Страницы истории

Челюсть из Фоксхолла

В 1855 году рабочие каменоломен английского городка Фоксхолл нашли человеческую челюсть (рис. 7.2). Ее купил у одного из них за кружку пива городской аптекарь по имени Джон Тейлор (John Taylor). Свое приобретение он показал жившему в то время в Лондоне американскому врачу Роберту Коллиеру (Robert Н. Collyer), который, в свою очередь, купил окаменевшую кость, после чего отправился в каменоломни, расположенные возле фермы г-на Лоу (Law). Там он убедился, что пласт, откуда, по словам рабочих, была извлечена челюсть, залегает на глубине 16 футов (4,8 метра) от земной поверхности. Состояние челюсти, пропитавшейся окисью железа, соответствовало характеристикам пласта. Коллиер назвал челюсть из Фоксхолла «древнейшей из известных реликвий, оставленных нам человеком, еще пребывавшим в состоянии животного». Пласт в Фоксхолле находился на той же самой шестнадцатифутовой глубине, где Мойр позднее обнаружит каменные орудия и следы огня. Возраст любых находок, обнаруженных на такой глубине, должен быть не менее 2,5 миллиона лет.

  

 Рис. 7.2. Человеческая челюсть, извлеченная в 1855 году из верхнеплиоценового пласта красного ракушечника в Фоксхолле, Англия.   

Понимая огромное значение окаменелости, вдруг оказавшейся в его распоряжении, Коллиер показал находку нескольким английским ученым, включая Чарльза Лайелла, Джорджа Баска (George Busk), Ричарда Оуэна, сэра Джона Прествича и Томаса Хаксли (Thomas Huxley). Все они восприняли реликвию достаточно скептически. К примеру, Хаксли заявил, что форма кости «отнюдь не указывает на ее принадлежность представителю вымершей или тупиковой ветви человеческой расы». Здесь мы вновь имеем дело с ошибочным мнением о недопустимости действительно древнего происхождения кости, которая выглядит как современная.

Описывая в 1920-х годах кремневые орудия труда, обнаруженные Мойром в той же местности, где была найдена фоксхоллская челюсть, американский палеоантрогюлог Генри Осборн недоумевал, почему ни один из вышеупомянутых ученых не потрудился осмотреть это место лично. Осборн высказал предположение, что их недоверие, «повидимому, основывалось на недостаточно примитивной форме челюсти». К тому же кость окаменела не полностью, но такое нередко случается с костными останками аналогичного возраста.

Через некоторое время кость таинственным образом исчезла. Современные научные авторитеты упоминают о ней крайне редко, да и то презрительно-насмешливо. В «Ископаемых людях» Марселена Буля мы, например, встречаем вот такой пассаж: «Нужно быть человеком абсолютно некритичным, лишенным здравого смысла, чтобы обращать внимание на такие, с позволения сказать, свидетельства».

Со своей стороны отметим, что первооткрывателями множества костных останков и предметов материальной культуры, ставших общепризнанными свидетельствами, были именно необразованные рабочие. Так, большинство открытий на острове Ява, связанных с человеком прямоходящим, сделали местные собиратели, работавшие по найму, без какого-либо наблюдения за ними. Челюсть Homo erectus в Гейдельберге обнаружили простые немецкие рабочие, бригадир которых затем передал ее ученым. Если мир науки воспринял все эти открытия всерьез, то почему к фоксхоллской челюсти отношение иное? Нам могут возразить, что как яванские окаменелости, так и челюсть человека прямоходящего из Гейдельберга открыты для всеобщего обозрения, тогда как челюсть из фоксхолла куда-то исчезла. Однако ископаемые останки пекинского Homo erectus тоже исчезли в Китае во время Второй мировой войны, тем не менее их продолжают считать доказательством эволюции человека.


  • термопанели фасадные российского производства цена