Страницы истории

Первые среднеазиатские медали. 1873–1876 гг.

Владычица морей Англия завоевала полмира. Её колонии, разбросанные по всему земному шару, находились на всех континентах, в том числе и в Азии. К середине XIX века она превратила Персидский залив в своё «английское озеро», захватила Индию и добралась до Афганистана. Дальнейшие её намерения были направлены на захват земель, находящихся у русских границ, восточнее Каспия и у Аральского моря. Англию привлекал этот край торговыми рынками и богатым сырьём для своей текстильной промышленности.

В свою очередь Россия с давних пор вела продвижение в Среднюю Азию с севера. Ещё в XVIII веке казахи, истерзанные постоянными междоусобными войнами между ханствами, по своей доброй воле стали переходить в российское подданство. А в первой половине XIX века — в 1846 году фактически весь Казахстан был уже присоединён к Российской империи. Частью его земель некогда владело самое крупное в Средней Азии ханство Кокандское. Оно собирало с казахов непомерные поборы и постоянно подвергало грабежам население этого края. Теперь же на русских границах были построены укрепления для охраны их от частых набегов среднеазиатских племён. Утрата казахских земель вызвала гнев кокандского правительства, и оно начало войну против России. Тогда-то русские войска повели активное наступление на Кокандское ханство.

Летом 1853 года оренбургский генерал-губернатор В. А. Перовский двинул свои войска к Аральскому морю с северо-запада. Он достиг реки Сырдарьи, разгромил по её берегам киргизские племена, поднялся по реке до укрепления Ак-Мечеть, взял его штурмом и на этом месте построил форт (ныне Кзыл-Орда). По берегам Сырдарьи он соорудил целый ряд укреплений и назвал их Сырдарьинской линией.

Одновременно с северо-востока, со стороны Семипалатинска, к озеру Балхаш вёл наступление отряд полковника Верёвкина. Он быстро занял Заилийский край и построил в 1854 году на реке Алма-Ате укрепление Верный (ныне Алма-Ата). От него до Семипалатинска была построена Сибирская военная линия укреплений. Перовск и Верный стали первыми основными форпостами для дальнейшего продвижения русских в Среднюю Азию.

В это же самое время, используя афганского эмира в качестве посредника, Англия прилагала все старания, чтобы привлечь на свою сторону среднеазиатские ханства, стремилась подорвать установившиеся их торговые связи с Россией и даже пыталась объединить все племена на борьбу против русских. После того как она прибрала к рукам Афганистан, сразу же устремилась к верхнему течению Амударьи. Английские владения уже доходили до Туркестана и Бухарского эмирата. А их товары стали заполнять рынки Коканда, Хивы, Бухары. Для России рынок сбыта имел в это время первостепенное значение. Её товары тогда не выдерживали конкуренции с более развитой промышленностью западных держав. Рынки Балканских стран, зависимых от Австро-Венгрии, были забиты её товарами. Русская торговля с Китаем, которая шла через Кяхту, уже была подорвана вездесущими англичанами. Поэтому Средняя Азия для России была крайне необходима и как поставщик сырья — хлопка и шёлка-сырца для особенно развитой в это время текстильной промышленности. Раньше в Россию хлопок завозился из США, но теперь там шла война, и завоз его вообще прекратился. Теперь оба государства — Англия и Россия — ревностно спешили проникнуть в Среднюю Азию. Такое соперничество между ними в конечном результате должно было неминуемо привести к их столкновению.

Средняя Азия жила своей замкнутой, своеобразной жизнью постоянно враждовавших между собою ханств, правители которых являлись самовластными деспотами, творящими произвол и насилие над своими подданными. Это вызывало постоянные массовые выступления народа против своих деспотов. Простой народ всё чаще бросал взоры в сторону России, лелея надежду на лучшее будущее с приходом русских правителей.

Под самый новый 1864 год появился царский указ, по которому намечалось решительное наступление на Кокандское ханство. К этому времени пограничные линии охватывали с севера и востока полукольцом всю территорию Средней Азии. В мае 1864 года подготовка к походу была закончена, и командующий Сырдарьинской линией полковник Верёвкин направился со своим отрядом на Туркестан. С северо-востока повёл наступление Зачуйский отряд под командованием специально приглашённого из Петербурга, по рекомендации самого военного министра Д. А. Милютина, полковника М. Г. Черняева. Его сопровождал в походе штаб-ротмистр Чокан Валиханов.

