Страницы истории

Медаль «За победу над Японией». 1945 г.

Союзник фашистской Германии — империалистическая Япония не вторглась на нашу территорию, но как злейший враг СССР заставляла держать на востоке большие воинские подразделения, людскую силу и военную технику Советской Армии, так необходимые в войне с фашистской Германией. Япония вела войну с США, Англией и Китаем, оккупировала территории рядом с нашими границами. На Ялтинской конференции Советский Союз обязался выступить против Японии через несколько месяцев после победы над Германией. Квантунская армия состояла из 1200 тысяч человек, имела 1200 танков и более 2 тысяч самолётов. Солдаты и офицеры японской армии были воспитаны в ненависти к СССР.

Война империалистической Японии была объявлена 8 августа 1945 года, а за два дня до этого американцы сбросили на Хиросиму атомную бомбу. Но японцы не прекратили военных действий, и 9 августа Советская Армия атаковала Квантунскую армию по фронту длиной в 5 тысяч километров. Двадцать три дня шли бои, в которых погибли десятки тысяч как японских, так и наших солдат, и только 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о капитуляции.

После победы над Японией окончилась вторая мировая война, и на земле наступил мир.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1945 года была учреждена медаль «За победу над Японией».

В соответствии с положением медалью награждались:

а. Все военнослужащие и лица вольнонаёмного штатного состава частей и соединений Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, принимавшие непосредственное участие в боевых действиях против японских империалистов в период с 9 по 23 августа 1945 года в составе 1-го Дальневосточного и Забайкальского фронтов, Тихоокеанского флота и Амурской речной военной флотилии;

б. военнослужащие центральных управлений НКО, НКВМФ и НКВД, принимавшие участие в обеспечении боевых действий советских войск на Дальнем Востоке (по персональным спискам, утверждённым начальниками управлений НКО СССР, НКВМФ и НКВД).

Люди, награждённые медалью «За победу над Японией», впоследствии награждались юбилейными медалями «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

***

... Василий Герасимович Соловов живёт в деревне Фёдоровке Ясногорского района Тульской области. Несмотря на изуродованную пулей ладонь правой руки, он до последнего времени плотничал, а сейчас работает конюхом. Василий Герасимович — мастер на все руки. Надо сменить венцы у избы, отбить косу, поставить газовую плиту — все идут к нему. Мы разговорились с Василием Герасимовичем, когда он обтёсывал для постройки нового дома пахнущие смолой сосновые брёвна. Я спросил у него, где его ранило.

— В Маньчжурии, — ответил он, — в сорок пятом.

Попросил Василия Герасимовича рассказать об этом.

— Я был радистом, начальником радиостанции «11 ОКА». В звании старшины. Станция мощная, смонтированная на двух машинах: механической и силовой.

А стояли мы в районе станции Отпор на стыке трёх границ — Советского Союза, Монголии и Маньчжурии. Танки, пехота, всякие рода войск… Ждали ведь, что Япония выступит. Когда взяли Берлин, война на западе кончилась, нам приказали нарушить границу. Кажется, 9 августа мы выступили в четыре часа утра.

На границе сопротивления почти не было. Наш десант ещё ночью окружил их казармы, обезоружил солдат и пленил японцев. Остались только одиночки, офицеры и их жёны. Женщины, эти прямо из окон своих домов стреляли из автоматов. Посадят перед собой детей и строчат. Но с ними не стали связываться: что мы против женщин воевать будем? Просто обошли их и двинули в Маньчжурию. Было приказано дойти до Хинганскоro хребта. Вся пехота на «студебекерах». В четыре часа, или в шестнадцать ноль-ноль, были у Хингана. Прошли приблизительно километров триста, вот так. Всё ничего, только воды не было. К хребту нам воду подвезли.

Тут мы поели, пообедали, значит, и решили, что ужинать будем по ту сторону Хингана. А как стали подниматься в горы, тут весь хребет и заработал. Всё в дотах. Пушки у них, миномёты, пулемёты, подходы все заминированы. Сутки мы тут потеряли. И огонь сильный, несколько раз пытались подняться — куда там…

Бой идёт, у меня самая работа, а тут меня и ранило как раз. Я сидел на связи в это время, пуля через окно машины пробила мне ладонь правой руки. А рука была на телеграфном ключе. И его разбило. Стрептоцидом руку мне засыпали ребята, перевязали. А что дальше делать? Аппарат разбит, а от нас сообщений ждут. Тогда мне приказали открыто работать, микрофоном, давай, мол, чего там, теперь можно. И я стал передавать микрофоном. Станция сильная, на триста километров её хорошо слышно.

