Страницы истории

Награды в войне за Кавказ. 1840–1864 гг.

После взятия Ахульго в 1839 году на Черноморском побережье началось строительство новых укреплений — Лазаревское, Головинское. Укреплялась и береговая линия от устья реки Кубани до Мингрелии. Но не успели завершить эти работы, как вспыхнуло восстание черкесов Западного Кавказа, и они захватили часть форпостов «Черноморской береговой линии». За этим событием последовала целая серия поражений Кавказского корпуса. Шамиль, собрав большие силы, продолжал наступление, быстро расширяя границы своего имамата. Замена главнокомандующего Головина в 1842 году генералом А. И. Нейгардтом и подкрепление Кавказского корпуса свежими силами дало возможность на некоторое время остановить горцев. Но через год, набрав армию в 20 тысяч всадников, Шамиль снова развернул наступление. Он захватил большую часть Дагестана, выбил русские войска из Аварии и к 1844 году расширил свои владения более чем вдвое. Никакие старания генерала Нейгардта не помогали.

В это самое время А. П. Ермолов из Москвы писал Н. Н. Муравьёву, находящемуся в опале у императора и коротавшему время в уединении в своём имении: «…О Кавказе здесь различные слухи, но все не весьма хорошие». Он уже тогда, в 1844 году, прочил Муравьёва в наместники вместо Нейгардта и уверял его, что более подходящей кандидатуры государь не отыщет: «…так ведь твои неоспоримые достоинства не только нам, но и высоким особам ведомы. Ты же кроме дарований своих над всеми этими Герштейцвейгами и Нейгардтами ещё одно великое преимущество имеешь: железную волю и непреоборимое терпенье, против которого ничто устоять не может. Я знаю, что ты в походе ведёшь жизнь солдатскую, а с сухарём в руке и луковицею, коими ты довольствуешься, наделаешь таких чудес, какие им и не снятся. Никто из них самоотвержением, подобным твоему, не обладает». Но судьба распорядилась иначе. Наместником на Кавказ в 1844 году был назначен М. С. Воронцов. На первых порах, в 1845 году, он сумел потеснить Шамиля и даже захватить и разрушить его резиденцию — аул Дарго. Но за это чуть сам не поплатился жизнью. С трудом вырвался из окружения горцев, потеряв всю артиллерию, обоз и три с половиной тысячи солдат и офицеров. С этого момента новый наместник повёл более основательную ермоловскую тактику, благодаря которой постепенно русские войска вытеснили горцев из Чечни в горный Дагестан. У повстанцев складывалась тяжёлая обстановка. Отрезанные от плодородных земель Восточного Кавказа, они начали голодать.

В это самое время, после сопровождения своего батюшки — Николая I в его поездках по западным границам России, цесаревич Александр (в возрасте тридцати двух лет) предпринял своё первое путешествие на Кавказ. Его поездки сопровождали целые отряды войск с артиллерией и множеством «туземной милиции». Однажды во время перехода из Воздвиженской крепости в Ахчай в сопровождении самого наместника Воронцова произошла небольшая стычка с разъездом горцев. Цесаревич стал невольным свидетелем преследования неприятеля; видел труп убитого горца, оружие которого было тут же преподнесено ему в память об этом случае. В донесении Воронцов писал государю о том, как он со страхом увидел, «…с какою быстротою цесаревич бросился в цепь… Беспокойство моё обратилось в истинную радость, когда я увидел, что обожаемому нашему наследнику удалось присутствовать хотя в небольшом, но настоящем деле…». В заключение наместник Кавказа просил удостоить наследника престола «…украшением достойной груди Его Императорского Величества знаком ордена храбрых».[837] Так будущий император Александр II получил свою первую боевую награду — орден св. Георгия 4-й степени. А чуть позже, по возвращении в Петербург, участвуя 26 ноября в ежегодном празднестве св. Георгия, он получил из рук короля Виртембергского «орден третьей степени за военные достоинства».[838]

