Страницы истории

Алмасы Центральной Азии

Как следует из имеющихся описаний, саскуоч и йети – существа крупные, очень похожие на человекообразных обезьян. Но есть и иной тип диких людей, которых зовут алмасами (Almas). Алмасы гораздо меньших размеров, имеют больше сходства с обыкновенными людьми. Сведения о них поступают в основном из региона, простирающегося от Монголии на севере до Памира на юге и Кавказских гор на западе. Много свидетельств получено из Сибири и с крайнего северо-востока России.

В начале пятнадцатого века турки захватили европейца по имени Ганс Шильтенбергер (Hans Schiltenberger) и отослали его ко двору Тамерлана, который передал пленника в свиту монгольского князя Едигея. По возвращении в Европу в 1427 году Шильтенбергер написал о своих злоключениях книгу, в которой описал и диких людей: «Высоко в горах обитает дикое племя, не имеющее ничего общего со всеми остальными людьми. Шкура этих существ покрыта шерстью, которой нет лишь на их ладонях и лицах. Они скачут по горам, как дикие звери, питаются листвой, травой и всем, что удается отыскать. Местный правитель преподнес Едигею в дар двух лесных людей – мужчину и женщину, захваченных в дремучих зарослях».

Рисунок девятнадцатого века, на котором изображен алмас, был найден в монгольском руководстве по лекарственным средствам растительного и животного происхождения. Вот что по этому поводу пишет Майра Шакли: «Этот фолиант содержит несколько тысяч изображений различных животных (рептилий, млекопитающих и амфибий), но среди них нет ни одного мифического существа, подобного тем, которые в изобилии встречаются в аналогичных книгах европейского средневековья. Все изображенные там звери реально существуют, их можно наблюдать и в наши дни. Нет никаких оснований полагать, что алмасы – существа мифические. Как следует из иллюстраций, они обитают в горах».

В 1937 году член Монгольской академии наук Дорджи Мейрен видел шкуру алмаса в одном из монастырей, расположенных в пустыне Гоби. Местные ламы использовали ее в своих обрядах вместо коврика.

Русский педиатр Иван Ивлов, путешествуя в 1963 году по Алтайским горам на юге Монголии, наблюдал несколько человекоподобных существ, стоявших на горном склоне. По-видимому, то была семья: самец, самка и детеныш. Пока они не скрылись, Ивлову удалось рассмотреть существ в бинокль с расстояния примерно полумили. Его шофер-монгол, тоже видевший их, заметил, что в тех местах они встречаются довольно часто.

После встречи с семьей алмасов Ивлов решил расспросить монгольских детей, полагая, что они будут более откровенными, чем взрослые. И действительно, ему удалось добыть много дополнительной информации об алмасах. Так, один ребенок рассказал, как, купаясь однажды с приятелями в горной речке, увидел алмаса-самца, переносившего через нее детеныша.

В 1980 году рабочий расположенной в Булгане экспериментальной фермы при Монгольской академии наук обнаружил останки дикого человека. Вот что он рассказал: «Приблизившись, я увидел покрытое шерстью, сильно высохшее и наполовину занесенное песком тело атлетически сложенного существа, похожего на человека… Это явно не был труп ни медведя, ни человекообразной обезьяны, но не был он и трупом человека – монгола, казаха, китайца или русского».

Множество свидетельств очевидцев поступало из труднодоступной местности в горах Памира, где сходятся границы Таджикистана, Китая, Кашмира и Афганистана. В 1925 году генерал-майор Советской Армии Михаил Степанович Топильский преследовал со своей частью басмачей, скрывавшихся в памирских пещерах. Один из пленных рассказал, как в одной из пещер на него и его товарищей напали несколько существ, похожих на человекообразных обезьян. Топильский приказал обследовать пещеру, где и был обнаружен труп одного из таких существ. Вот что генерал писал в своем докладе: «На первый взгляд мне показалось, что это действительно человекообразная обезьяна: шерсть покрывала тело с головы до ног. Однако я отлично знаю, что человекообразные обезьяны на Памире не водятся. Присмотревшись, я увидел, что труп напоминает человеческий. Мы подергали шерсть, подозревая, что это маскировка, но она оказалась натуральной и принадлежала существу. Тогда мы измерили тело, несколько раз перевернув его на живот и снова на спину, а наш врач тщательно его обследовал, после чего стало очевидным, что и человеческим труп не был».

«Тело, – продолжал Топильский, – принадлежало существу мужского пола, ростом примерно 165—170 см, судя по проседи в нескольких местах – среднего или даже преклонного возраста… Лицо его было темного цвета, без усов и бороды. На висках имелись залысины, а затылок покрывали густые, спутанные волосы. Мертвец лежал с открытыми глазами, оскалив зубы. Глаза были темного цвета, а зубы – большими и ровными, по форме напоминающими человеческие. Лоб низкий, с мощными надбровными дугами. Сильно выступающие скулы делали лицо существа монголоидным. Нос плоский, с глубоко вогнутой переносицей. Уши без волос, остроконечные, а мочки более длинные, чем у человека. Нижняя челюсть чрезвычайно массивна. Существо обладало мощной грудной клеткой и хорошо развитой мускулатурой».

