италии и Бельгии. Внутри храма были установлены леса, по которым сновали как муравьи мастера — облицовщики и штукатуры.

И вот в 1860 году началась самая кропотливая и сложная работа по художественной росписи храма. Более 20 лет велись эти удивительные, неповторимые по своей красоте и оригинальности художественные работы, более тридцати известнейших художников принимало участие в них. В их числе были академики живописи — Кошелев, Васильев, Макаров, Лавров, профессора — Бронников, Плешанов, Сорокин, известные художники — Суриков, Маковский, Прянишников, Горбунов, Корнеев, Крамской, талантливый польский живописец Семирадский и многие другие мастера кисти.

Над горельефными композициями работали знаменитые скульпторы: Клодт, Логановский, Ромазанов, Толстой.

Однофамилец гениального баталиста — живописец В. Верещагин расписывал иконы главного иконостаса,[691] представлявшего по сути своей целую часовню из белого мрамора, отделанную инкрустацией, с бронзовым вызолоченным шатром, суживающимся кверху, с четырьмя ярусами икон и находящимся внутри иконостаса престолом.

Пять лет отдал профессор живописи А. Марков росписи только одной сферы под большим куполом.

Удивительные, неповторимые по своей красоте шедевры русского искусства заполнили своды и стены храма. Вся внутренность его, озарённая золотом и пестротой чистых красок, поражала воображение всякого входящего туда православного человека. Полированные полы отражали золотые росписи в затейливых орнаментах заграничного мрамора. Коридоры, образованные наружными стенами здания и внутренними — главного церковного зала, предназначались для крестных ходов.

На стенах коридоров было размещено более трёхсот мраморных досок, на которых отображались события войны, вся её летопись с 1812 по 1814 год, начиная с первого манифеста и народного призыва до взятия Парижа.

С высоты птичьего полёта храм выглядел в виде огромного креста. На четырёх его идентичных фасадах гармонично размещались 60 окон, 12 массивных бронзовых литых дверей — по три с каждой стороны.[692]

Храм был связан подземным ходом с Кремлём и с домом Пашкова — бывшим двором Ивана Грозного (ныне библиотека им. Ленина). Кроме этого, ход имел связь с Москвой-рекой, через него в 1812 году Наполеон вышел из Кремля. Когда-то этот подземный ход начинался с подворья Малюты Скуратова, находившегося в былые времена вблизи нового храма, и при строительстве он был с успехом использован.[693]

К 1881 году была облицована набережная, облагорожены все подходы к зданию, расставлены фонари. Строительство храма завершилось, и он получил официальное название «Кафедральный во имя Христа Спасителя собор» и мог принять в свою обитель сразу 10 тысяч прихожан. Чтобы легче представить его величину, приведём такое сравнение. Если Большой театр в Москве вмещает 1000 человек, то храм мог вместить 10 таких театров. Стоимость строительства храма вылилась в колоссальную по тому времени сумму — 15 123 163 рубля 89 копеек.[694]

Освящение храма затянулось на целых два года в связи с покушением народников на императора Александра II 1 марта 1881 года. И только 15 мая 1883 года, через 46 лет после начала строительства, пережив трёх царей, храм был освящён, и то благодаря необходимости коронования императора Александра III.

В одно и то же время монетному двору пришлось чеканить две наградные медали — на освящение храма Христа Спасителя и в память коронования нового царя.

Медаль на освящение храма чеканилась серебряной, необычного диаметра — 33 мм и предназначалась для ношения на Александровской ленте.

На лицевой стороне её были изображены вензеля четырёх императоров — Александра I, Николая I, Александра II и Александра III, увенчанные императорской короной и распростёртой над ними лентой.

По краю медали надпись: «В память освящения храма Спасителя», внизу, под вензелями, четырёхстрочная надпись: «ВЪ ЦАРСТВОВАНИЕ — ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА — АЛЕКСАНДРА III — 1883 г.».

На оборотной стороне — изображение храма во всём его величии, вокруг него, по краю медали, надпись: «ХРАМЪ ВО ИМЯ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ ВЪ МОСКВЕ»; под обрезом — в три строки — «ЗАЛОЖЕНЪ 1839 ГОДА — ОКОНЧЕНЪ — 1881 г.».

Наличие вензелей четырёх императоров указывает на то, что строительство задуманного храма велось в период царствования четырёх императоров.

