Страницы истории

Награды Белой армии

Рассказывая о наградах Белой армии, мы примем простейшее деление гражданской войны на три фронта: Юг России, Север и Запад, Восток России. Помимо этого важное, на мой взгляд, историческое значение приобретают нагрудные знаки, вводившиеся для 135 тысяч русских, эмигрировавших в ноябре 1920 года из Крыма и находившихся несколько лет в военных лагерях на чужбине. Этих людей и их потомков не вычеркнут из нашей истории. Сейчас за пределами России живут более двух миллионов русских. Сегодня мы начинаем узнавать кое-что об их жизни, для кого-то сложившейся счастливо, для кого-то трагически. И тут знакомство с нагрудными знаками белых армий становится необходимостью, ибо без этого невозможно с полной достоверностью отобразить портреты бывших русских солдат и офицеров, скажем, в литературе, кино. В большинстве своём знаки эти представляют собой крест, как символ мученичества, и терновый венок, означающий трудный и жертвенный путь белых армий.

Наградная система царской России, которая складывалась на протяжении более чем двух веков, выработала традицию отмечать орденами, медалями и другими знаками отличия доблесть и мужество воинов при защите Родины, побуждая их тем самым к дальнейшим подвигам. Но гражданская война — не защита Отечества от внешнего врага. Как же поступать в таком случае? Эта проблема была разрешена на отдельных фронтах гражданской войны по-разному. А. В. Колчак, Е. К. Миллер и Н. Н. Юденич награждали, как это и было заведено в России, офицеров — орденами, солдат — Георгиевскими крестами. А. В. Колчак жаловал даже своих офицеров орденом святого Георгия, от чего отказались Е. К. Миллер и Н. Н. Юденич. В Добровольческой же армии А. И. Деникина и потом в Вооружённых Силах Юга России (так называлась армия А. И. Деникина и П. Н. Врангеля) придерживались того принципа, что нельзя награждать российскими орденами в войне русских против русских. Поэтому на Юге было учреждено больше новых наград, чем на Севере, Западе и Востоке.

Для награждения воинов, прошедших через исключительно тяжёлые бои и походы, стали устанавливать специальные знаки отличия. Они жаловались всем участникам боёв, что тоже было традицией наградной системы Российской империи. Скажем, Знак 1-гo Кубанского (Ледяного) похода, медаль дроздовцам или крест похода генерала Бредова. Тем самым они становились солдатскими наградами. «В армиях генерала Деникина, — писал в своих записках П. Н. Врангель, — боевые подвиги награждались исключительно чинами. При беспрерывных боях многие получали в течение двух лет несколько чинов, и в штабс-офицеры и даже в генералы попадали совсем юноши. Являясь по своему чину кандидатами на высшие должности командиров и высших соединений, они не обладали ни достаточной зрелостью, ни должным опытом. Необходимо было, кроме чинов, ввести в армии другой вид боевых отличий». И они вводились. Кроме крестов за конкретные события, медалей и других знаков отличия П. Н. Врангелем был учреждён и орден Святителя Николая Чудотворца, а А. В. Колчаком — орден «За Великий Сибирский поход».

В настоящем исследовании приводятся далеко не все наградные знаки Белого движения. Достаточно сказать, что у Балтийского Ландвера (добровольцев из Прибалтики) имелось 28 разных знаков. Для западного и северо-западного фронтов России было характерно обилие нагрудных медалей, различных крестов и даже звёзд. Скажем, звезда Дибича в виде обыкновенной штампованной российской орденской звезды, но с германским одноглавым орлом в центре и надписью по кругу: «Suum cuique», т. е. «Каждому своё». Она имела две степени.

Сведения о многих таких наградах очень скудны. Остановимся на основных, наиболее известных наградных знаках Белого движения.

Значительная часть этих реликвий сохранилась. Существует немало частных коллекций знаков гражданской войны, все они находятся за рубежом. Иные знаки попали в заграничные музеи. Марковцы и дроздовцы, например, сдали их на хранение в русскую церковь Белграда в Югославии, где они и уцелели в большой коллекции вместе с орденами, медалями, знамёнами, штандартами, серебряными трубами и другими знаками отличия армии Российской империи и Белого движения.

Немало белогвардейских реликвий хранит и парижский музей лейб-гвардии Казачьего полка, который был создан ещё при Екатерине Великой в 1775 году. Музей полка почти полтора столетия находился в Петербурге. В 1917 году казаки вывезли его в Новочеркасск. Ну а потом — Новороссийск, Константинополь, остров Лемнос, Белград и Париж. В 1989 году в Париже оставались в живых всего трое участников гражданской войны, всем за девяносто. Они эвакуировались из Крыма с Врангелем. Все их однополчане, решившие не покидать Родину, были расстреляны. Сегодня музей хранят потомки казаков, теперь уже четвёртое и пятое поколение. И хочется верить, что недалёк тот день, когда музей лейб-гвардии Казачьего полка обретёт свою Родину и вернётся в Hовочеркасск или в Санкт-Петербург. Это произойдёт тогда, когда мы окончательно осознаем, наконец, уроки этой братоубийственной войны.