Страницы истории

Перестройка жизни страны на военный лад

Перестройка всей жизни страны на военный лад началась с первых дней войны, 23 июня 1941 г. была образована Ставка Верховного Главнокомандования, призванная осуществлять высшее стратегическое руководство Вооруженными Силами.

29 июня 1941 г. была принята Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей, в которой со всей определенностью говорилось об опасности, нависшей над нашей страной, и намечался ряд первоочередных задач по перестройке хозяйства на военный лад. Для мобилизации всех сил и средств страны на борьбу с немецко-фашистским агрессором требовалось создать иные органы государственного управления. Такая форма организации власти в военных условиях была найдена в лице Государственного Комитета Обороны, созданного 30 июня 1941 г. под председательством И. В. Сталина. В него вошли также В. М. Молотов, Л. П. Берия, К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков и др. В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в государстве: все граждане, партийные и советские, комсомольские и военные органы обязаны были беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны. В целях дальнейшей концентрации власти ГКО СССР осенью 1941 г. учредил более чем в 60 городах прифронтовой полосы местные чрезвычайные органы власти — городские комитеты обороны. Они возглавлялись первыми секретарями обкомов или горкомов партии. Городские комитеты обороны оперативно руководили мобилизацией населения и материальных ресурсов на строительство оборонительных рубежей, созданием народного ополчения, организовывали перепрофилирование местных предприятий на выпуск вооружения и боевой техники.

Говоря о Государственном Комитете Обороны, следует подчеркнуть, что подобная форма организации власти уже существовала в Советском государстве. Своеобразным прообразом ГКО являлся созданный еще в годы Гражданской войны и иностранной интервенции Совет Рабочей и Крестьянской Обороны.

Однако чрезвычайные органы власти в годы Гражданской войны и Великой Отечественной войны существенно различались. Главной особенностью Совета Рабочей и Крестьянской Обороны было то, что он не подменял собой партийные, правительственные и военные органы. Принципиальные вопросы ведения вооруженной войны рассматривались в то же время на Политбюро и Оргбюро ЦК, на заседаниях Совнаркома.

В годы Великой Отечественной войны никаких пленумов, а тем более съездов партии не проводилось, все кардинальные вопросы решались Государственным Комитетом Обороны (ГКО).

Оперативные вопросы, как правило, рассматривались единолично его председателем или отдельными членами. Характерным в работе ГКО было и то, что даже важнейшие проблемы государственной жизни и военного строительства зачастую решались опросным порядком. Такой подход нередко приводил к субъективизму, однако в сложившейся ситуации оказывался неизбежным. Известно, что в период войны Сталин занимал ряд важнейших партийных, государственных и военных постов. Он являлся Генеральным секретарем ЦК ВКП(б), Председателем Совета Народных Комиссаров СССР, Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами и наркомом обороны СССР, возглавлял Ставку Верховного Главнокомандования.

В чрезвычайных условиях войны результатом строгой централизации было оперативное и конкретное решение практических вопросов. Ежедневно они возникали десятками, сотнями, требовали согласования и уточнения. О масштабах деятельности ГКО можно судить хотя бы по тому, что за время существования (с 30 июня 1941 г. по 4 сентября 1945 г.) он принял около 10 тыс. постановлений и решений. Около 2/3 из них тем или иным образом относились к экономике и организации военного производства.

Постановления и распоряжения ГКО имели силу закона военного времени и подлежали беспрекословному выполнению. Государственный Комитет Обороны непосредственно руководил созданием военной экономики, ее развитием, укреплением Вооруженных Сил, координировал потребности действующих армий, флота с возможностями промышленности. Это способствовало наиболее полному и целесообразному использованию военной промышленности в интересах победы. Для оперативного решения вопросов при ГКО создавались специальные комитеты, образовывались комиссии.

Образование ГКО и Ставки внесло соответствующие изменения в сложившуюся в мирных условиях практику работы партийных и советских органов. Из подчинения Совнаркома выделялось все, что было непосредственно связано с ведением войны: военная экономика, и прежде всего военное производство, укрепление и снабжение Вооруженных Сил и, наконец, руководство военными действиями. В ведение ГКО и Ставки перешли наркоматы обороны, военно-морского флота, наркоматы оборонной промышленности и многие другие ведомства и управления, имевшие непосредственное отношение к ведению войны. В этих условиях Совнарком сосредоточивает свое внимание на тех отраслях, которые не были непосредственно связаны с военным производством, в частности на руководстве сельскохозяйственным производством.