4 июня Черняев дошёл со своим отрядом без особых столкновений с ханскими вооружёнными отрядами до крепости Верный и после двухчасового сражения взял её. Почти в то же самое время полковник Верёвкин у Туркестана наткнулся на сильное сопротивление гарнизона. Пришлось начать осаду, во время которой происходили частые боевые вылазки кокандцев. При одной из них 12 июня Верёвкин с отрядом ворвался в крепость и рассеял сарбазов. Сам бек Туркестана Мирза Давлет с частью своих войск ушёл по дороге на Ташкент. Чтобы поладить с населением и показать лояльность русских, Верёвкин обещал жителям отменить налоговые поборы с них сроком на 3–4 года. Он сдержал слово и добился от правительства документа, подтверждающего отмену налогов.

За оперативность и успехи в боевых операциях Черняев и Верёвкин получили чин генерала, многие офицеры были награждены орденами и всем было объявлено «высочайшее благоволение».[868]

После новых присоединений создали и новую военную линию, проходившую от реки Чу до крепости Яны-Курган на Сырдарье, названную Новококандской. Начальником её был назначен, теперь уже генерал, Черняев. Используя свои полномочия, он начал выискивать пути дальнейшего наступления на Кокандское ханство, доказывая правительству несостоятельность политики сдерживания военных действий. Пока шла переписка о перспективном развитии отношений между Россией и ханствами, бухарский эмир, сосредоточив свои войска в Самарканде, в начале 1865 года двинул их на Коканд. Обстановка благоприятствовала успешным действиям русских войск, и Черняев в апреле выступил с армией к Ташкенту.

В ночь с 14 на 15 июня 1865 года русские войска пошли на штурм. Численное превосходство было на стороне гарнизона, но большая разбросанность укреплений и противодействие местного населения кокандским сарбазам дало возможность штурмующим сломить сопротивление и захватить Ташкент. Жители его 27 августа приняли русское подданство. Впоследствии здесь создали городскую управу, городскую думу и ввели «городовое положение». Ташкент стал в Средней Азии основным экономическим и военно-политическим центром России.

1867 год ознаменовался включением в состав Российской империи обширных среднеазиатских территорий. Решено было отделить их от оренбургского подчинения и образовать отдельное Туркестанское генерал-губернаторство с административным центром в Ташкенте. В него вошли Сырдарьинская (Южный Казахстан) и Семиреченская области. Генерал-губернатором был назначен крупный государственный деятель, имеющий большой опыт в подобной работе, генерал-адъютант К. П. Кауфман.

Взятие Самарканда — древней столицы Тамерлана произошло почти бескровно. Страдавшие от жестокого насилия и террора жители города открыли русским ворота. Со вступлением их в Самарканд более 10 тысяч рабов эмира получили свободу.

После покорения Кавказа стал доступен старый и удобный морской путь (по Каспийскому морю и Красноводскому заливу и далее караванным путём по старому руслу Амударьи (Узбою) в глубь Средней Азии). Он был много короче и удобнее сухопутной караванной дороги, через киргизскую степь, на Сырдарью. Доставка товаров морским путём уменьшала стоимость их перевозки почти в три раза, что, естественно, облегчало конкуренцию с Англией. Но для налаживания торговли нужно было иметь на Амударье хотя бы какой-то опорный пункт. Расширение торговли в этом районе быстро бы наладило частное пароходство и по морю, и по Амударье. Вопрос ставился даже об изыскании возможностей повернуть Амударью на старое русло и заставить её течь в Каспийское море.

22 августа 1869 года император Александр II подписал разрешение на организацию укреплений фактории в Красноводском заливе. Высадку наметили в Муравьёвской бухте осенью этого же года. Командиром десантного отряда был назначен рекомендованный Кауфманом генерал Н. Г. Столетов. К началу ноября подготовка экспедиции закончилась, вопрос о занятии земель на восточном побережье Каспийского моря был предварительно согласован с Ираном, и 5 ноября 1869 года русские войска высадились в Красноводском заливе. Они заняли все окружающие залив земли, заселённые туркменами. Из этой территории был образован Зеравшанский округ, а на северном берегу залива был заложен город Красноводск, как опорный пункт для дальнейших торговых связей с центральными районами Средней Азии.

