Страницы истории

Награды периода Польского восстания. 1863–1864 гг.

После подавления Польского восстания 1831 года началось жестокое преследование его активных деятелей. Они были вынуждены эмигрировать за границу, но борьбу за независимость своей родины продолжали и там, организуя центры освободительного движения. Так, в Париже в 1832 году было создано ПДО (Польское демократическое общество), в Лондоне в 1835 году — революционно-демократическая организация «Люд польский». Этим объединениям польских патриотов противостоял самостоятельный монархический центр во главе с князем Черторыйским, который все надежды добиться успеха в очередном революционном выступлении против России возлагал на помощь западных стран.[853] В свою очередь Англия и Франция готовились использовать его для ослабления России, надеясь прибрать к своим рукам польские земли. Такова была политика Запада.

В Царстве Польском тем временем создавались многочисленные тайные организации и общества. Усилиями незаурядных руководителей — Э. Домбровского, X. Каменьского — был организован «Союз плебеев», во главе которого стал В. Стефаньский. Была даже создана тайная крестьянская организация под руководством П. Сцегенного, пытавшегося в 1844 году самостоятельно поднять всеобщее восстание.[854] Но железный режим И. Ф. Паскевича — наместника Царства Польского не допускал никаких выступлений. Любое, даже незначительное волнение немедленно пресекалось. Ещё в 1833 году для предупреждения подобных случаев в Польше было введено военное положение, длившееся вплоть до смерти самого Паскевича.

Сменил его в 1856 году бывший командующий Крымской армией, защищавшей Севастополь, генерал Горчаков. Его либерализм позволил вскоре тайным обществам начать открытые выступления. В мае 1856 года в Варшаву прибыл сам государь Российский Александр II, чтобы ознакомиться со сложившейся обстановкой. Принимая у себя польскую депутацию, он заявил: «Господа, я прибыл к вам с забвением прошлого, одушевлённый наилучшими намерениями для края. Но прежде всего я должен вам сказать, что взаимное наше положение необходимо выяснить. Я заключаю вас в сердце своём так же, как финляндцев и прочих моих русских подданных, но хочу, чтобы сохранён был порядок, установленный моим отцом. Итак, господа, прежде всего оставьте мечтания. Тех, кто хотел бы оставаться при них, я сумею сдержать, сумею воспрепятствовать их мечтам выступать из пределов воображения. Счастье Польши зависит от полного слияния её с народом моей империи. То, что сделано моим отцом, хорошо сделано, и я поддержу его дело.

Финляндия и Польша одинаково мне дороги, как и все прочие части моей империи. Но вам нужно знать, для блага самих поляков, что Польша должна пребывать навсегда в соединении с великой семьёй русских Императоров. Верьте, господа, что меня одушевляют лучшие намерения. Но ваше дело — облегчить мне мою задачу, и я снова повторяю: господа, оставьте мечтания».[855]

Нужно заметить, что положение Польши с приходом к власти императора Александра II стало много лучше, чем было при его батюшке, и он дал обещание в будущем позаботиться о новых благах польскому народу. По возвращении в Россию государь сразу же провёл амнистию участникам Польского восстания 1831 года и дал им возможность вернуться на родину.

Но поляки требовали самостоятельности и возрождения старой Польши в границах двухсотлетней давности — с землями Белоруссии, Украины и Литвы. Волнения перерастали в отдельные вспышки открытых выступлений. Под различными предлогами устраивались манифестации. Участники их выходили толпами из храмов с пением политических гимнов под видом церковных, осмеивали и подвергали оскорблениям попадавшихся навстречу русских подданных. И даже однажды «…Во время пребывания государя императора в Варшаве вместе с Австрийским императором и принцем Прусским царская ложа во время народного спектакля была облита купоросом…»[856]

Александр II в мае 1862 года назначил наместником Польши своего мягкохарактерного брата Константина. Судьба ему предначертала ту же участь. На другой же день по приезде в Польшу — 21 июля 1862 года — на него было совершено покушение. Выстрел оказался не смертельным, пуля задела плечо.[857] Всё лето Константин проводил «половинчатую»[858] политику переустройства края, чем вызвал ещё большее возмущение поляков, он вынужден был покинуть Польшу в октябре 1862 года. Летом, ещё до его отъезда, был создан ЦНК (Центральный национальный комитет), который взял на себя всю подготовку восстания. Ему подвластны были комитеты в Литве и Правобережной Украине. Правление ЦНК связалось в Лондоне с русскими издателями «Колокола», а также с Петербургским ЦК «Земли и воли», и был оформлен русско-польский революционный союз.

