Страницы истории

Введение и благодарности

В 1979 году группа исследователей обнаружила в танза­нийском местечке Лаэтоли (Восточная Африка) следы ног, от­печатавшиеся в отложениях вулканического пепла более 3, 6 миллиона лет назад. Мэри Лики и ее коллеги заявили, что от­печатки, о которых идет речь, практически ничем не отлича­ются от следов ноги современного человека. Авторы открытия были поражены лишь тем, что у далеких предков человека, живших 3, 6 миллиона лет назад, оказались удивительно «со­временные» стопы. Другие же ученые, и среди них антропо­лог-физиолог Р. Таттл из Чикагского университета, напомни­ли о том, что ископаемые кости стопы самки австралопитека, жившей как раз 3, 6 миллиона лет тому назад, свидетельству­ют об абсолютном сходстве строения ноги этого существа с ногой человекообразной обезьяны, но отнюдь не человека, и не имеют ничего общего со следами из Лаэтоли. В статье, опубли­кованной в марте 1990 года в журнале Natural History, Таттл признает, что «мы остались перед лицом тайны». А раз так, то позволительно сделать предположение, о котором не задумы­ваются ни Таттл, ни Лики: что если существа с анатомичес­ким строением, соответствующим строению тела современно­го человека (а это подтверждается соответствием строения стопы), населяли Восточную Африку еще 3, 6 миллиона лет назад? Причем, возможно, они жили бок о бок с другими существами, более похожими на обезьян (как это иллюстрирует рисунок на соседней странице). Вообразите, какие захватыва­ющие перспективы перед археологами открывает эта гипоте­за! Беда лишь в том, что она полностью противоречит укоре­нившимся представлениям об эволюции человека.

   Однако в период с 1984 по 1992 год мы с Ричардом Томп­соном, с помощью нашего специалиста-исследователя Стиве­на Берната, собрали колоссальный объем данных, которые ставят под вопрос господствующую ныне теорию эволюции человека. Отдельные свидетельства, вроде следов из Лаэтоли, стали известны лишь недавно, но большая их часть взята из сообщений ученых девятнадцатого и начала двадцатого сто­летия.

   Читатель еще не ознакомился с этими давними сведени­ями, а у него уже закрадывается сомнение: почему же науч­ная общественность в свое время их отвергла? Вероятно, на то были достаточно веские причины? Мы с Ричардом рассматри­вали такую возможность, однако пришли к выводу, что так называемые спорные свидетельства ничем не лучше и не ху­же свидетельств, признанных бесспорными только потому, что они якобы подтверждают устоявшуюся точку зрения на эволюцию человека.

   В первой части книги «Неизвестная история человечества» мы проанализировали большой объем считающихся спорными свидетельств, которые противоречат укорени­вшимся взглядам на эволюцию человека. Весьма подробно мы остановились на том, как эти данные систематически подвер­гались и подвергаются замалчиванию, игнорированию, забве­нию – и это несмотря на их количественное (и качественное) равенство с объемом данных, вроде бы свидетельствующих в пользу общепризнанного мнения о происхождении человека. Говоря о замалчивании, мы не имеем в виду некий дьяволь­ский заговор ученых с целью ввести в заблуждение широкую общественность. Нет, мы говорим о непрерывном, имеющем социальные корни процессе фильтрации знаний – на первый взгляд безобидном, однако обладающим значительным кумулятивным эффектом[2]. В рамках этого процесса сведения оп­ределенного толка оказываются просто вычеркнутыми из общественного сознания, что, на наш взгляд, совершенно недо­пустимо.

   Преднамеренное сокрытие информации практикуется уже давно. Еще в 1880 году Дж. Уитни, главный геолог штата Калифорния, опубликовал пространный отчет о древних ка­менных орудиях труда, обнаруженных на калифорнийских золотых приисках. Упомянутые приспособления, в том числе наконечники копий, каменные ступки и пестики, были найде­ны в глубоких штольнях под толстыми нетронутыми слоями лавы, внутри геологических формаций, возраст которых колеблется от девяти до более чем пятидесяти пяти миллионов лет. Вот что писал об этом У. Холмс из Смитсоновского инсти­тута, один из наиболее рьяных критиков калифорнийских от­крытий: «Если бы профессор Уитни был по-настоящему зна­ком с историей эволюции человека в ее современном понимании, он, пожалуй, воздержался бы от предания оглас­ке своих выводов [о существовании в Северной Америке лю­дей в незапамятные времена], пусть даже в их пользу говорит впечатляющий объем собранных им свидетельств». Иными словами, если факты не согласуются с общепризнанной тео­рией, тем хуже для фактов, несмотря на их «впечатляющий объем».