Вслед за отбывшим с Кавказа цесаревичем Воронцов отправил 20 сентября государю прошение об учреждении наградных медалей для поощрения «азиатцев за службу в милициях на Кавказе». И уже «…в 24 день Сентября (император Николай I) Высочайше повелеть соизволил: …Азиатцам, не имеющим офицерских чинов, за службу в милициях на Кавказе, смотря по их достоинствам и подвигам, назначить медали меньшего размера золотые и серебряные, для ношения в петлице (помимо медали „За храбрость“ на Георгиевской ленте, ранее используемой… на Анненской и Владимирской за усердие и полезное)».[839] Это те же самые медали, которые служили для награждения «…при представлении к пожалованию сельских обывателей… за успехи в улучшении хозяйства… (с надписью „За полезное“)»[840] и государственных крестьян «…за отличие по общественной службе (с надписью „За усердие“)».[841] Помимо малых (нагрудных) медалей крестьяне награждались и шейными на разных лентах в зависимости от заслуг — Анненской, Владимирской, Александровской и Андреевской. Как видно из рисунка, медали идентичны, разница лишь в надписях в концентрических окружностях.

Жизнь на Кавказе протекала в боевых сражениях. Шамиль стал возлагать надежды на турецкого султана. Оружие к нему всё так же тайно поступало из-за моря. С ещё большим рвением имам стал проповедовать среди горцев политику «газавата» — священной войны, но теперь уже за мировое торжество ислама. Духовенство внушало горцам необходимость перехода в подданство Турции ввиду её поддержки в войне с «неверными». Шамиль писал султану: «…Считаем себя слабыми твоими подданными… Мы решили повиноваться (О, великий и всемогущий султан, тебе) до последней минуты жизни…»[842]

В это время на южных границах назревали события, толкавшие Россию к войне с Турцией. И когда начались военные действия, Шамиль предпринял попытку соединиться с турецкой армией, но при прорыве на Лезгинской линии, у Закаталы, потерпел неудачу. В 1854 году англо-французская армия заняла Анапу и намеревалась захватить весь Кавказ. Турецкие войска Омер-паши, подготовленные английскими военными инструкторами, повели наступление на Тифлис. А Шамиль прорвался всё-таки через Лезгинскую линию в Кахетии. В новом своём звании генералиссимуса, присвоенном ему султаном, он захватил Цинандали, и судьба Грузии висела уже на волоске.

Генерал М. С. Воронцов не годился в такой ситуации для роли главнокомандующего. Император Николай I вынужден был пригласить к себе Н. Н. Муравьёва и лично просил его принять командование Кавказской армией. Приехав на Кавказ в 1855 году, он сумел собрать все внутренние резервы края для нанесения решительного удара по туркам, не прося у казны дополнительных средств. Огромную роль сыграла его дипломатическая тактика по отношению к Шамилю, которая способствовала удержанию имама в бездействии весь остаток войны. Не возымели действия даже обещания султана определить «…каждому горцу по десяти рублей в месяц».[843] Шамиль, благодаря вернувшемуся к нему сыну, служившему ранее офицером в русской армии, несколько изменил свою позицию. Между русскими и горцами начались пограничные мирные встречи, где в процессе контактов с воинами Шамиля, включая обмен товаром, устанавливались дружеские отношения и связи. Даже сам Шамиль, одобряя политику наместника Муравьёва, прислал ему «…с прибывшим для переговоров об обмене пленных чиновников изъявление своего почтения».[844]

К концу Крымской войны, когда турецкая армия была разгромлена, Шамиль окончательно потерял надежду на положительный исход событий. Русская армия была сильна, и борьба с ней предстояла трудная. Но главная сложность заключалась в том, что имамат претерпевал глубокий кризис. К этому времени все влиятельные мюриды Шамиля — наибы, уздени и шейхи — обогатились от присваиваемых крестьянских взносов на священную войну и превратились сами в типичных феодалов. Всё это происходило на глазах простых горцев, положение которых только ухудшалось. Авторитет имамата падал. Социальные противоречия, большие людские потери за долгую войну и само жестокое правление Шамиля вызывали возмущение простых горцев. Они стали отходить от войны с русскими и даже восставать против самого имама.

