Страницы истории

Буржуазная эмиграция

Буржуазная эмиграция составляла значительную прослойку российской эмиграции и претендовала на ведущую роль в ее политической игре. Постоянно получала материальную помощь и моральную поддержку широких капиталистических кругов в различных районах земного шара. При этом следует отметить, что политическая консолидация буржуазной эмиграции проходила под знаменем кадетов. И в эмиграции осколки партии "народной свободы" пытались сохранить свою роль политического штаба контрреволюции и воссоздать свою былую организацию, но их усилия оказались безуспешными.

В Швейцарии осела группа «именитых» кадетов во главе с основателем и первым председателем партии И. И. Петрункевичем. В Лозанне провел остаток своих дней ортодоксальный кадет «златоуст» Ф. И. Родичев. Небольшая группа кадетов сплотилась вокруг трех видных в прошлом лидеров — Астрова, Юренева и князя Оболенского. Эта группа вела бесплодные споры о тактике и постепенно приближалась к своему естественному концу.

Более оформленный вид имела берлинская группа кадетов во главе с относительно молодым лидером партии "народной свободы" В. Д. Набоковым. Эта группа сложилась вокруг газеты «Руль», которая так стала называться с середины ноября 1920 г. К берлинской группе тяготела почти вся старая элита российского кадетизма независимо от ее расселения, за исключением группы П. Н. Милюкова. Это давало основание берлинской группе считать себя "партией народной свободы", а группу Милюкова — отколовшейся от партии фракцией.

В. Д. Набоков и его единомышленники И. В. Гессен, А. И. Каминка и другие считали важнейшей своей задачей возрождение за рубежом единой кадетской партии.

В борьбе против Советской России берлинская группа пыталась использовать такую силу, как армия генерала Врангеля, претендуя на руководящую роль в процессе создания политического единства контрреволюционного лагеря. Но это ей сделать не удалось. Из всей массы кадетов за рубежом наиболее организованной и сильной оказалась "демократическая группа" Милюкова. Она имела регулярно выходивший печатный орган "Последние новости" и незаурядного руководителя. Весной 1920 г. Милюков переехал из Англии во Францию и занял пост редактора газеты "Последние новости", на котором оставался до июля 1940 г., до взятия Парижа гитлеровскими войсками. 20 лет редакция газеты пыталась создавать видимость сугубо объективного освещения фактов и событий, хотя этот орган с первой до последней строки оставался партийно-кадетским.

В апреле 1920 г. в Париже П. Н. Милюков созвал совещание зарубежных членов партии кадетов. Центральное место в работе совещания занял доклад Милюкова "О задачах кадетской партии в связи с переживаемым политическим моментом". Он призывал организовать единую кадетскую партию за рубежом для политической борьбы с Советским государством. При этом Милюков понимал, что достигнуть единства на старых принципах кадетской партии невозможно. Поэтому он предложил изменить методы и формы политической борьбы против большевизма. С этой целью Милюков предлагал перенести политическую борьбу на территорию Советского государства, где, признавая некоторые революционные завоевания и достижения, добиваться привлечения масс, правительства, рабочих и интеллигенции к политической борьбе против основ государственного строя.

Новая тактика Милюкова стала основой политической платформы организованной в 1921 г. "демократической группы". Эта программа была крайне контрреволюционной и исходила из того положения, что в скором времени падет диктатура пролетариата в России. При этом исходным постулатом "демократической группы" стало то, что после падения Советской власти в возрождающейся России не будет места прежним политическим партиям. Интересам страны будет соответствовать лишь политическая линия "демократической группы". Вместе с тем политические руководители "демократической группы" считали, что наиболее подходящей формой государственной власти, видимо, все же должны стать Советы депутатов, с которыми у масс уже связаны известные представления, как о носителях народной власти.

Однако платформа "демократической группы" не встретила сколько-нибудь широкой поддержки ни за рубежом, ни тем более в Советской России. Тем не менее Милюков и его сторонники внимательно наблюдали за процессами социалистического строительства в России, в частности, за тем, что происходило в советской деревне. Поворот середняка в сторону колхозов, массовая коллективизация подвели своеобразную черту под надеждами "демократической группы" расширить свою социальную базу за счет крестьянства.

