Страницы истории

Мелкобуржуазная эмиграция

Мелкобуржуазная эмиграция за рубежом была представлена Трудовой народно-социалистической партией (энесы), Партией социалистов-революционеров (эсеры), Российской социал-демократической рабочей партией (меньшевики), мелкобуржуазными националистическими партиями.

Эсеры уже не пользовались сколько-нибудь большим влиянием в массах еще в период между Февралем и Октябрем 1917 г. Поэтому не случайно, что за рубежом оказались в основном их политические руководители. Они раньше других лидеров политических партий попытались воссоздать за рубежом свою политическую организацию. Уже в мае 1920 г. был создан Заграничный Комитет Трудовой Народно-социалистической партии. Председателем комитета стал Н. В. Чайковский, а членами исполнительного бюро — Брамсон, Ландау-Алданов и Титов. Ярый антибольшевизм был характерен для парижской, пражской и других зарубежных групп энесов, которые сложились в 1922 г.

Несколько десятков партийных функционеров правых эсеров создали за рубежом ряд партийных групп. Каждая из групп имела свой печатный орган и претендовала на руководящую роль выразительницы эсеровской идеологии. Как указано в монографии "Непролетарские партии России. Урок истории", наиболее крупными из них были группы, сложившиеся вокруг журналов "Современные записки" (Авксентьев, Буканов, Вишняк, Руднев и др.), "Воля России" (Лебедев, Сухомлин и др.) и газеты «Дни» (Керенский, Зензинов и др.). Вокруг журнала "Революционная Россия" оформилась группа Чернова, Шрейдера, Русанова и др. (см.: Непролетарские партии России. Урок истории. М., 1984. С. 547). Наиболее представительной была эсеровская группа, сложившаяся вокруг журнала "Воля России", выступавшая от имени "всей партии и ее руководящих органов".

Суть эсеровской программы заключалась в использовании "как всех положительных сторон хозяйственного развития, совершающегося в капиталистических формах, так и способности к самостоятельному хозяйственному творчеству рабочих масс, как пролетаризированных, так и непролетаризированных". Из этой экономической установки вытекала идея пресловутой "трудовой демократии".

В конце 1921 г. в Праге на эсеровской основе образовалась новая организация — "Крестьянская Россия", объявившая себя в конце 1927 г. крестьянской партией.

В 1928 г. старейший член партии социалистов-революционеров В. М. Чернов в № 65 газеты "Революционная Россия" заявил о том, что он, а также Шрейдер, Гуревич, Русанов выходят из Заграничной организации социалистов-революционеров и основывают Заграничный союз партии социалистов-революционеров. Истинная причина этого факта состояла в том, что эсеровщина и в России в годы революции и Гражданской войны, и в первые годы эмиграции настолько скомпрометировала себя антинародной деятельностью, что основатель и идеолог партии В. М. Чернов счел необходимым освободиться от тяжелого наследия и предстать перед миром в обновленном виде. Все попытки возродить за рубежом эсеровскую партию оказались безуспешными. Четыре эсеровские группы в эмиграции претендовали на ведущую роль в партии, которой в действительности не существовало. Осознание своего идейного и организационного распада привело эсеров к пониманию необходимости союза с меньшевиками.

Правый фланг меньшевизма занимала организационно отмежевавшаяся от него группа, которая сложилась вокруг издававшегося в Берлине журнала «Заря». В нее входили бывшие члены Плехановской группы «Единство» и сотрудники правоменыпевистской газеты «День», а возглавляли ее Ст. Иванович, С. Загорский, А. Байкалов и др. Активная помощь белым генералам, прямая поддержка интервентов, постоянные выступления в милюковских органах печати вызывали неприязнь официальных меньшевистских органов к «заристам». По предложению меньшевистской организации Ст. Иванович не был даже допущен к участию в Гамбургском конгрессе I Интернационала. Но такая щепетильность не носила принципиального характера. По всем основным вопросам (признание неизбежности гибели Советской власти, противопоставленное "диктатуре большевиков" "политическое равноправие") группа «Заря» выступала на платформе меньшевизма А. Н. Потресова, получившего приют в газете А. Ф. Керенского «Дни». Правые меньшевики Г. Я. Аросон, В. Я. Косовский и другие официально не входили в заграничную организацию РСДРП и по существу смыкались с левым флангом буржуазной эмиграции.