Попытка овладеть Хивой была предпринята ещё Петром I, затем пытались проникнуть в это ханство со своими отрядами Бекович-Черкасский и Перовский. Но сыпучие пески безводных пустынь надёжно охраняли спокойствие Хивы. В Хиве укрывалось множество грабителей торговых караванов, следовавших из Оренбурга в страны Востока и в обратном направлении; продолжались нападения на казахские кочевья. До последнего момента существовала работорговля. С этим пора было кончать. На требования генерал-губернатора Кауфмана прекратить разбойничьи набеги, незаконный сбор налогов с казахских племён, угон в рабство русских подданных и вернуть всех пленных хивинский хан продолжал отмалчиваться и по-прежнему творил свои чёрные дела.

В феврале 1873 года русские войска согласованными действиями начали наступление на Хиву сразу с четырёх сторон. Туркестанский отряд в 5000 человек под командованием Головачёва вышел из Ташкента в сторону Джизака, со стороны Красноводска — от Каспия был двинут отряд в 4300 человек во главе с Маракозовым. (Столетов и Скобелев были удалены из Красноводска за самодеятельные авантюристические действия. Скобелев был переведён в Оренбург и участвовал в Хивинском походе вместе с Верёвкиным.) Из Оренбурга отряд в 3400 человек под командованием Верёвкина направился через Эмбинский форт в центр Средней Азии, четвёртый — кавказский отряд — около 2000 человек двинулся на Хиву со стороны Мангышлака. Сам командующий всей операцией — генерал-адъютант К. П. Кауфман находился при Туркестанском отряде Головачёва.

В Хивинском походе участвовала и Аральская флотилия в составе двух пароходов и трёх барж. Общая численность русских войск составляла более 12 тысяч человек при 56 орудиях. Против такой силы отсталое Хивинское ханство не могло устоять. Но до него нужно было ещё добраться. Красноводский отряд 17 апреля по безводной пустыне дошёл до колодца Иглы, но не найдя в нём воды и потеряв значительную часть верблюдов, вынужден был вернуться назад. Аральская флотилия тоже прекратила своё движение к Хиве из-за мелководья Амударьи. Итак, в действии почти с самого начала похода были только три отряда русских войск, основным из которых был Туркестанский с главнокомандующим Кауфманом.

Двумя колоннами он вышел в середине марта из Джизака и Казалинска и, преодолев 600 вёрст по голой степи, соединился на колодцах Аристан-Бек-Кудук в пустыне Кызылкум. Дальше насколько хватало глаз простирались барханы сплошных тяжёлых песков. Вот как описывал один из участников этого похода продвижение Туркестанского отряда по бескрайним пескам: «…Свыше 5 тысяч солдат — пехотинцы, конница, медперсонал и маркитанты — на 10 тысячах верблюдах двинулись, увязая по колено в барханах. Всей этой лавине предстояло сделать бросок в 120 вёрст по совершенно безводной местности до колодцев Адам-Крылгак, где по сообщению разведки стояли передовые отряды хивинцев. На занятие колодцев командующий выслал три роты пехоты и 50 казаков… По расчётам, воды должно было хватить на трое суток. Но барханные пески оказались столь тяжелы для похода, что войско одолевало за день не более 20 вёрст. При продвижении Туркестанского отряда по пустыне его преследовали хивинцы со своим предводителем Садыком. На подходе к Амударье стычки с ними случались по нескольку раз в день, поэтому приходилось двигаться в полном боевом порядке — …впереди стрелки, по бокам и сзади сомкнутые в каре роты при орудиях».[869]

В то же время Оренбургский и Мангышлакский отряды, первый с севера, а второй с северо-запада, продвигались уверенно к Хиве, несмотря на сопротивление. Они соединились в районе Кунгарда и 26 мая подошли к Хиве. К этому моменту подоспел со своим отрядом с юго-востока и сам командующий Кауфман. На подступах к столице Оренбургский отряд встретил упорное сопротивление хивинского войска. Командующий отрядом Верёвкин был тяжело ранен. Командование на себя принял капитан Скобелев М. Д. — будущий знаменитый генерал. Он артиллерийским ударом разнёс огромные Шахабадские ворота в городских стенах, ворвался с пехотой и казаками в Хиву, порубил саблями сопротивляющихся хивинцев и окружил ханский дворец.

