Страницы истории

Социально-экономическое и политическое развитие России в XIX — начале XX в.

Поиск новых направлений социально-экономической политики

В XIX век Россия вступила как самодержавное государство с феодально-крепостнической системой хозяйства. Если по численности населения, военной мощи Россия, безусловно, была первой державой Европы, то структура ее экономики была архаичной. Лишь 5 % помещичьих хозяйств применяли рациональные формы хозяйствования: многопольный севооборот, машины и т. д. Даже стремление увеличить денежные доходы толкало помещиков не к модернизации своего хозяйства, а к усилению крепостнических форм хозяйства, барщины и оброка. Во многом это объяснялось позицией царского правительства. Отказывая в средствах промышленникам, оно кредитовало траты помещиков под залог имений и крепостных, употребляя на это часть бюджета, главной доходной статьей которого были подати с крестьян, составлявших основную массу населения страны.

И все же Россия XIX столетия приобретала новые черты.

Веяние новых идей, идущих из передовых стран Запада, становилось все ощутимее. Как результат этого влияния экономика России приобретала многоукладный характер, а социальные отношения стали более сложными и более противоречивыми. Формируется новый класс — буржуазия. Это арендаторы земель, владельцы постоялых дворов, мельниц, строительных подрядов, мануфактур, купечество. Появились признаки ослабления монополии дворянства на землю. В 1801 г. была разрешена свободная купля-продажа незаселенной земли. В 1803 г. помещики получили право на освобождение крестьян за выкуп. В 1818 г. крестьянам было разрешено строить фабрики и заводы.

Забегая вперед, заметим, что многие ставшие известными впоследствии в России основатели торговых домов, фабриканты, промышленники берут свое начало в крестьянской среде. Так, монастырский крестьянин Троице-Сергиевого посада И. П. Прохоров дал основание династии Прохоровых, которым принадлежала знаменитая "Трехгорная мануфактура" — одна из лучших текстильных фабрик России.

Династия Морозовых, которым принадлежали первая русская хлопчатобумажная фабрика — Никольская мануфактура и много других текстильных мануфактур, была основана выходцем из крестьян Саввой Васильевичем Морозовым, купившим свободу за 17 тыс. руб.

Дед и прадед предпринимателей Рябушинских, удерживавших в начале XX в. прочные позиции в льняной, стекольной, бумажной, полиграфической промышленности и финансовой жизни, происходили из крестьян Калужской губернии. Основатель клана М. Я. Рябушинский служил приказчиком в холстяной лавке, затем купил ее у хозяина, начал скупать изделия у крестьян-ткачей, организовал кустарное производство, а в 1846 г. построил первую ткацкую фабрику в Москве. Его сыновья продолжили дело отца.

Те же крестьянские истоки имели многие торговые фирмы; известные промышленники Тучковы и др. Еще в XVII в. берет свое начало известная купеческая фамилия Вишняковых. В XIX — начале XX в. они были совладельцами крупной фабрики в Москве, но более весомо их участие в торгово-промышленной жизни страны проявилось в распространении коммерческого образования. А. С. Вишняков основал в начале XX в. Общество распространения коммерческого образования, которое сначала учредило в Москве бухгалтерские курсы, затем коммерческое училище и, наконец, Коммерческий институт (ныне Российская экономическая академия им. Г. В. Плеханова), где он был председателем Попечительского совета.

Однако вернемся к началу XIX в. Промышленное развитие страны в те годы было затруднено крепостничеством, так как предпринимательская деятельность ограничивалась помещичьей собственностью на землю и крестьян, а подневольный труд крепостных на промышленных предприятиях был непроизводительным, что сдерживало технический прогресс.

Во многом развитию экономики препятствовало и плохое состояние дорог. Поволжский хлеб, например, доставлялся в Петербург лишь на второй год после уборки. Первый пароход «Елизавета» появился в России только в 1815 г., а железная дорога, связывавшая Петербург и Царское Село — в 1837 г. К 1861 г., когда было отменено крепостное право, в России имелось только 1500 верст железных дорог, что в 15 раз меньше, чем в Англии, число пароходов едва достигло 400, что при масштабах страны было крайне мало.

Однако даже в этих условиях в начале XIX в. в России наблюдался рост промышленности. Число рабочих, а это новый для России класс, уже приближалось к 1 млн. человек.