Массовые волнения проходили по всей Польше и вот-вот готовы были вылиться во всеобщее восстание. Чтобы вырвать активных организаторов его, 3 января 1863 года новым царским ставленником маркизом А. Велепольским был объявлен рекрутский набор.[859] Причём в списки были включены самые ярые манифестанты. Это был последний толчок к началу вооружённых действий. На Велепольского было предпринято два, но безуспешных, покушения.[860] Уклоняясь от рекрутского набора, повстанцы уходили в леса, вооружались охотничьими ружьями, саблями, косами, организовывали боевые отряды, которые быстро возникали по всему краю и даже проникали в Белоруссию и Литву. Было создано первое народное правительство «Ржонд народовой», руководителем которого стал Бобровский — бывший член народного комитета. Этот Ржонд, получив благословение папы римского, стал забирать народные пожертвования в соборах на новые образцы вооружения и обмундирования для народных ополчений. Для ведения более успешных действий поляками была принята тактика партизанской войны, в которой они вначале немало преуспевали. А чтобы привлечь к борьбе крестьянство, Ржонд издал манифест о наделении их землёю, возложив выплату полагающейся помещикам компенсации на государство. Сами крестьяне были освобождены от крепостного права ещё Наполеоном при образовании Герцогства Варшавского в 1807 году.

24 марта состав Ржонда сменился на более активный. Под руководством Маевского он стал более совершенным организующим центром восстания, были даже намерения создать флот, чтобы Запад признал Польшу воюющей страною.

Польское восстание поддерживалось западными странами. Англия, Австрия и Франция вступили в сговор и вручили России свои правительственные ноты, одна из которых — английская, была наиболее дерзкой. Но Горчаков раскусил, что их намерения не пойдут дальше угроз. И дал совет императору действовать против повстанцев более решительно. Но русский царь снова обратился в день святой Пасхи к восставшим, склоняя их к мирному исходу. Он писал в своём манифесте: «…В наших заботах о будощности края мы готовы все предшедшие смуты покрыть забвением и, вследствие того, в горячем желании положить конец кровопролитию, столь же бесцельному для одних, сколько тягостному для других, даруем вполне прощение тем из числа вовлечённых в мятеж подданных наших в Царстве Польском, которые, не подлежа ответственности за какие-либо иные уголовные или по службе в рядах наших войск преступления, сложат оружие и возвратятся к долгу повиновения до 1-го будущего мая».[861] И на этот призыв император получил прежний ответ. Ржонд отверг царские милости и требовал независимости Польши. Все меры к мирному исходу были исчерпаны. Предстояла боевая развязка.

Ещё в январе 1863 года Горчаков подписал с прусским канцлером Бисмарком конвенцию, по которой войскам обеих сторон разрешалось «…переходить границы для преследования восставших…».[862] Пруссия тоже была напугана готовившимся в то время восстанием в её польских пределах. Поэтому на вручённые России ноты западных держав она ответила, что не останется безучастной в случае объявления ими войны. Учитывая все эти обстоятельства, Александр II в мае месяце дал указание принять решительные меры к подавлению восстания. Главнокомандующим русскими войсками в Польше был назначен граф Ф. Ф. Берг, а в Литву — М. Н. Муравьёв.

Самый разгар восстания, судя по количеству боевых столкновений, пришёлся на лето 1863 года. По официальным данным их произошло в тот год 547, а в 1864 году — всего 84. Это восстание по своей продолжительности превосходило все остальные.

Количество русских войск к июню 1863 года, участвовавших в боевых операциях, составляло 164 тысячи.[863] Судя по таким силам, разгром восстания был неминуем. К зиме 1864 года основные отряды повстанцев были разгромлены. Последнее из крупных соединений, под командованием Босака, было разбито 11 февраля. Самый последний отряд ксендза Бржоска продержался в лесах до половины апреля 1864 года. На этом кончились боевые действия и началась расправа с активными деятелями восстания. Члены последнего Ржонда в составе Траугута, Краевского, Точинского, Езеранского 24 июня были казнены. Жестокая расправа продолжалась до февраля 1865 года. Множество поляков скрылось за границей, а ещё больше было сослано в далёкую Сибирь на вечное поселение.

Память об этом восстании осталась запечатлённой в наградных медалях участников его усмирения. Медаль, как таковая, была учреждена 1 января 1865 года. Она имела две разновидности — из светлой и тёмной бронзы, диаметром 28 мм.