После завершения Крымской войны Кавказская армия была доведена до 200 тысяч человек. Началось решительное наступление на горные районы Чечни с прочным закреплением занятых территорий. Шамиль был оттеснён войсками генерала Евдокимова в горные районы Дагестана. Отрезанный от Чечни, он лишился продовольственной базы. В горах, где скрывались воинственно настроенные горцы, начался повальный голод. Под давлением русской армии районы Дагестана постепенно стали превращаться в мирные поселения, и только имам, отступая всё дальше в горы, продолжал с горсткой мюридов оказывать сопротивление. Но дни его свободы уже были сочтены. 1 июля 1859 года русские войска выбили его из аула Ведено, и он с оставшимися своими 400 отчаянными приверженцами бежал в своё последнее убежище — хорошо укреплённый аул Гуниб, находящийся в горном Дагестане и расположенный на высокой горе.

Предстояло жестокое сражение. Командующий русскими войсками, обложившими укрепление, генерал-адъютант князь А. И. Барятинский 22 августа направил в аул письмо с обращением, в котором писал: «…Чтобы избежать нового пролития крови для окончательного водворения в целом крае спокойствия, я требую, чтобы Шамиль неотлагательно положил оружие. Если он исполнит моё требование, то я… объявляю ему… на Гунибе полное прощение…» И тут же — «По сдаче Шамиля Государь Император сам изволит определить размер денежного содержания ему с семейством… Если же Шамиль до вечера завтрашнего дня не воспользуется великодушным решением Императора… то бедственные последствия его личного упорства падут на его голову и лишат его навсегда объявляемых ему мною милостей».[845] Но предложение Шамилем было отвергнуто. Три дня с горсткой мюридов и одной пушкой он ожесточённо отбивался от осаждавших, хорошо вооружённых русских войск. 25 августа 1859 года Гуниб был взят штурмом. Сам Шамиль вынужден был сдаться с горсткой оставшихся в живых людей. «30 августа пушечные выстрелы с Метехского замка… возвестили о взятии Шамиля и покорении Восточного Кавказа, — писали армяне генералу Барятинскому, — и мы от мала до велика были в упоительном восторге от успехов русского оружия».[846] Подобные поздравления посыпались на имя Барятинского от других народностей Кавказа.

В честь такой знаменательной победы 15 июля 1860 года императором Александром II была учреждена серебряная медаль, диаметром 28 мм.

На её лицевой стороне, под императорской короной, изображён во всё поле вензель Александра II. На оборотной — вдоль бортика медали, круговая надпись: «ЗА ПОКОРЕНИЕ ЧЕЧНИ И ДАГЕСТАНА»; внизу, между началом и концом надписи, изображена маленькая восьмилепестковая розетка. В середине медали указаны (в четыре строки) даты продолжения военных действий после Крымской войны: «ВЪ — 1857, 1858 — И — 1859.»

Награждались ею все участники событий — от генерала до рядового, — в том числе все чины кавказской милиции, различные волонтёры, а также священники, медики, чиновники и нестроевые чины, находившиеся во время военных экспедиций и исполнявшие свои обязанности при войсках.

Медаль вручалась на комбинированной Георгиевско-Александровской ленте.

Встречаются подобные награды, выполненные из светлой бронзы.

Отличившиеся в сражениях нижние чины были награждены знаками отличия ордена св. Георгия различных степеней, а представители иноверческого населения (мусульмане) отмечались такими же «малыми» медалями, что и при Николае I, с той лишь разницей, что на лицевой стороне их теперь уже помещалось профильное изображение императора Александра II. Вручались медали с теми же лентами, что и при прежнем государе.

Пленение Шамиля произвело паническое воздействие на остальных воинственно настроенных горцев. Племя абадзехов сразу же добровольно сложило оружие, и с этого момента началось покорение Западного Кавказа.

Ещё в 40-х годах русские оттеснили от прибрежной полосы Чёрного моря коренных жителей тех мест — убыхов и натухайцев, или черкесов, как они именовали себя сами, и построили по всему побережью укрепления «Черноморской линии». Оттеснённые в горы и глухие прибрежные ущелья, черкесы часто нападали на форпосты с русскими гарнизонами, чтобы вернуть себе выход к морю. В 1840 году они даже сумели ненадолго отвоевать большую часть береговой полосы «Черноморской линии» с четырьмя укреплениями. Такому сопротивлению горцев активно содействовали Англия и Турция, стараясь разжечь пожар до восстания всего населения Северо-Западного Кавказа. Через различных авантюристов, таких как известный английский контрабандист Джемс Белл, который наведывался к берегам Кавказа под видом посланника английского короля, тайно поставлялось оружие местному населению. С другой стороны, Шамиль пытался призвать всех адыгейцев под свои знамёна. С этой целью он направил на Западный Кавказ своего наместника наиба Мухаммеда-Эмина, который вошёл в доверие к влиятельным адыгейцам и сумел организовать в 1851 году крупное черкесское восстание. Во время Крымской войны он пытался склонить горцев к выступлению против России на стороне Турции. Но адыгейцы отказались от провокационных планов чужого шефа. Простой народ понимал, какая тяжёлая судьба будет их ожидать с приходом турок.

