Страницы истории

Последние медали Российской империи. 1909–1914 гг.

В период царствования Николая II было учреждено огромное количество различных наград. О том, как они менялись и переустанавливались, убедительно свидетельствует такой документ. «…Государь Император, в 12 день февраля 1904 года, Высочайше повелеть соизволил: в надписи „За спасение погибавших“, изображённой на медали, жалуемой за подвиги человеколюбия, слово „спасение“ заменить на впредь словом „спасание“».[952] Только этой медали «За спасение (спасание) погибавших» насчитывается более семи разновидностей, а уж «За усердие» — несколько десятков: шейные, нагрудные, золотые, серебряные, бронзовые, медно-золочёные, из белого металла и т. д. Но по юбилейным медалям Николай II превзошёл всех своих предшественников. Начиная с 1902 года, такие награды сыпались как из рога изобилия: «100 лет Министерству Иностранных дел. 1802–1902 гг.»; «50 лет Севастопольской обороны. 1855–1905 гг.»; «200 лет Полтавской победы. 1709–1909 гг.»; «25 лет существования церковно-приходских школ. 1884–1909 гг.»; «100 лет Отечественной войны. 1812–1912 гг.»; «В память 300-летия дома Романовых. 1613–1913 гг.» (к этому же юбилею было выпущено несколько разновидностей креста для священнослужителей) и, наконец, медаль «В память 200-летия битвы при Гангуте. 1714–1914 гг.».

Об этом периоде награждений его современник русский дипломат А. А. Игнатьев пишет так:

«…Ни в одно из прежних царствований не раздавалось, кажется, столько медалей и различных знаков, как при Николае II. Начав службу, я носил при парадной и служебной форме только маленькую серебряную медаль на голубой Андреевской ленточке «за коронацию». Потом присоединил к боевым орденам маньчжурскую медаль. В 1912 году, уже совсем без заслуг с моей стороны, мне прислали медаль с надписью: «1812. Славный год сей минул, но не пройдут содеянные в нём подвиги». Надпись мне понравилась. Медали, отмечающей трёхсотлетие дома Романовых, я не успел купить (её мне не прислали): я уже служил за границей и был избавлен от необходимости участвовать на торжествах по этому поводу. Я всё больше сознавал, что династия, судя по её последним представителям, не заслуживает почёта.

Конец империи ознаменовался столетними, двухсотлетними и даже трёхсотлетними юбилеями, по случаю их каждый полк, каждое учебное заведение выдумывали какой-нибудь значок, лишний раз продырявливалась левая сторона мундира. Высшие учебные заведения при этом старались подражать рисунку значка Генерального штаба, который когда-то был единственным в русской армии, носившимся не на левой, а на правой стороне груди…»[953]

После русско-японской войны, в 1909 году, была заготовлена, казалось бы, безымянная по своему назначению, малоизвестная медаль — «За особые воинские заслуги». Действительно, она была предусмотрена для использования в соответствии с надписью на её оборотной стороне, но по каким-то неясным соображениям её отклонили.

В это сложное время, учитывая причины катастрофы в русско-японской войне, правительство взялось за совершенствование военной промышленности. Для организации материально-технического снабжения армии и флота стали создаваться целые синдикаты. В 1909–1910 годах была проведена модернизация железнодорожной ветки ораниенбаумского направления, имевшей важнейшее стратегическое значение. Она обеспечивала снабжение и передислокацию войск не только в районе крепости Ораниенбаум (ныне город Ломоносов), но и Кронштадта, а следовательно, и фортов Красная Горка, Серая Лошадь и других укреплений, расположенных на южном берегу Финского залива.

И вот ту самую медаль, «За особые воинские заслуги», выдали в 1911 году «…Особо отличившимся лицам при постройке артиллерийских укреплений на побережье Балтийского моря».[954] Но кроме этого, она была также выдана и «…некоторым частям инженерных войск за построение (самих) стратегических путей на ораниенбаумском берегу…»[955]

Эти медали представляют большую редкость, так как выдали их не более пяти тысяч штук. Чеканились они из светлой бронзы, диаметром 28 мм.

На лицевой стороне медали изображён погрудный, профильный, влево обращённый, портрет Николая II без каких-либо императорских атрибутов; надписи отсутствуют.

На обороте — в середине — государственный герб (двуглавый орёл), а вокруг него помещена надпись: «ЗА ОСОБЫЯ ВОИНСКИЯ ЗАСЛУГИ», замкнутая маленькой пятилепестковой розеткой. Бортика по краю медали нет.