На лицевой стороне медали, во всё поле, помещено изображение российского государственного герба — двуглавого орла, увенчанного императорской короной, со скипетром и державой в лапах. На оборотной — крупная круговая надпись: «ЗА УСМИРЕНИЕ ПОЛЬСКАГО МЯТЕЖА»; внутри неё указаны в одну строку даты продолжительности военных действий — «1863–1864»; внизу, между началом и концом круговой надписи, помещена маленькая четырёхлепестковая розетка.

Медалью из светлой бронзы награждались все чины армии, пограничной стражи, а также конные казачьи полки и конные сотни, составленные из местной милиции Динабургского и Режицкого уездов, принимавшие непосредственное участие в боевых операциях. Этой же медалью награждались и лица всех сословий — вплоть до крестьян, действовавших непосредственно в боевой обстановке с оружием в руках против повстанцев.

Медалью из тёмной бронзы (меди) жаловались все воинские чины и чиновники военных ведомств, находившиеся на территории военных действий, но не принимавшие участия в боевых операциях.

Носили медали на одинаковых лентах — государственных российских цветов — с чёрной, оранжевой и белой полосами равной ширины.

Существовали подобного рода медали и частной работы, но в отличие от первых они выполнены много рельефнее, с очень выпуклым изображением двуглавого орла, выступающим далеко за плоскость бортика медали. В самом изображении орла имеются существенные отличия от государственного чекана, особенно в изображении его хвоста. Он выглядит пышным букетом, с крутыми завитками перьев вниз — в противоположность изображению на государственных экземплярах. Встречаются медали и из тёмной бронзы, но позолоченные.

Помимо всех вышеописанных вариантов в коллекциях любителей миниатюр можно встретить бронзовые фрачные медали различных размеров — диаметрами от 12 до 16 мм.

Для самих повстанцев, действовавших с оружием в руках против российских войск, временное правительство Польши выпустило наградную медаль (с ушком для подвески) с изображением венка из двух ветвей — лавровой и дубовой, перевязанных внизу лентой; внутри венка помещена трёхстрочная надпись на польском языке: «Товарищу по оружию 1863/4»; вверху, над надписью, помещена маленькая шестиконечная звёздочка.[864]

Кроме этой медали был ещё выпущен наградной четырёхконечный крест (55x35 мм), выполненный из олова. Им временное правительство награждало повстанцев православной веры в восточных окраинах Польши — украинцев, белорусов и русских.[865]

После подавления восстания начался период преобразований, превращающих эту страну в одну из многочисленных провинций России. Польша была разделена на десять губерний и получила официальное название Привислинского края (произошло от реки Вислы). Все ранее существовавшие правительственные учреждения были отменены и учреждены новые, действующие на общих основаниях со всеми российскими губерниями; русский язык был повсеместно введён во все правительственные и административные учреждения, вплоть до преподавания во всех учебных заведениях.[866]

После подавления восстания генерал-губернатор М. Н. Муравьёв весь состав административных учреждений набрал исключительно из русских чиновников, во всех школах сразу же был введён русский язык.[867]

Так Польша потеряла последние крохи своей автономии. Но зато польские крестьяне, которые приобрели личную свободу ещё при Наполеоне в 1807 году, теперь были наделены землёй. Кроме тех участков, которые были у них отрезаны в 1846 году и снова возвращены помещикам, они по новому закону от 19 февраля 1864 года получили в свою собственность дополнительные наделы. Эта земля была взята у помещичьих хозяйств и передана вместе с «живым и мёртвым инвентарём» крестьянским семьям. Кроме этого, все крестьянские недоимки были сняты, к тому же сельское население получило право свободного пользования господскими угодьями. За изъятую землю помещики получили компенсацию от государства, а крестьяне стали платить государству поземельный налог.

Для осуществления всех этих дел были созданы сельские органы управления — волостные гмины, в члены правления которых выдвигались и сами крестьяне.

Вопросами проведения крестьянских реформ в Царстве Польском (всё-таки пользовались старым названием) занимался государственный сенатор Н. А. Милютин (брат военного деятеля Д. А. Милютина) со своими соратниками по делу российских реформ — князем В. А. Черкасским и Ю. Ф. Самариным. Имея большой опыт, они без особых конфликтов сумели провести свои проекты крестьянской реформы в жизнь Привислинского края, после чего Милютин был назначен членом Государственного Совета и главным начальником Канцелярии по делам Царства Польского.