Чрезвычайная форма партийного руководства вводилась и в Вооруженных Силах. Ею стал институт военных комиссаров. Одновременно с созданием института военных комиссаров ЦК партии реорганизовал армейские и флотские органы политической пропаганды в политические отделы, которые руководили как организационно-партийной, так и политико-массовой работой. С началом войны возросло значение военных советов в войсках. В первые шесть месяцев было создано 10 военных советов фронтов, около 30 военных советов армий. В их состав было введено большое число опытных работников, крупных партийных и государственных деятелей.

С первых дней войны был расширен и другой чрезвычайный институт — институт парторгов ЦК ВКП(б), а также парторгов ЦК компартий союзных республик, крайкомов, обкомов на важнейших предприятиях. На все военные заводы и предприятия оборонной промышленности назначались парторги ЦК ВКП(б), а на более мелкие — парторги ЦК партий союзных республик, крайкомов, обкомов. Парторги являлись одновременно секретарями заводских партийных организаций, осуществляли их непосредственную связь с ЦК партии, местными организациями. Эту систему чрезвычайных органов партийного руководства экономикой дополняли созданные в ноябре 1941 г. политотделы машинно-тракторных станций и совхозов. Благодаря всем этим мерам народное хозяйство нашей страны сумело преодолеть трудности военной перестройки, в целом обеспечило фронт всем необходимым. В то же время параллельное существование наркоматов, местных советских органов и партийных структур управления народным хозяйством порой приводило к ошибкам, к некомпетентным решениям.

Важной частью перестройки было перераспределение партийных сил из тыловых организаций в военные, в результате чего значительное количество коммунистов перешло на военную работу. На руководящую военную работу в действующую армию направлялись видные партийные работники с большим опытом организационной и массово-политической работы. В результате в начальный период войны в армию и на флот было направлено более 500 секретарей ЦК партий союзных республик, краевых, областных комитетов, горкомов, райкомов. Всего же в годы Великой Отечественной войны в Вооруженные Силы было мобилизовано около 14 тыс. руководящих работников.

Одной из главных задач, которую пришлось решать с первых дней войны, был быстрейший перевод народного хозяйства, всей экономики страны на военные рельсы. Основная линия этой перестройки была определена в Директиве ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 г. Конкретные мероприятия по перестройке народного хозяйства начали осуществляться с первых дней войны. На второй день войны был введен мобилизационный план производства боеприпасов и патронов. А 30 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР утвердили мобилизационный народнохозяйственный план на третий квартал 1941 г. Однако события на фронте развивались столь неудачно для нас, что этот план оказался невыполненным. Учитывая создавшуюся обстановку, 4 июля 1941 г. было принято решение о срочной разработке нового плана развития военного производства. Комиссии во главе с первым заместителем председателя Совнаркома СССР Н. А. Вознесенским поручалось разработать "военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, находящихся на Волге, в Западной Сибири и на Урале". Эта комиссия за две недели разработала новый план на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии.

Для скорейшего развертывания производственной базы в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии было признано необходимым перевести в эти районы промышленные предприятия Наркомбоеприпасов, Наркомвооружения, Наркомавиапрома и др.

Члены Политбюро, являвшиеся в то же время членами ГКО, осуществляли общее руководство основными отраслями военного хозяйства. Вопросами производства вооружения и боеприпасов занимался Н. А. Вознесенский, самолетов и авиационных моторов — Г. М. Маленков, танков — В. М. Молотов, продовольствия, горючего и вещевого имущества — А. И. Микоян и др. Промышленные наркоматы возглавляли: А. И. Шахурин — авиационной промышленности, Б. Л. Ванников— боеприпасов, И. Ф. Тевосян — черной металлургии, А.И.Ефремов — станкостроительной промышленности, В. В. Вахрушев — угольной, И. И. Седин — нефтяной.

Главным звеном в переходе народного хозяйства на военные рельсы являлась перестройка промышленности. Перевод промышленности на военные рельсы означал радикальную перестройку всего процесса общественного производства, изменение его направленности и пропорций. На военные рельсы переводилось практически все машиностроение. В ноябре 1941 г. Наркомат общего машиностроения был преобразован в Наркомат минометного вооружения. Кроме созданных до войны наркоматов авиационной промышленности, судостроения, вооружения и боеприпасов в начале войны были образованы два наркомата — танковой и минометной промышленности. Благодаря этому все решающие отрасли военной промышленности получали специализированное централизованное управление. Было начато производство реактивных минометов, существовавших до войны лишь в опытных образцах. Их изготовление было организовано на московском заводе «Компрессор». Первой ракетной боевой установке фронтовиками было дано название "Катюша".