Это последняя медаль из серии наград за строительство дворцов и храмов. Они вручались архитекторам, строителям, художникам, различным чиновникам, связанным со строительством, а иногда и мастеровым. Но почему-то медаль эта была учреждена с большим опозданием — только 4 мая 1884 года, так же как и коронационная.[695]

Освящение храма проходило в торжественной обстановке, под колокольный звон и артиллерийские залпы салюта. В тот же день, 15 мая, был обнародован манифест, по которому храм благословлялся на своё существование: «…Да будет сей храм во все грядущие роды памятником милосердного промысла Божия о возлюбленном Отечестве нашем в годину тяжкого испытания, памятником мира после жестокой брани, предпринятой… не для завоевания, но для защиты Отечества от угрожающего завоевателя…».[696] Из казны на содержание храма было назначено ежегодное ассигнование в размере 66 850 рублей.

Дальнейшая судьба храма Христа Спасителя такова. После революции 1917 года церковь была отделена от государства, ассигнование на содержание храма было снято. И хотя была объявлена свобода совести и вероисповедания, священнослужители преследовались, а церкви разорялись и вскоре стали уничтожаться. Естественно, что сократились и пожертвования прихожан. На такие мизерные деньги не мог, конечно, нормально содержаться такой огромный храм. Он был запущен, появилась в помещениях сырость, стала осыпаться штукатурка, трескались росписи. В руководящие органы страны от населения поступала масса писем с предложением взять здание на баланс государства и превратить его в музей. Это было бы разумное решение. Но некие видные деятели архитектуры того времени сумели убедить высокие правительственные инстанции в том, что якобы этот храм «…грузный, грубый, чуждый всякой оригинальности… холодный и мёртвый», да и вообще не соответствует русско-византийскому стилю, а просто это «…замаскированный луковицами глав и кокошниками входов католический собор…».[697] А дальше — якобы сам архитектор Константин Андреевич Тон в своё время «вступ(ил) на путь дурного вкуса…».[698]

В 1922 году по постановлению Первого съезда Советов было решено построить «…в Москве, как в столице Союза…» Дворец Советов, над которым должен был возвышаться «…Рукой облака рассекающей Ленин», — как писал Е. Евтушенко в своей поэме. Заседание съезда вёл тогда Сергей Миронович Киров, и в то время о сносе храма и не помышляли. Этот вопрос возник гораздо позже — в конце десятилетия, когда начали подыскивать место под строительство. К тому времени уже бесчинствовал созданный в 1925 году Союз воинствующих безбожников во главе с Емельяном Ярославским. Взоры проектировщиков обратились к тому району застройки, где находился храм. Естественно, что Дворец Советов, поставленный вместо него, был бы отлично увязан, по мнению «специалистов», с общим ансамблем центра Москвы. Лучшего места для строительства нельзя было и желать. Решение о сносе было принято. Работы по сносу храма поручили «Союзвзрывпрому». Храм был обнесён высоким, глухим забором, жители из соседних кварталов были эвакуированы, в здание заложили заряды взрывчатки и протянули провода для подачи электрической детонации.

И вот в субботу 5 декабря 1931 года был произведён взрыв. И что же? Храм продолжал стоять непоколебимо. Только внутри его был разрушен один из четырёх столбов, опираясь на которые всё так же высился огромный купол.

Второй взрыв потряс окрестные кварталы Москвы. Рухнул внутри храма ещё один столб. Но огромный золочёный купол, будто удерживаемый неведомой силой, продолжал всё так же увенчивать величественный храм. Взрывник из «Союзвзрывпрома», которому были поручены работы по разрушению храма, сбежал, и замену ему никак не могли подыскать. Из Кремля пригрозили строгим наказанием за «нерадивое и халатное» отношение к делу.

В третий раз ещё большим зарядом взрывчатки начинили здание храма, но никто из рабочих не брался повернуть ручку взрывной машинки… Но самый сильный взрыв всё-таки встряхнул Москву…

«…И один позолоченный купол с крестом,

Не расколовшись от взрыва, лежал,

Как будто надтреснутый шлем великана…»[699]

Храм Христа Спасителя, известный людям всей России, построенный на долгие века в память потомкам, просуществовал всего лишь на 4 года больше, чем строился. Почти полвека он строился, почти полвека простоял и вот уже более полувека его нет.


  • http://www.seowizard.ru/services/ seo оптимизацию и поисковое продвижение сайтов.
  • http://auto33.ru/ купить газ газель с пробегом во владимире.