В 1957 году Александр Пронин, гидролог НИИ географии при Ленинградском университете, принимал участие в экспедиции, в задачу которой входило составление карт памирских ледников. 2 августа 1957 года, когда его группа исследовала ледник Федченко, Пронин отлучился на прогулку в долину реки Балянд-киик. Вот что пишет Шакли: «Днем он заметил фигуру, стоявшую на вершине скалы высотой около 500 ярдов (460 м) и находившейся от него приблизительно на таком же расстоянии. Сначала он просто удивился – ведь все знали, что местность была абсолютно необитаемой, – но потом ему пришла в голову мысль, что это не человек. Фигура действительно напоминала человека, только была чересчур сутулой. Понаблюдав, как приземистое, коренастое существо двигалось по снегу, широко расставив ноги, он отметил, что его покрывала рыжевато-серая шерсть, а передние конечности были гораздо длиннее человеческих». Спустя три года Пронин снова повстречался с прямоходящим существом. С тех пор такие встречи с дикими людьми на Памире были отмечены неоднократно. Члены многих экспедиций видели следы неизвестных существ, фотографировали их, делали с них слепки.

Теперь посмотрим, что известно об алмасах на Кавказе. По свидетельству жителей деревни Тхина, что на реке Мокве, в девятнадцатом веке в лесах возле горы Заадан была поймана самка-алмас, которую три года держали в неволе, а затем, приручив, позволили ей жить в доме. Назвали ее Заной. Вот как ее описывает Шакли: «Рыжеватая шерсть покрывала ее серовато-черную шкуру, причем волосы на голове были длиннее, чем на всем теле. Она издавала нечленораздельные выкрики, но обучиться речи так и не смогла. Ее крупное лицо с выступающими скулами, сильно выдающейся челюстью, мощными надбровными дугами и крупными белыми зубами, отличалось свирепым выражением». Как это ни поразительно, Зана вступила в половые отношения с одним из жителей деревни, и у них родились дети. В 1964 году Борис Поршнев познакомился с некоторыми внучками Заны. Шакли пишет с его слов: «Кожа этих внучек – звали их Чаликва и Тая – была темной, негроидного типа, жевательные мышцы – сильно развитыми, а челюсти – чрезвычайно мощными». Поршневу удалось расспросить жителей деревни, которые, будучи детьми, в 1880-х годах присутствовали на похоронах Заны.

На Кавказе алмасов иногда еще зовут бьябан-гули (Biaban-guli). Русский зоолог К.А. Сатунин, который в 1899 году видел самку бьябан-гули в Талышских горах на юге Кавказа, обращает внимание на то, что «движения существа были совершенно человеческими». Репутация Сатунина как известного ученого-зоолога делает его свидетельство особо ценным.

Подполковник медицинской службы Советской Армии B. C. Карапетян в 1941 году произвел непосредственный осмотр живого дикого человека, пойманного в автономной Республике Дагестан, к северу от Главного Кавказского хребта. Вот его отчет: «Вместе с двумя представителями местных властей я вошел в сарай… До сих пор я вижу, словно наяву, возникшее передо мною существо мужского пола, полностью обнаженное, босое. Вне всякого сомнения, то был человек, с полностью человеческим телом, несмотря на то, что его грудь, спину и плечи покрывала косматая шерсть темно-коричневого цвета, длиной 2 – 3 сантиметра, очень похожая на медвежью. Ниже груди шерсть эта была реже и мягче, а на ладонях и подошвах ее не было вообще. На запястьях с огрубевшей кожей росли лишь редкие волосы, но пышная шевелюра головы, очень грубая на ощупь, спускалась до плеч и частично прикрывала лоб. Хотя все лицо покрывала редкая растительность, борода и усы отсутствовали. Вокруг рта также росли редкие, короткие волосы. Человек стоял совершенно прямо, опустив руки по швам. Рост его был чуть выше среднего – порядка 180 см, тем не менее он словно возвышался надо мной, стоя с выпяченной могучей грудью. Да и вообще он был гораздо крупнее любого местного жителя. Глаза его не выражали абсолютно ничего: пустые и безразличные, это были глаза животного. Да по сути он и был животным, не более того». Свидетельства, подобные этому, заставили многих ученых, и в частности английского антрополога Майру Шакли, предположить, что алмасы – это сохранившиеся до наших дней неандертальцы, а может быть, и Homo erectus. А что же дикий человек из Дагестана? Согласно опубликованным данным, его пристрелили советские солдаты при отступлении под натиском немецко-фашистской армии.