Нельзя не упомянуть и о юбилейных медалях в память выдающихся побед русского воинства. Две из них — в память 100-летия Отечественной войны 1812 года и 50-летия Севастопольской битвы были описаны ранее. А вот на двух других, представляющих несомненный интерес и не упоминавшихся, остановимся подробнее. Первая была приурочена к юбилейным торжествам, посвящённым памяти знаменитой Полтавской баталии с армией Карла XII, а вторая — первой морской победе Петра I у мыса Гангут над шведской эскадрой адмирала Эреншельда.

В документе от 17 июня 1909 года записано: «…В ознаменование памяти 200-летнего юбилея Полтавской победы устанавливается светло-бронзовая медаль для ношения на груди на Андреевской ленте».

На лицевой стороне её изображён портрет Императора Петра Великого, а на другой — надпись «ПОЛТАВА 1709» и слова из приказа Царя Петра, отданного в день Полтавской битвы: «А О ПЕТРЕ ВЕДАИТЕ, ЧТО ЖИЗНЬ ЕМУ НЕ ДОРОГА ЖИЛА БЫ ТОЛЬКО РОССИЯ».[956]

Медалью награждались все без исключения воинские чины и гражданские чиновники «…тех войсковых частей, которые участвовали в Полтавском бою и, — как указывало положение, — существуя в настоящее время, сохраняют то наименование, которое носили в 1709 году». Эту же медаль могли получить и лица, давно отслужившие в этих воинских частях, «…но с условием приобретения её за свой счёт». Кроме того, медалью были награждены все чины и официальные представители, присутствовавшие на юбилейных торжествах в городе Полтаве, а также члены комиссии по подготовке этих празднеств и прямые потомки «…мужского пола генералов и командиров… частей, участвовавших в Полтавском бою».[957]

Кроме вышеуказанной награды члены депутаций, «…участвовавшие… на полтавских торжествах, получили настольные большие медали из тёмной бронзы. На одной стороне медали изображена голова Петра Великого, а на оборотной — сцена Полтавской битвы, с фигурой царя».[958]

Полтавская победа была настолько популярна в народе, что появилось огромное количество всевозможных частных повторений наградной медали. Иные из них с бортиком и очень рельефным изображением портрета Петра.

Накануне первой мировой войны, 12 июня 1914 года, была учреждена последняя юбилейная медаль, посвящённая 200-летию морской победы при мысе Гангут. Чеканилась она из светлой бронзы стандартного для того времени диаметра — 28 мм, и выпуск её был приурочен к юбилейным торжествам на Балтийском море.

На лицевой стороне медали — погрудное, вправо обращённое, изображение Петра I в лавровом венке, доспехах и с плечевой орденской лентой. Вокруг царской головы эллипсная надпись: «ПЕТРЪ ВЕЛИКИ. ИМПЕРАТОРЪ И САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОС.». На оборотной — диспозиция русских и шведских кораблей в последний момент перед сражением. Под обрезом — двухстрочная надпись: «ИЮЛЯ 27 ДНЯ — 1714». В верхней половине медали, между её бортиком и концентрической линией, надпись — краткое изречение самого Петра I: «ПРИЛЕЖАНИЕ И ВЕРНОСТЬ ПРЕВОСХОДИТЪ СИЛЬНО», а внизу аналогично первой помещена другая надпись: «ПЕРВАЯ МОРСКАЯ ПОБЕДА ПРИ ГАНГУТЕ». Изображение морского боя на оборотной стороне медали выполнено по образцу петровской медали 1714 года. В своё время оно было позаимствовано самим Петром I с гравюры из «Книги Марсовой».

В 1914 году все флотские офицеры получили юбилейную медаль с золотой цепочкой, подвешенной (поверх Андреевской ленты) двумя концами к противоположным верхним углам колодки.

Все нижние чины флотских экипажей — от матроса до гардемарина, — состоявшие на действительной службе к дню юбилея, были награждены этими же медалями, но без цепочки.

Встречается в основном четыре разновидности данной награды, которые отличаются друг от друга лишь незначительными деталями да изображением портрета Петра I. Одна из медалей имеет вид самого посредственного жетона — тонкая, с маленьким вытянутым ушком.

Нередко в собраниях коллекционеров можно увидеть художественно оформленные плакетки из тёмной бронзы (меди) с прекрасным высокохудожественным изображением морского боя у мыса Гангут. Очень редко встречаются такие же плакетки «В память 200-летия Гангута», выполненные из серебра.