Однако и после завершения Крымской войны население Северо-Западного Кавказа продолжало оказывать сопротивление русской армии. Узнав о поимке Шамиля, Мухаммед-Эмин со своими горцами добровольно сложил оружие, но садзы, населявшие ущелья прибрежной полосы между Адлером и Гагринским мысом, чухачи, жившие в долине реки Мзымта, и черкесы — в долине реки Сочи, продолжали упорное сопротивление. В 1861 году в этом районе в целях координации борьбы с русскими был создан «меджлис вольности черкесской». Это что-то вроде совета местных властей территории, разделённой на округа. Было установлено положение, по которому от каждых двадцати дворов снаряжалось для черкесской армии сопротивления по одному всаднику.

11 сентября 1862 года, желая лично узнать положение дел на Кавказе, в Тифлис прибыл Александр II, теперь уже как полновластный государь. За время своего пребывания на Кавказе он принял около 60 депутаций[847] от непокорённых ещё горских племён, которые являлись с просьбой принять их в российское подданство. В это же время явились к царю на аудиенцию и представители сочинского «меджлиса». Чтобы не было больше тревог на форпостах «Черноморской береговой линии», император предложил черкесам навсегда переселиться за горный хребет в прикубанскую долину. Но горцы отказались покинуть свои родные приморские места. И снова началась упорная борьба.

В 1863 году Барятинский вследствие болезни оставил пост наместника Кавказа, а на его место император назначил своего брата Михаила Николаевича. Огромные военные силы были брошены на покорение западной части хребта и прилегающих к нему районов. Дело усмирения горцев двигалось довольно быстро. К концу 1863 года была уже покорена вся Кубанская область. И только приморские черкесы, населявшие долины рек Мзымты (у Адлера), Сочи и находящиеся между ними глухие ущелья, оказывали упорное сопротивление, принимая на себя порой безысходную, жестокую участь. Когда некуда уже было отступать, они, связанные между собой ремнями, целыми гроздьями бросались в пропасть, только бы не попасть в плен. Женщины-горянки дрались с особым остервенением, не уступая мужчинам в сражениях с русскими. И только в мае следующего года было подавлено это последнее сопротивление. 21 мая 1864 года русские войска заняли урочище Кбааду (ныне Красная Поляна). Этот день вошёл в историю как дата завершения многолетней борьбы за объединение всего Кавказа и его присоединение к России.

По завершении этой долгой войны императором Александром II была учреждена 12 июля 1864 года наградная серебряная медаль, диаметром 28 мм. На её лицевой стороне — погрудное, влево обращённое, изображение Александра II без каких-либо надписей и императорских атрибутов. Под обрезом плеча видна мелкая надпись медальера — «Н. Козин Р.» (Н. Козин Резал). На оборотной — круговая надпись: «ЗА ПОКОРЕНИЕ ЗАПАДНАГО КАВКАЗА»; внизу медали, между началом и концом надписи, помещена четырёхлепестковая розетка; в середине — указаны (горизонтально) годы ведения основных наступательных действий до полного присоединения Кавказа: «1859–1864».

Медалью награждались все чины армии, в том числе и войска местной кавказской милиции, различные волонтёры, а также чиновники, священники и весь медперсонал, находившиеся при войсках в период военных действий и исполнявшие свои обязанности во время боевых экспедиций. Существует и второй вариант серебряной медали — без подписи медальера, на которой портрет императора существенно отличается от того, что изображён на козинской медали. Эта прекрасная работа принадлежит неизвестному частному мастеру. На ушке медали стоит клеймо «ДНД». Такой экземпляр представляет крайнюю редкость. Медали подобного рода встречаются также из светлой и даже тёмной бронзы. В официальных источниках они не числятся, а поэтому назначение и роль их непонятны.