И тут мне командуют:

— Передавай в штаб дивизии, надо «катюши» вызывать.

— Да как же, — говорю, — японцы услышат.

— Ничего, им полезно, может, одумаются.

Вызвал штаб, передал про «катюши».

Танки и пехота отошли, уступили им место… А «катюши» что, всё сожгли, от дотов ничего не осталось, один чёрный дым. Доты резиновые у них, это чтоб снаряд отскакивал. Резина больше метра толщиной, загорится, и от неё — дымовая завеса. Всё черно.

Приказ Малиновского — перейти хребет и выйти к Мукдену. Я его сам принимал. Но только мы не знали тогда, что это Малиновский, у него другая фамилия была, теперь уж не помню какая. Генерал такой-то, и всё…

Тогда поднялись мы и стали «форсироватъ» этот хребет. Зацепили пушки, посадили пехоту на «студебекеры» и полезли прямо на гору. Без дорог, напрямую, по камням. Стреляли отдельные японцы, но мы их всерьёз не воспринимали. Что их там осталось?! Часам к десяти вечера были в Мукдене. А там уже наши танки, они прошли со стороны Монголии, вдоль хребта. Вот тогда мы только поняли, что японцы окружены.

Войска наши шли из Монголии, из Владивостока, со стороны Кореи, мы — из Забайкалья. Самое большое сопротивление оказано было со стороны Владивостока, там много японских войск сосредоточилось. Нам было легче. Не думали они, что русские Хинганский хребет могут перейти. И взяли мы их в клещи.

Вот так… А потом мы дошли и до Харбина. И тут уже слышим, объявлена капитуляция, сдалась Япония. Всё, конец войне. Я даже в госпиталь не пошёл, так и остался у своей «11 ОКА» до самой демобилизации.

***

Медаль «3а победу над Японией» недвусмысленно говорит о том, что мы победили её в этой войне. Когда в 1905 году случилось наоборот, то после полутора лет кровопролитных боёв Россия отдала по Портсмутскому договору пол-Сахалина. Теперь мы вернули его вместе с Курилами, которые составляли, как и Сахалин, исконную территорию Российской империи. И вот нынче «демократы» готовы отдать четыре острова за мифическую «гуманитарную помощь», которую Россия съест в один день, если она не осядет в карман мафии. Ведь случилось же, что Горбачёв отдал потихоньку Китаю остров Даманский, обильно политый нашей кровью, а потом вместе с Шеварнадзе так поделили континентальный шельф Берингова моря, что весь нефтеносный слой оказался у американцев.

Курилы — богатейший район, ежегодная прибыль от островов составляет 7 млрд рублей. Тут одна десятая всего нашего рыбного промысла. Рыбная промышленность Южных Курил даёт годовую продукцию на 1,2 млрд долларов. И это не всё. Здесь золото, серебро, цинк, медь, свинец, селитра, на Курилах добывается половина всей нашей морской капусты, идущей на изготовление лекарств.

И вот продажные политики через столь же продажные наши газеты и телевидение убеждают граждан России в том, что надо отдать эти маленькие, никому не нужные островки, из-за которых столько шума. Взамен японские капиталисты и толстосумы других стран окажут нам помощь в виде займов, способных затянуть петлю на нашей шее. «Прорабы перестройки» с помощью всех средств массовой информации успешно промывают мозги русским людям, и в результате многие из них соглашаются с этой предательской политикой. У тех же, кто понимает, что происходит, возникает ощущение беспомощности, комплекс неполноценности и своей второсортности. Народ для «больших демократов» ничего не значит. Смогли же три вождя демократии взять и отменить своей волей СССР, несмотря на результаты всенародного референдума. И если они также поступят с Курилами, то это будет очередным предательством по отношению к российскому народу и особенно к людям, носящим на груди медаль «3а победу над Японией».