В начале войны было внесено изменение в распределение продовольственных ресурсов. Значительные запасы продовольствия были потеряны во время военных действий. Имевшиеся же ресурсы направлялись в первую очередь для снабжения Красной Армии и обеспечения населения промышленных районов. В стране была введена карточная система.

Военная перестройка потребовала централизованного перераспределения трудовых ресурсов страны. Если в начале 1941 г. в стране насчитывалось более 31 млн. рабочих и служащих, то к концу 1941 г. их численность сократилась до 18,5 млн. человек. Для того чтобы обеспечить кадрами военную промышленность и связанные с ней отрасли, необходимо было рационально распределить оставшиеся трудовые ресурсы, вовлечь в производство новые слои населения. В этих целях уже 30 июня 1941 г. при Совнаркоме был образован Комитет по распределению рабочей силы.

Одновременно были введены обязательные сверхурочные работы и отменялись отпуска. Это позволило примерно на треть увеличить загрузку производственных мощностей, не увеличивая численности рабочих и служащих. В июле 1941 г. Совнарком СССР предоставил право союзным и автономным республикам, исполкомам краевых и областных Советов переводить при необходимости рабочих и служащих на работу на другие предприятия независимо от их ведомственной принадлежности и территориального расположения. Это позволило местным органам более оперативно маневрировать кадрами в интересах укрепления оборонных отраслей промышленности.

Благодаря этому уже ко второй половине 1941 г. удалось проделать большую работу по перераспределению кадров. В результате уже к январю 1942 г. в отрасли оборонной промышленности дополнительно было направлено более 120 тыс. человек.

Одновременно активно осуществлялся процесс подготовки рабочих кадров через систему трудовых резервов. Только за два года через эту систему для работы в промышленности было подготовлено около 1100 тыс. человек.

В этих же целях в феврале 1942 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О мобилизации в период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и в строительстве", который предусматривал соответствующую мобилизацию. В первые же дни войны было принято решение о перестройке работы научных учреждений АН СССР, подчинении их деятельности интересам укрепления обороноспособности государства. В ходе перестройки Академия наук решала три взаимосвязанные задачи: 1) разработка научных проблем, имевших оборонное значение; 2) научная помощь промышленности в улучшении и освоении производства и 3) мобилизация сырьевых ресурсов страны, замена дефицитных материалов местным сырьем, организация научных исследований по наиболее актуальным для военного времени вопросам.

Таким образом, осуществленное с самого начала войны перераспределение материальных, финансовых и трудовых ресурсов страны сыграло решающую роль в перестройке всего народного хозяйства на военный лад. Изменение народнохозяйственных пропорций, переключение всех сил и средств на обслуживание фронта заложили прочную основу для создания слаженной экономики в условиях войны. В ходе перестройки народного хозяйства основным центром военной экономики СССР становилась восточная индустриальная база, которая была значительно расширена и укреплена с началом войны.

В 1942 г. производство военной продукции увеличилось на Урале по сравнению с 1940 г. более чем в 6 раз, в Западной Сибири — в 27, а в Поволжье — в 9 раз. А в целом за время войны промышленное производство в этих районах увеличилось более чем в 3 раза. Это была большая военно-экономическая победа, достигнутая советским народом в трудные военные годы. Она заложила прочные основы для окончательной победы над фашистской Германией.

С началом войны в условиях неблагоприятного развития военных событий быстрейшая эвакуация населения, промышленных предприятий, сельскохозяйственной продукции, культурных и других государственных ценностей из прифронтовых районов в глубь страны являлась важнейшей политической, военно-экономической проблемой, вставшей перед советским народом. В воспоминаниях А. И. Микояна, бывшего в годы войны членом ГКО, приводятся интересные сведения на этот счет: "Через два дня после начала войны… встал вопрос о необходимости руководства эвакуацией из прифронтовой полосы. Идея организации органа с такими функциями у нас никогда раньше не возникала… Стало ясно, что эвакуация принимает огромные масштабы. Невозможно было эвакуировать все подряд, не хватало ни времени, ни транспорта. Приходилось буквально на ходу выбирать, что в интересах государства эвакуировать…" (Военно-исторический журнал. 1988. № 3. С. 31–38). В комплексе этих проблем быстрейший вывоз и спасение миллионов советских людей от физического уничтожения являлись одной из первоочередных задач.

Выполнение столь сложной задачи потребовало огромных усилий. В постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 июня 1941 г. "О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества" были определены конкретные задачи и очередность эвакуации. В дополнение к этому СНК СССР 5 июля 1941 г. вынес решение по вопросу о порядке эвакуации населения в военное время и о вывозе рабочих и служащих эвакуированных предприятий. Были разработаны планы эвакуации людей из прифронтовой полосы с указанием пунктов расселения, сроков, порядка и очередности вывоза.