В торговле преобладал внутренний оборот, но сам внутренний рынок был узок и тормозил промышленное производства. Расширялась внутренняя торговля, особенно с национальными окраинами империи. Русские купцы осваивали новые территории — Камчатку, Чукотку, Сахалин, Курильские и другие острова, Среднюю Азию.

Итак, хотя в России в начале XIX в. продолжал формироваться капиталистический уклад, она оставалась аграрной страной. Наиболее дальновидные политики России начинали понимать, что задержка в экономическом развитии и все возраставшее отставание страны от Запада не способствуют росту ее международного влияния и осложняют решение многих внутренних проблем.

Необходимость модернизации становилась все ощутимее.

Именно с этим столкнулся Александр I в своих попытках преобразования России. Он вступил на престол в 1801 г., был молод, честолюбив и не чужд либеральных идей. В его правление помещикам в 1808 г. было запрещено торговать крестьянами на ярмарках, а в 1809 г. — ссылать крестьян на каторгу.

Отечественная война 1812 г. еще сильнее подтолкнула общественное мнение страны к пониманию необходимости преобразований. Контраст между феодально-крепостническим состоянием победителей и успехами в общественном развитии западных стран был не в пользу России. К тому же победа далась ценой огромного напряжения народа, экономики. Прямым ее следствием в условиях господствовавших феодальных отношений стал финансовый кризис.

Рост настроений в обществе в пользу коренных перемен находит отражение и в правительственных кругах. Александр I и его министры ищут новые направления в политике. В результате в социально-экономической политике страны, в разрабатываемых проектах на будущее проявляются элементы, характерные для буржуазного общества. Так, отменяется крепостное право в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, а в 1817–1819 гг. в условиях секретности идет работа над общим планом ликвидации крепостного права.

Один из документов по освобождению крестьян разрабатывался под руководством А. А. Аракчеева.[6]

В его основе лежала идея продажи государству помещичьих имений, а отсюда возможность помещикам избавиться от долгов и стимулировать их к переводу своих хозяйств на рациональную основу, использовать наемных рабочих, сдавать земли в аренду.

В этих целях в 1818–1819 гг. в России был образован секретный комитет под руководством министра финансов графа Д. А. Гурьева. Меры, которые комитет закладывал в проект, а именно: отход от общины, перевод сельского хозяйства на фермерский путь развития, были продиктованы либерально настроенным министром, который прекрасно понимал катастрофическое состояние российской экономики.

В еще большей степени элементы рыночных отношений в экономике России присутствовали в проектах М. М. Сперанского и Н. С. Мордвинова, разделявших многие идеи Адама Смита. М. М. Сперанский[7] будущее экономического развития России связывал с развитием коммерции, преобразованием финансовой системы и денежного обращения. Так, для стабилизации денежной системы в стране по его предложению был приостановлен выпуск бумажных денег и введен серебряный рубль. Сперанский большое значение придавал регулирующей роли государства в развитии отечественной промышленности и своими политическими реформами всемерно укреплял самодержавие. Ликвидацию крепостного права он не считал первостепенной задачей. Все это, несомненно, снижало эффективность его реформаторской деятельности.

Поиском возможного пути ликвидации социально-экономического отставания России от Запада был озабочен и другой горячий патриот своей страны — Н. С. Мордвинов.[8] B 1812 г. он занимал пост председателя департамента экономики Государственного совета. Выход из экономической отсталости он видел в ускорении развития капитализма и поэтому большое значение придавал развитию частной собственности, конкуренции, созданию многоотраслевой экономики, накоплению капитала как главного фактора экономического роста. Он также предлагал интенсивно развивать банковскую систему, модифицировать таможенный тариф на основе протекционизма, повысить регулирующую роль государства в экономике.

К сожалению, ни один из этих проектов, имевших во многом буржуазную ориентацию, не был принят из-за сопротивления консервативных помещиков. Силы реформаторов в России в начале XIX в. были немногочисленны и разрозненны.

Итак, возникшая в начале XIX в. возможность более быстрого движения России к мировой цивилизации была упущена. Ни правительство, ни общество еще не были готовы к решительному повороту страны в новом направлении, хотя объективная потребность в этом ощущалась и самодержавием, и обществом.


  • http://ecolon.ru/ порошковая краска купить: крастех порошковое.