Меньшевистское большинство группировалось вокруг "Социалистического вестника", выходившего в Берлине. Это издание стало именоваться Центральным органом социал-демократической партии меньшевиков. Его основателем и главным редактором был Ю. О. Мартов. Он официально выехал из Советской России в 1921 г. по заграничному паспорту, выданному Советским правительством для участия в Галльском социал-демократическом съезде. На съезде выступил "с антисоветской речью и остался за рубежом в качестве эмигранта. В апреле 1923 г. Мартов умер, а лидерство в левой меньшевистской социал-демократической зарубежной организации перешло к Ф. Дану и Р. Абрамовичу.

В отличие от Потресова и даже Аксельрода, которые признавали за меньшевиками право использовать в борьбе против Советской власти военные средства, Мартов отрицал целесообразность восстания. Он говорил, что в таком случае вряд ли удастся отстоять "завоевания революции от контрреволюции". За этим явлением, однако, скрывалось не столько опасение разгула черносотенцев, сколько понимание, что курс на вооруженное восстание лишит меньшевиков поддержки со стороны тех рабочих, которые еще не окончательно разуверились в социал-демократизме. Поэтому, соглашаясь с Аксельродом в принципе, в признании необходимости борьбы с большевизмом, Мартов предлагал путь "давления организованных масс", иначе говоря, использования «демократии» для развала РКП(б), оформления оппозиционных элементов в большевистской партии и реставрации капитализма. «Ленивая» борьба с большевизмом, к которой призывал Мартов, была не менее опасна, чем активная борьба Потресова. Она получила полную поддержку международного оппортунизма.

С приходом к власти в Германии фашистов небольшая интеллигентски инертная и беспомощная группа "Социалистического вестника" перебазировалась в Париж, а после оккупации в 1940 г. оказалась в Нью-Йорке. Здесь произошло идейное сближение осколков правого и левого меньшевизма. Одряхлевшие столпы меньшевизма пытались как-то продолжить свою деятельность. Но для этого у них не было ни физических сил, ни понимания исторической реальности и политической перспективы.

Специфическим симптомом краха буржуазных и мелкобуржуазных партий стало так называемое "сменовеховское движение", зародившееся непосредственно после поражения контрреволюционных сил в Гражданской войне. В 1921 г. в Праге вышел сборник статей "Смена вех". Основные идеи, изложенные его авторами, нашли горячий отклик как среди зарубежной русской эмиграции, так и среди представителей тех буржуазных слоев внутри страны, которые питали определенные надежды на перерождение Советской власти.

Сменовеховство совпало с началом нэпа и в известной степени выражало взгляд и стремления "новой буржуазии", т. е. определенных слоев, состоявших из буржуазных интеллигентов, «спецов», частных предпринимателей, кулаков. В. И. Ленин, давая оценку этой идеологии, замечал: "Сменовеховцы выражают настроение тысяч и десятков тысяч… буржуев или советских служащих, участников нашей новой экономической политики" (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 94).

Российское «сменовеховство» имело определенные идеологические и организационные контакты с эмиграцией, внутри которой в 20-х годах начали происходить значительные изменения. Появились многочисленные «пореволюционные» партии и течения, которые считали себя никак не связанными со старыми политическими партиями кадетов, эсеров, меньшевиков и др. Состав вновь возникавших эмигрантских организаций в значительной мере формировался из молодых людей: младших офицеров, студентов, интеллигенции. Их главной идеологической установкой было признание необходимости событий, фатальное принятие факта революции и социально-политических изменений, которые она принесла с собой. В связи с этим в эмиграции усиливались и крепли идеи «возвращенчества» и "примиренчества".

Начало Второй мировой войны, нападение фашистской Германии на СССР заставили эмигрантов определить свою позицию в новых условиях. Некоторые уехали за океан или выжидали окончания войны, часть пошла на службу к немецкому фашизму, надеясь на возвращение в Россию вместе с гитлеровскими полчищами. Была серьезная группа и патриотически настроенных эмигрантов, которые приняли активное участие в антифашистской борьбе в оккупированных фашистами европейских странах.

В целом факты свидетельствуют, что политических партий как таковых в эмиграции практически не было. Ко времени Великой Отечественной войны большей части непримиримых противников советского строя — писателей, генералов, политических деятелей всевозможных направлений — от монархистов до анархистов — не осталось в живых. Их лозунги и программы умерли раньше.

Документы, мемуары и другие материалы, свидетельствующие о некоторых аспектах жизни и деятельности различных слоев эмиграции, приведены в приложении "Документы по истории России".