Решением правительства было утверждено "Положение об эвакуационном пункте по эвакуации гражданского населения из прифронтовой полосы". Созданные на местах эвакопункты заботились об эвакуированном населении, производили учет прибывших и т. д. При совнаркомах союзных республик, облисполкомах и крайисполкомах были созданы отделы по эвакуации населения. По решению правительства вывозили в первую очередь детские учреждения, женщин с детьми и людей пожилого возраста. К январю 1942 г. в глубь страны было вывезено только по железной дороге 10 млн. человек (Вторая мировая война. Общие проблемы. Кн. 1. С. 74).

Большие трудности возникли с эвакуацией населения в районах, оказавшихся в зоне военных действий. К ним относились республики, расположенные в Прибалтике, западные области Украины, Молдавии и Белоруссии и Карелия.

В начале войны эвакуация населения была осуществлена также из Москвы и Ленинграда. О масштабах этой работы свидетельствуют такие факты: осенью 1941 г. только из Москвы было эвакуировано 1,5 млн. человек, а из Ленинграда с 22 января 1942 г. по 15 апреля 1942 г. — более 55 тыс. человек. Это был наиболее тяжелый период эвакуации. В целом в годы войны, включая период блокады, из Ленинграда эвакуировалось около 2 млн. человек.

В результате успешной эвакуации к весне 1942 г. в восточных районах страны было размещено до 8 млн. эвакуированных. К этому времени основная волна эвакуации спала.

Однако это положение продолжалось недолго. Летом 1942 г. в связи с прорывом немецко-фашистских войск на Северный Кавказ вновь со всей остротой встала проблема массовой эвакуации населения. На этот раз эвакуация проводилась в основном из центральных и южных районов Европейской части СССР. В июле 1942 г. началась эвакуация населения из Воронежской, Ворошиловградской, Орловской, Ростовской, Сталинградской областей и Ставропольского и Краснодарского краев.

Советское правительство проявляло большую заботу о создании материально-бытовых условий для эвакуированного населения. В государственном бюджете на IV квартал 1941 г. на жилищное строительство было выделено 200 млрд. руб. В условиях военного времени это были большие средства. Рабочим и служащим эвакуированных предприятий был предоставлен долгосрочный кредит на индивидуальное жилищное строительство.

Во время пребывания эвакуированных на новых местах местное население окружило их заботой и вниманием. Нуждающимся семьям выдавалось пособие, отпускались одежда, обувь. Во многих сельхозартелях были организованы курсы для обучения эвакуированных различным сельскохозяйственным профессиям.

Братская дружба советских народов проявилась в ходе эвакуации, в трудоустройстве эвакуированного населения, в усыновлении детей, родители которых погибли. Менее чем за год войны, к 1 мая 1942 г. только трудящимися Казахстана было усыновлено до 2 тыс. осиротевших детей. В Узбекистане широко развернулось общественное движение помощи эвакуированным детям. Тысячи ребят — русских, украинцев, белорусов и других национальностей — были взяты на воспитание в узбекские семьи. Эвакуированные дети прекрасно себя чувствовали в приютивших их семьях. Говорили не только по-русски, но учились говорить и по-узбекски. При крупных сельскохозяйственных артелях создавались детские дома, содержание которых колхозы полностью брали на себя.

В результате эвакуации миллионы советских людей были спасены от физического истребления фашистскими захватчиками.

Эвакуация населения, промышленных предприятий, сельскохозяйственной продукции и культурных ценностей по разным экономическим районам проходила в разные сроки, в зависимости от положения на фронтах. Конкретные условия военной обстановки потребовали провести эвакуацию дважды: первый раз — летом и осенью 1941 г., второй раз — летом и осенью 1942 г. Эвакуация 1941 г. была самой массовой.

Не останавливаясь подробно на эвакуации промышленности, хотелось отметить только следующее. В годы войны в восточные районы было эвакуировано более 2 тыс. промышленных предприятий. Почти 70 % из них было размещено на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане. Перевод промышленности в глубокий тыл позволил не только сохранить основные производственные фонды, но и постепенно увеличить их, обеспечивая растущие нужды фронта.

Осуществленная советским народом в годы Великой Отечественной войны эвакуация населения, промышленности, продовольствия и сырья, вывоз в глубокий тыл культурных ценностей способствовали скорейшей перестройке всего народного хозяйства страны на военные рельсы и приближению победы. Как отмечал выдающийся советский полководец, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков: "Это была ни с чем не сравнимая трудовая эпопея, без которой была бы абсолютно невозможна наша победа над сильнейшим врагом".