Одновременно с медалью «За покорение Западного Кавказа» 12 июля 1864 года был учреждён наградной крест «За службу на Кавказе». Отчеканено было четыре его разновидности, три из которых — золотой, серебряный и из светлой бронзы — одинакового размера — 48x48 мм. Отличаются они лишь качеством исполнения. Два первых изготовлены с накладными мечами, розеткой и надписями; на оборотной стороне они имели штифты для крепления к одежде. Бронзовый чеканился из цельной заготовки и на обороте имел простую булавку. Четвёртая разновидность — уменьшенный крест из светлой бронзы, размером 34x34 мм. Награждались крестами все чины армии, принимавшие активное участие в войне с горцами с 1859 по 1864 год. Награждение тем или иным крестом проводилось в зависимости от чина и заслуг.

Бронзовым крестом награждались все нижние воинские чины, в том числе и местной кавказской милиции, волонтёры, принимавшие участие в различных сражениях, а также все чиновники, священники и медики, исполнявшие свои обязанности во время боевых операций против горцев.[848]

Крест четырёхконечный, с уширенными концами, в центре его круглый щит с изображением российского государственного герба (двуглавого орла), щит пересекают два скрещённых, рукоятями вниз, меча; на концах креста надписи: на левом — «ЗА СЛУЖБУ», на правом, как продолжение надписи, — «НА КАВКАЗЪ»; на верхнем конце помещён вензель Александра II, на нижнем — «1864». Оборотная сторона креста гладкая, имеется лишь булавка для крепления к одежде. Носили крест на левой стороне груди, ниже всех орденов.

Впоследствии форма этого креста перекочевала в полковые знаки нескольких воинских подразделений, отличившихся в своё время в сражениях с горцами на Кавказе, и стала их фоном, а в некоторых случаях даже составной частью накладных элементов. Например, в знаке 18-го драгунского Северского полка крест является фоном, на котором размещены составляющие знак накладные элементы: дата, вензеля, корона и прочее. Другой пример, когда «Кавказский крест» стал накладным элементом полкового знака, помещённым на фоне золотого венка в виде лавровых и дубовых ветвей, связанных внизу лентой с надписью «51 пех. Литовск. полк» (51 пехотный Литовский Его Императорского Величества Наследника Цесаревича полк).[849] Подобной составной частью он является ещё в четырёх полковых знаках, но это особая тема.[850]

Ко всем вышеописанным наградам кавказской эпопеи необходимо присовокупить ещё одну медаль, которая как бы завершает эту наградную серию. В 1871 году, после завершения крестьянских реформ, император Александр II в третий раз пустился в путешествие, теперь уже по окончательно замирённому Кавказу, чтобы ознакомиться со сложившейся там обстановкой. Его, как и отца Николая I в своё время, сопровождал большой конвой конных горцев из местного населения. По примеру своего покойного батюшки он тоже приехал на Кавказ не с пустыми руками. По его личному распоряжению были заготовлены серебряные медали, диаметром 28 мм, такие же, какие были в 1837 году.[851] Разница заключалась только в смене портрета на лицевой стороне, добавлении в круговую надпись слова «САМОД.» (самодержец) и изменении на обороте даты — «1871 ГОДА». По сравнению с другими наградами Кавказской войны эта медаль, как и её подобие — «Кавказъ 1837 года», является очень редкой ввиду относительно малого числа награждённых ею горцев.

Наше повествование осталось бы незавершённым, если бы мы не сказали о дальнейшей судьбе главного действующего лица Кавказской войны — Шамиля.

Аул Гуниб после трёхдневного сопротивления имам всё-таки сдал «на почётных условиях»,[852] после чего был отправлен в Петербург, а затем (вместе со своей семьёй) на поселение в Калугу, где вёл беспокойную для окружающих жизнь.

В 1870 году он добился от государя императора разрешения на выезд из России и отправился на богомолье в Мекку, где через год умер от открывшихся многочисленных ран.


  • http://elektreka.net/ купить светодиодную ленту лед лента.