   Пример этот лишний раз доказывает всю важность вопроса, поднятого нами в «Неизвестной истории человечества», о существовании внутри научного сообщества некоего фильт­ра знаний, который отсеивает всю «нежелательную» инфор­мацию. Фильтрация знаний практикуется и по сей день, уже более века.

   Но наряду с общей практикой фильтрации знаний отме­чены случаи и откровенного утаивания информации.

   В начале 1950-х годов Томас Ли, сотрудник Канадского национального музея, обнаружил в ледниковых отложениях Шегайанды, на острове Манитулен в северной части озера Гурон, весьма совершенные каменные орудия труда. По утверж­дению геолога Джона Сэнфорда из Государственного универ­ситета Уэйна, древнейшие находки из Шегайанды насчитывают никак не менее 65 000 лет, а может быть, и все 125 000. Однако с этим никак не могли согласиться сторонники традиционной точки зрения на древнюю историю Северной Америки, согласно которой первые люди проникли туда из Сибири примерно 12 000 лет назад.

   О том, что произошло в дальнейшем, рассказывает Томас Ли: «Автора открытия [т е. самого Ли] с государственной службы уволили, и он на долгое время остался без работы. О публикации его работ не могло быть и речи. Несколько весьма известных авторов представили результаты его исследований в ложном свете… Тонны собранных находок оказались похороненными в запасниках Канадского национального музея. Директор музея отказался уволить автора открытия и даже стал настаивать на публикации его монографии о раскопках – за это его самого не только выгнали с работы, но и вынуди­ли эмигрировать. Чтобы завладеть шестью предметами, обна­руженными в Шегайанде, которые не удалось спрятать в за­пасники, были задействованы мощные властные структуры. Само место раскопок превратили в достопримечательность для туристов… Шегайанда таила в себе страшную угрозу: верховные жрецы от науки были бы вынуждены с неловкос­тью признать, что они далеко не всеведущи, и переписать заново практически все книги на данную тему. Поэтому Шегайанду обрекли на уничтожение».

   Вторая часть книги «Неизвестная история человечества» посвящена анализу признанных свидетельств в пользу нетрадиционных взглядов на эволюцию человека. Особое вни­мание мы уделили прояснению вопроса об Australopithecus. Большинство антропологов рассматривает это существо как отдаленного предка человека, голова которого была обезьяно­подобной, тело напоминало человеческое, а передвигался он на двух ногах, как человек. Другие же исследователи придер­живаются совершенно иной точки зрения на австралопитека. По их мнению, он мало чем отличался от человекообразной обезьяны, какую-то часть жизни проводил на деревьях и к эволюционному происхождению человека прямого отношения не имеет.

   Кроме того, во второй части мы рассматриваем гипотезу о сосуществовании примитивных гоминидов и людей с анато­мическим строением современного типа, причем не только в далеком прошлом, но и в наши дни. На протяжении последне­го столетия накоплено множество свидетельств о человекопо­добных существах, таких, как гигантопитек, австралопитек, человек прямоходящий, неандертальцы, обитающих в раз­личных труднодоступных местах земного шара. В Северной Америке такие существа известны как саскуочи, в Централь­ной Азии их называют алмасами, в Африке, Китае, Юго-Восточной Азии, Центральной и Южной Америке их знают под другими именами. Некоторые исследователи объединяют их под общим названием «дикие люди». Существует большое ко­личество свидетельств ученых и медиков, которые лично наблюдали как мертвых, так и живых «диких людей», видели следы их ног, собрали тысячи сообщений очевидцев-неспеци­алистов, изучили множество аналогичных свидетельств из исторических источников.

   Закономерно возникает вопрос о причинах, побудивших нас взяться за написание такого труда, как «Неизвестная ис­тория человечества». Ставили ли мы перед собой некую сверхзадачу? Отвечаем: да, ставили.

   Мы с Ричардом Томпсоном являемся сотрудниками Ин­ститута Бхактиведанты, занимающегося изучением связу­ющих нитей между современной наукой и тем мировоззрени­ем, основные положения которого сформулированы в индийской ведической литературе. Именно в ведическую ли­тературу уходят корни тезиса о чрезвычайно древнем проис­хождении человечества. Поставив перед собой задачу прове­дения системного анализа имеющихся в научной литературе данных о древней истории человечества, мы представили упомянутый тезис в виде теории длительного совместного проживания на Земле различных видов человекообразных и обезьяноподобных существ.

   То, что наши теоретические взгляды уходят корнями в ведическую литературу, отнюдь не умаляет их. В основе той или иной теории могут лежать самые разнообразные источники: прилив личного вдохновения, учения прошлого, совет при­ятеля, просмотр кинофильма и т п. Важен не источник теории, а ее способность дать объяснение тем или иным фактам.