Но хан Мухаммед Рахим II со своими приближёнными успел ускакать в пустыню. За ним была послана погоня, после чего он был возвращён в столицу и снова восстановлен на ханский престол. 12 августа 1873 года в благоухающем Гандеминском саду, близ Хивы, был подписан подготовленный Кауфманом трактат мирного договора. Отныне хивинский хан признавал свою зависимость от Российской империи, которая урезала его земли по правый берег Амударьи и часть их передала Бухарскому эмирату. Трактат предписывал плавание по Амударье только русским судам. Российские купцы были освобождены от каких-либо пошлин и получили право беспрепятственного доступа во все уголки Хивинского ханства. С этого момента кончилось время рабства и разбойничьих набегов хивинских отрядов на русские купеческие караваны. К тому же был положен конец и английскому посягательству на Амударью с целью продвижения на север — в центр Азии.

Войны как таковой с Хивинским ханством фактически не было, а была лишь демонстрация военной силы русской армии. Но этот знаменательный, непревзойдённый дотоле, поход по голым, сыпучим пескам пустынь оставил след в истории завоевания Средней Азии в виде первой наградной серебряной медали, диаметром 28 мм.

На лицевой стороне её, во всё поле, под императорской короной, изображён вензель Александра II. На обороте же — в середине, крупными цифрами указан год события — «1873»; у края, вдоль бортика медали, круговая надпись: «ЗА ХИВИНСКИЙ ПОХОДЪ»; внизу, между началом и концом её, помещены две скрещённые, лавровая и дубовая, ветви — знаки миролюбия и мужества.

Этой медалью были награждены все участники похода от высшего командного состава до нестроевых нижних чинов Туркестанского, Оренбургского, Мангышлакского и даже Красноводского отрядов и Аральской флотилии. Кроме военных чинов эти награды получили гражданские чиновники различных ведомств, находившиеся в этих отрядах, а также священники, медики, волонтёры, участвовавшие в походе; местные джигиты, находившиеся при русских войсках.

Медаль была учреждена 22 июля 1873 года и выдавалась на комбинированной Георгиевско-Владимирской ленте.

Оставленный на престоле Коканда Худояр-хан вёл себя очень послушно, соблюдая договор 1868 года и различные распоряжения туркестанского генерал-губернатора Кауфмана. Русские купцы могли теперь свободно разъезжать по всему ханству и торговать без всякой опаски. Худояр-хан беспрекословно выдавал правителю Туркестана укрывавшихся в Коканде противников Российской империи. Всё, казалось бы, складывалось в пользу русских властей. Наместник Туркестана был весьма доволен ходом дел в подвластном ему ханстве и писал в Петербург: «…Дальнейшие отношения наши к Коканду теряют… характер внешних сношений и принимают значение домашних, более близких, чем существующие между двумя соседними губерниями…»[870]

Однако спокойствие в Коканде было обманчивым. Ханские чиновники изыскивали всё новые и новые способы выколачивания денег из без того нищего населения, увеличивая троекратно налоги и различные подати. Они безвозмездно конфисковывали имущество своих подданных и доводили население до полного разорения. Документы свидетельствуют, что главным организатором такого поголовного грабежа был сам Худояр-хан. Жадность его не знала границ, а он всё более изощрялся в тонкостях грабежей. В ханстве не осталось ни одного продукта, который бы не был обложен налогом. Дело дошло даже до того, что налоги брались «…с колючки, растущей в степи и собираемой населением, с камыша, с пиявок из озёр и пр.».[871] Очень метко о нищенском положении населения выразился известный таджикский писатель А. Айни — у местного трудового народа «…от рубашки остался лишь ворот, от кальсон — один пояс, а от тела — только кости».[872]

За неуплату налогов Худояр-хан даже приказывал исполнителям своей воли отбирать детей и продавать их в чужие края в качестве рабов. Кроме бесчисленных налогов население несло и натуральные повинности, которые оно выполняло под палочным присмотром. А если кто из предупреждённых не являлся на работу, то их зарывали по шею в землю. И как показывает один из документов — около тридцати дехкан «…оставили в таком положении, пока они не умерли».[873]

