Страницы истории

Медаль «Партизану Отечественной войны». 1943 г.

Медаль «Партизану Отечественной войны» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1943 года.

Медалью «Партизану Отечественной войны» I степени награждено более 56 тысяч человек, медалью II степени — около 71 тысячи.

В положении о медали сказано:

1. Медалью «Партизану Отечественной войны» I и II степени награждаются партизаны Отечественной войны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения, проявившие храбрость, стойкость, мужество в партизанской борьбе за нашу советскую Родину, в тылу против немецко-фашистских захватчиков.

2. Награждение медалью «Партизану Отечественной войны» I и II степени производится Указом Президиума Верховного Совета СССР.

3. Медалью «Партизану Отечественной войны» I степени награждаются партизаны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения за отвагу, геройство и выдающиеся успехи в партизанской борьбе за нашу советскую Родину в тылу немецко-фашистских захватчиков.

4. Медалью «Партизану Отечественной войны» II степени награждаются партизаны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения за личное боевое отличие в выполнении приказов и заданий командования, за активное содействие в партизанской борьбе против немецко-фашистских захватчиков.

***

... Ефим Ильич Осипенко воевал в гражданскую, потом в летучем отряде ликвидировал в своём родном крае так называемые банды, поэтому, когда пришли немцы, ему было поручено создать и возглавить партизанский отряд. И вот накануне праздника 24-й годовщины Великого Октября собрал он в избе всех оставшихся мужиков. Разговор шёл об оружии и взрывчатых средствах, которых недоставало, об организации в лесу партизанских баз. И тут в избу влетел белобрысый вихрастый мальчишка:

— Фашисты!

К селу подъезжал обоз вооружённых гитлеровцев.

— Ну вот мы и партизаны, — сказал Ефим Ильич.

Только что образовавшийся отряд быстро покинул село и скрылся в ближайшем лесу.

Во дворах села послышался лай собак, рёв скота, резкие крики на чужом языке. Осипенко, наблюдавший с опушки леса за происходящим в селе, подумал: «Неужели нашёлся предатель и сообщил о формировании отряда? И теперь фашисты ищут нас и допытываются, где мы».

Но вскоре прибежал тот же мальчишка и, запыхавшись, сообщил:

— Забирают лошадей, коров, одежду… Грузят на подводы.

Задумался командир. Гитлеровцев раза в три больше, чем партизан, они лучше вооружены. Но самым лучшим оружием партизан может стать неожиданность и отчаянная дерзость. Правда, это первая операция… Она должна обязательно быть успешной. Всё обдумал командир, а потом весело спросил:

— А что, ребята, отучим грабителей собирать с нас дань?

Кое-кто усомнился:

— Сил у нас маловато пока…

— Зато мы хозяева, нам легче. Слушай боевую задачу, — подтянулся Ефим Ильич. — Значит, так…

Он изложил план действий первой партизанской операции. Подкараулили обоз на обратном пути. Первые же выстрелы партизан вызвали среди гитлеровцев панику, на что и рассчитывал командир.

Фашисты не могли определить силы скрытых в лесу партизан, оставшиеся в живых гитлеровцы разбежались, попрятались. Искать их не стали, повернули обоз обратно, установив на последней подводе единственный пулемёт. Благополучно миновали лес и выехали в поле перед селом. А в селе тишина; никто не ожидал увидеть на подводах вместо немцев своих земляков. А когда поняли, что произошло, все вывалили из изб, и радости не было конца…

Красная Армия под Москвой начала наступление. На железнодорожных станциях Черепеть и Лужки скопились вражеские эшелоны. Партизаны решили задержать их до подхода наших частей. Действовала всего одна линия, её-то и решили подорвать между станциями Мышбор—Шепелево. Был аммонал, но недоставало бикфордова шнура и не было детонатора. Осипенко решил подорвать аммонал противотанковой гранатой.

Подобрались по заснеженному мелкому кустарнику к железнодорожному полотну. Фашисты охраняли линию, надо было успеть подложить мину, пока их не было поблизости. Времени в обрез. Только привязали провод к предохранительной чеке гранаты, послышался шум приближающегося поезда. Быстро скатились с насыпи и укрылись, как могли. Показался паровоз с тремя платформами, на которых стояли пушки и пулемёты. Это шёл проверочный состав. Фашисты на ходу поливали свинцом каждый кустик. Когда паровоз подошёл к мине, Осипенко рванул на себя провод и припал к земле. Но взрыва не последовало. Чека выпала, а граната почему-то не взорвалась. Командир бросился к полотну железной дороги и в этот момент услышал гудок другого паровоза: вслед за проверочным поездом шёл эшелон с танками.

— Ребята, назад! — закричал Ефим Ильич. Партизаны отступили от железной дороги, а их командир выдернул стоящий на насыпи указательный столб, размахнулся и ударил что есть силы по гранате…

Осипенко нашли далеко отброшенным взрывной волной. Вид его был страшен.

— Какой был человек! — сказал кто-то из партизан.

И вдруг Ефим Ильич зашевелился и простонал:

— Жив я… жив…

Изрешеченного осколками командира отправили в тыл, и после многочисленных операций здоровье его пошло на поправку. Не удалось спасти только глаза, вернуть герою зрение оказалось уже невозможным.

Ефим Ильич Осипенко награждён орденом Ленина, орденом Красного Знамени и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Это была самая первая партизанская медаль.