Вскоре после празднования 200-летия Гангутской победы, 16 июля 1914 года, император Николай II подписал приказ об общей мобилизации на войну с Австрией для защиты братских славянских народов Балкан. А случилось это следующим образом.

В Европе накануне мирового конфликта велась острая дипломатическая грызня между двумя крупнейшими военно-политическими блоками. Все страны, входившие в них, в той или иной мере имели захватнические устремления. Главным зачинщиком войны выступал германский империализм. Стремясь к переделке мира, Германия сумела поднять свой военный потенциал настолько, что к 1914 году значительно превосходила своим вооружением все страны Европы. Она была, как никогда, готова к войне и искала лишь повод для её развязывания. И он нашёлся.

15 июня, в день национального траура сербского народа, в городе Сараево был убит наследник австро-венгерского престола герцог Франц Фердинанд. Германия не преминула воспользоваться этим и заставила Австрию объявить Сербии войну. Россия, издавна поддерживавшая дружественные связи с балканскими народами и являвшаяся покровительницей Сербии, решила встать на её защиту.

17 июля официально была объявлена всеобщая мобилизация. Это и послужило долгожданным поводом для Германии в развязывании войны, которую она объявила России 19 июля 1914 года. Царь вызвал к себе в Петергофский Большой дворец великого князя Николая Николаевича и назначил его главнокомандующим.

Через два дня Германия объявила войну Франции и Бельгии, а 22 июля Англия — союзница России объявила войну Германии. Эта цепная реакция вовлекла в свою орбиту 38 государств с населением 1,5 миллиарда человек. Так началась первая мировая война.

Самой распространённой наградной медалью этого периода стала медаль «За храбрость», названная Георгиевской. За год до первой мировой войны, 10 августа 1913 года, был утверждён новый «Статут императорского Военного ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия, принадлежащего к сему ордену Георгиевского креста и причисляемых к тому же ордену Георгиевского оружия и Георгиевской медали». Медаль «За храбрость» стала номерной.

Медалями с такой надписью награждали в России ещё во второй половине XVIII века. С 1807 года — после учреждения знака отличия Военного ордена — медалью «За храбрость» стали награждать солдат-иноверцев, жалуя её вместо креста. К середине XIX столетия медаль «За храбрость» на Георгиевской ленте становится наградой для нижних чинов за различные воинские отличия. Иногда ею награждали гражданских лиц, недворян за мужество, проявленное в боевой обстановке.

В 1878 году была учреждена медаль «За храбрость» для награждения отличившихся чинов пограничной и таможенной служб. Эта медаль, как и знак отличия Военного ордена, подразделялась на четыре степени: 1-я степень — золотая с бантом; 2-я степень — золотая без банта; 3-я степень — серебряная с бантом; 4-я степень — серебряная без банта.

Медали нумеровались и носились на Георгиевской ленте левее знака отличия Военного ордена, но правее всех остальных медалей. Лицевая сторона медали имела профильное изображение императора, а оборотная — надпись «За храбрость» и номер.

Но были медали и без номера: ими награждались «за подвиги мужества на войне» женщины, гражданские лица и воины народов Средней Азии и Кавказа. Такая медаль могла быть не только нагрудной, но и шейной. С 1896 года она стала выглядеть несколько иначе: изображение Николая II на ней было повёрнуто влево, а на оборотной стороне появились лавровая, дубовая и пальмовая ветви (по окружности), перевитые лентой. С 1910 года этой медалью стали награждаться нижние чины полиции и охранки «за подвиги храбрости, оказанные при борьбе с вооружёнными нарушителями порядка».

Массовой же медаль «За храбрость» становится лишь с началом войны 1914 года. По новому статуту видоизменённая медаль с номером стала называться Георгиевской и предназначалась для всех родов войск. Ею награждали солдат и унтер-офицеров за мужество и храбрость в бою. Могли получить такую медаль и невоенные люди, проявившие мужество и храбрость в военное время. Так, во время первой мировой войны ею часто награждались медицинские сёстры. В период от Февральской до Октябрьской революции на медали «За храбрость» вместо профиля императора было изображение Георгия Победоносца. Из сохранившихся медалей «За храбрость» большинство относится к периоду империалистической войны.