Милюков весьма серьезно отнесся к колхозному движению. "Вы знаете, это не так просто, — заявил он однажды. — Я совсем не уверен в абсолютном неуспехе колхозов. В этой системе есть здоровые начала, особенно для России. Да и в прошлом в нашей стране, как вы знаете, были явления, весьма способствующие утверждению колхозов, во всяком случае в Великороссии" (цит. по: Мейснер Д. Миражи и действительность. М., 1966). Это заявление вовсе не означает, что Милюков принял идею коллективизации и изменил отношение к Советской стране. В нем заключалось косвенное признание того факта, что надежда на поддержку "демократической группы" крестьянскими массами иллюзорна.

В эмиграции Милюков приложил немало усилий, чтобы склонить на свою сторону эсеров. На основе новой тактики Милюкову удалось установить союз с правым крылом эсеров, с группой Н. Д. Авксентьева и А. Ф. Керенского. Контрреволюционная антисоветская платформа кадетско-эсеровского блока выявляется во время совместного выезда Милюкова и Авксентьева в ноябре 1921 г. в Соединенные Штаты Америки. В течение трех месяцев представители левого крыла кадетов и правого крыла эсеров выступали с лекциями о событиях в России, о целях и задачах "российских кругов в борьбе против большевизма".

Опасность постоянного стремления кадетов взять на себя руководство развитием сил русской демократии еще в дореволюционный период не исчезла у кадетов и в эмиграции. Поэтому в мае 1921 г. В. И. Ленин указывал, что опыт революции и Гражданской войны не прошел для буржуазии даром. Она многому научилась и прежде всего поняла роль эсеров и меньшевиков в осуществлении планов реставрации капитализма."…Поскольку эти «социалистические» партии, эсеры и меньшевики, желают взять на себя труд борьбы с большевиками, постольку им — эсерам и меньшевикам — "честь и место". Это буквальное выражение Милюкова, показывающее, что он умнее Мартова и Чернова, по одному тому, что он представитель крупной буржуазии (хотя лично он не был так умен, как Чернов и Мартов). И Милюков прав. Он учитывает ступени политического развития совершенно трезво и говорит, что для перехода назад к капитализму необходима ступенька — эсеровщина и меньшевизм. Буржуазии такая ступенька не нужна, а кто этого не понимает, тот глупец" (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 318). Разъясняя суть новой тактики и ее подлинные цели, Ленин указывал: "Милюков прав против Черновых и Мартовых, ибо выдает действительную тактику действительной белогвардейской силы, силы капиталистов и помещиков: давайте поддерживать кого угодно… какую угодно Советскую власть, лишь бы свергнуть большевиков, лишь бы осуществить передвижку власти! Все равно, вправо или влево, к меньшевикам или анархистам, лишь бы передвижку власти от большевиков; а остальное, — а остальное «мы», Милюковы, «мы», капиталисты и помещики «сами» сделаем, анархистиков, Черновых, Мартовых мы шлепками прогоним…" (Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 43. С. 239).

Республиканско-демократическое объединение кадетов — сторонников Милюкова и правых эсеров просуществовало до оккупации Франции немецко-фашистскими войсками. Это было что-то вроде просветительской эмигрантской организации, время от времени собиравшей "своих членов на различные лекции антибольшевистского характера. Объединение издавало листки и пропагандистские материалы, в которых тенденциозно изображалась советская действительность, освещались "новые явления в заграничной политической и социалистической жизни и вопросы республиканско-демократической идеологии". В 1942 г. Милюков умер, а вместе с ним сошла со сцены и партия "народной свободы".

Милюков всегда говорил, что в случае войны между фашистской Германией и Советским Союзом "эмиграция должна безоговорочно быть на стороне своей родины"; вся его деятельность и в предвоенные и в военные годы соответствовала этим заявлениям. Однако он всегда видел свою родину буржуазно-демократической республикой и защищал именно ее.