   Ограниченный объем не позволяет нам развить в данной работе идеи, альтернативные ныне господствующим взглядам на происхождение человека. Поэтому мы готовим публикацию второго тома, в котором результаты весьма обширных иссле­дований, осуществленных нами в этой области, будут сопос­тавлены с материалами из ведических источников.

   Здесь мне хотелось бы сказать несколько слов о нашем сотрудничестве с Ричардом Томпсоном. Ричард – професси­ональный ученый, математик, автор многочисленных статей и книг в таких областях, как математическая биология, дистан­ционное зондирование с помощью спутников, геология, физи­ка. Я же научного образования не получил. С 1977 года явля­юсь автором и редактором книг и журналов, публикуемых издательством «BhaktivedantaBookTrust».

   В 1984 году Ричард обратился к своему ассистенту Стивену Бернату с просьбой приступить к сбору материалов о происхождении и древнейшей истории человека, а спустя два года предложил мне воспользоваться собранным материалом для написания книги.

   В представленных Стивеном материалах меня поразило крайне малое количество свидетельств, относящихся к пери­оду с 1859 года, когда Дарвин опубликовал свой труд «Проис­хождение видов», по 1894 год, когда появился отчет Дюбуа об исследованиях, связанных с так называемым яванским чело­веком. Несколько озадаченный, я попросил Стивена предоставить мне несколько книг по антропологии, вышедших в конце девятнадцатого – начале двадцатого века. В этих книгах, од­на из которых была ранним изданием «Ископаемого челове­ка» Марселена Буля, я обнаружил крайне отрицательные от­зывы о многочисленных свидетельствах указанного периода. По ссылкам на источники мы разыскали несколько таких сви­детельств, принадлежавших ученым девятнадцатого века, с описанием разрубленных костей, каменных орудий труда, ис­копаемых костных останков существ с современным анатоми­ческим строением, которые были обнаружены в удивительно древних геологических слоях. Указанные сообщения отлича­лись высокой достоверностью и уже содержали в себе ответы на многие из вероятных возражений. Это побудило меня приступить к более упорядоченным исследованиям.

   Разгребание завалов «похороненной» литературы заняло три года. Нам со Стивеном Бернатом удалось добыть редкие стенограммы научных конференций и журнальные статьи со всего мира, которые мы вдвоем перевели на английский язык. Еще два года продолжалась подготовка рукописи, основанной на собранных материалах. На протяжении всего пери­ода работы мы с Ричардом чуть ли не ежедневно спорили о важности тех или иных материалов и о форме их использова­ния.

   Много материалов для шестой главы Стивену предоста­вил Рон Калэ, любезно выславший нам большое число ксерокопий и оригиналов сообщений из своих архивов. Вирджиния Стин-Макинтайр столь же любезно передала нам свою переписку по вопросу об определении возраста находок из мекси­канского местечка Уэйатлако. Весьма полезными оказались наши беседы о каменных орудиях труда с Рут Симпсон из му­зея округа Сан-Бернардино, а также с Томасом Демере из Музея естественной истории в Сан-Диего – о следах зубов акулы на кости.

   Мы не смогли бы завершить данную книгу без разнооб­разной помощи специалиста по компьютерам Кристофера Битла (Christopher Beetle), выпускника Университета Брау­на, который пришел в Институт Бхактиведанты в Сан-Диего в 1988 году.

   Мы с Ричардом хотели бы поблагодарить Алистера Тей­лора (Alister Taylor) за руководство техническим редактиро­ванием данного сокращенного издания. Замечательные иллю­страции, представленные на странице перед вводной частью и на рис. 12.8, выполнены Майлсом Триплеттом (Miles Triplett). Большую помощь в подготовке данной работы нам также ока­зали Беверли Саймс (Beverly Symes), Дэвид Смит (David Smith), Сигалит Биньямини (Sigalit Binyamini), Сьюзен Фриц (Susan Fritz), Барбара Кантаторе (Barbara Cantatore), Джозеф Франклин (Joseph Franklin) и Майкл Бест (Michael Best).

   Особую благодарность мы с Ричардом хотели бы выразить как прежним, так и нынешним членам международного совета попечителей издательства «Bhaktivedanta Book Trust» за их щедрую поддержку в процессе проведения исследова­ний, написания и публикации настоящей работы.

   В заключение мы обращаемся к читателям с просьбой направлять нам любую дополнительную информацию, пред­ставляющую интерес, и в частности те свидетельства, кото­рые можно было бы включить в последующие издания этой книги. Письма высылайте нам по адресу: Govardhan Hill Publishing, P.O. box 52, Badger, CA 93603, США.

   Майкл Кремо

   Пасифик-Бич, Калифорния

   26 марта 1994 года.