В пункте 170 статута от 10 августа 1913 года было сказано: «По окончании войны обо всех удостоенных Георгиевскими медалями, с утверждения высшей в армии и во флоте власти, отдаётся особый почётный приказ по армии и флоту, с подробным описанием подвигов и нумерами пожалованных медалей против фамилий отличившихся…»

Во время войны первые степени Георгиевских медалей, как и Георгиевских крестов, стали делать уже не из червонного золота, а из белого, с крепким поверхностным золочением. Но и такими они оставались недолго. 10 сентября 1916 года вышло постановление, запрещающее изготовление орденов и других наград из драгоценных металлов. Всего на 23 ноября 1916 года солдатскими Георгиевскими медалями было награждено 1505 тысяч человек.

Спустя пять месяцев после начала войны в петербургской газете «Новое время» от 20 декабря 1914 года появилась заметка, в которой сообщалось следующее:

«Как мы слышали в подлежащих сферах возбуждён вопрос об учреждении особой наградной медали „За труды по мобилизации 1914 года“. Присвоением права ношения этой медали имеется в виду отметить „безукоризненную“, выше всякой похвалы, деятельность лиц, прикосновенных к отлично проведённой мобилизации, вызванной войной, и ту трогательную напряжённость, с какой несли свои собственные обязанности низшие органы различных ведомств».

А через два месяца в той же газете от 16 февраля 1915 года уже сообщалось, что «…13 февраля удостоилось Высшего утверждения положение Совета Министров об установлении особой наградной медали за труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 года. По положению медаль жалуется всем лицам, которые по своим служебным обязанностям принимали участие в подготовительных и мобилизационных работах 1914 года, предшествующих нынешней войне».

Была учреждена только медаль из светлой бронзы, диаметром 28 мм. Лицевая сторона её идентична аверсу медали «За особые воинские заслуги», на которой выполнено погрудное, влево обращённое, изображение Николая II без каких-либо императорских атрибутов; надписи отсутствуют. На оборотной стороне, во всё поле медали, прямая, пятистрочная надпись: «ЗА ТРУДЫ — ПО ОТЛИЧНОМУ — ВЫПОЛНЕНИЮ ВСЕОБЩЕЙ — МОБИЛИЗАЦИИ — 1914 ГОДА».

Этой медалью награждались не только лица, принимавшие непосредственное «…участие в подготовительных и мобилизационных работах», но и участники перевозок войск и военных грузов. Она сама по себе является единственной медалью, которая выдавалась на тёмно-синей ленте ордена Белого Орла, и считается последней, завершающей медалью Российской империи, отображающей конкретное событие русской военной истории.

В ходе первой мировой войны нижние чины награждались Георгиевскими крестами и медалями «За храбрость» различных степеней, которые согласно положению Совета Министров от 10 октября 1916 года и на основании статьи 87 были заменены на дешёвые знаки из простого жёлтого и белого металлов вместо золота и серебра.[959]

В период войны с 1914 по 1917 год была выпущена Российским обществом нумизматов (РОН) целая серия интереснейших медалей, посвящённых различным событиям мировой войны: «Гордость России — русский солдат», «Слава русской женщине», «Братьям славянам», «Русские армянам», «Русские братьям полякам», «Бельгийскому народу» и т. д. Эта роновская серия — масштабная и многоликая — имеет огромное познавательное значение.

В память о войне было выпущено также множество жетонов, различных по металлу и форме. Наиболее популярным из них является красивый бронзовый жетон на тему Брусиловского прорыва. На лицевой стороне его изображён (в три четверти фаса) портрет Брусилова с орденом св. Георгия 2-й степени на шее; под ним надпись: «Ген. Ад. А. А. Брусилов»; на обороте, в середине поля — боевое орудие; над ним надпись: «Слава Союзникамъ 1914–1915—1916»; внизу, в обрезе, в три строки, перечислены члены военного блока — «Россия Франция Англия — Италия Бельгия — Сербия Япония»; под надписью — лавровый венок.

Одним из первых декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров стал декрет от 10 ноября 1917 года «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». С изданием 16/29 декабря 1917 года декрета ВЦИК и СНК «Об уравнении всех военнослужащих в правах» «все ордена и прочие знаки отличия» отменялись. Существовавший при министерстве императорского двора Капитул Российских орденов, ведавший всеми наградами, был упразднён постановлением № 4 Народного комиссариата имуществ республики, опубликованным 9 января 1918 года. Так наградные медали и другие знаки отличия Российской империи одним росчерком пера превратили в исторические реликвии.