Жестокое насилие привело к тому, что в различных районах Кокандского ханства начали происходить народные волнения, особенно среди кочевников Южной Киргизии. Гонимые нуждой, они большими группами покидали обжитые земли и уходили в Россию. Наместнику Кауфману и его заместителю военному губернатору Семиреченской области Колпаковскому стали поступать из различных районов коллективные жалобы населения на своих правителей. Прибывали представители от населения Намангана, Чертока, Чуста и других городов Кокандского ханства с просьбой о принятии их в российское подданство. Но вся государственная политика в Средней Азии сводилась к сохранению автономии ханств, поэтому русские администраторы вынуждены были отклонять прошения и терпеливо уговаривать посланцев подчиняться требованиям местных властей и оставаться верными своему хану.

Положение в Коканде начинало резко обостряться. Кауфман предостерегал Худояр-хана: «…Если Вы не перемените образа вашего управления народом… то я Вам предсказываю дурной конец». И он вскоре наступил. В 1873 году в ханстве началось восстание. И хотя в середине 1874 года Худояр-хану удалось на короткое время с помощью кровавых репрессий утихомирить своих подданных, но полного успеха он уже достигнуть не мог. Восстание начало разрастаться с новой силой. Оно задело феодальную знать, которая примкнула к восставшим вместе со своим руководителем Абдуррахманом Афтобачи. Тот связался с агентами Англии, и по их наставлению был объявлен «газават». После этого восстание приняло религиозно-националистический характер.

К середине 1875 года восстание охватило не только Ферганскую долину, но и докатилось до главной русской ставки — Ташкента. С объявлением «газавата» в него включились все слои населения Кокандского ханства. Этому немало способствовали английские тайные агенты, старавшиеся разжечь восстание ещё шире и превратить его в войну против России.

22 августа русские войска вступили в район Махрама и под личным руководством наместника разбили повстанцев. Довольно лёгкая победа была определена нежеланием основной массы простого народа сражаться против русских за права своих же эксплуататоров. Поэтому кокандские войска при первом же столкновении пустились в бегство. После поражения новый хан Насреддин с нарочной депутацией прислал туркестанскому наместнику сообщение о своей капитуляции. Кауфман быстро ввёл войска в Коканд и, сохранив престол за Насреддином, пересмотрел границы Кокандского ханства. Он урезал часть земель ханства, а Наманганское бекство присоединил к Туркестану под видом Наманганского отдела, начальником которого был назначен М. Д. Скобелев. Тем самым были отодвинуты границы от Ташкента со 100 до 250 вёрст, а также укреплены позиции в горной Киргизии.

В начале 1876 года Кауфман срочно выехал в Петербург. Там он 3 февраля в обход всех административных инстанций получил от самого императора Александра II санкцию на упразднение Кокандского ханства и присоединение его к Российской империи как составной части. 19 февраля 1876 года был обнародован указ о ликвидации Кокандского ханства и о включении его территории в состав Российской империи в качестве Ферганской области Туркестанского края.[874] Это среднеазиатское событие было отмечено второй наградной медалью, которая была учреждена 26 ноября 1876 года. Она была выполнена из светлой бронзы (диаметром 28 мм) и выдавалась на той же ленте — Георгиевско-Владимирской, как и за Хивинский поход.

На лицевой стороне, во всё поле медали, под императорской короной с развевающейся лентой изображён витиеватый вензель Александра II. На обороте, в середине поля, указаны годы военных действий русских войск в Кокандском ханстве: «1875–1876»; у края, вдоль бортика медали, помещена круговая надпись: «ЗА ПОКОРЕНИЕ ХАНСТВА КОКАНСКАГО»; а в самом низу, между началом и концом надписи, поставлена маленькая пятиконечная звёздочка.

Медалью были награждены все воинские части, вплоть до нестроевых, Туркестанского края, в том числе и волонтёры, которые принимали участие в покорении Кокандского ханства с 5 августа 1875 по 15 сентября 1876 года. Этой же медалью поощрялись и гражданские чиновники разных ведомств, а также священники, медицинские работники, местные джигиты, находившиеся при войсках.