Страницы истории


Бегство от денег


Финансовые аналитики в растерянности. Они, конечно, продолжают с важным видом делать прогнозы, но к их заявлениям относятся не более серьезно, чем к астрологическим пророчествам, публикуемым в глянцевых журналах. Это занятно, может где-то даже совпасть с действительностью, но не будете же вы строить свою жизнь на основании подобных заметок!

Бегство от денег

Главная проблема финансовой аналитики в том, что она является всего лишь финансовой аналитикой. Иными словами, пытается понять деньги и финансовый рынок, исходя из них самих. Тогда как в действительности причины происходящего надо искать в сфере производства, в международном разделении труда, в социальных и политических процессах, которые, в конечном счете, отражаются и на финансовых рынках. Короче, надо вернуть на почетное место великую науку политэкономии, старательно забытую, даже по-фрейдистски вытесненную из памяти из-за вклада, внесенного в её развитие ужасным Карлом Марксом.

Страх перед Марксом и его идеями превратился в иррациональное отторжение здравого смысла, по крайней мере, в тех случаях, когда простая логика требует обратиться к процессам производства и обмена, задуматься о классовой структуре общества и господствующих в нем интересах. Иными словами, повторить путь, пройденный классической политэкономией и приведший автора «Капитала» к его выводам. При этом не обязательно быть марксистом, чтобы заметить некоторые взаимосвязи, замечать которые «профессиональная аналитика» старательно отказывается.

Между тем практика заставляет задуматься о крайне неприятных вещах. Например, о том, какую политическую и социальную реальность отражают нынешние пляски рубля и доллара, периодически превращающиеся в безумный хоровод с евро и другими валютами.

О том, что девальвация рубля оказалась для многих участников рынка страшно выгодным делом, уже писали. Нефтяные компании смогли компенсировать часть потерь, связанных с падением цен на топливо осенью прошлого года, тем более что зимой цена топлива стабилизировалась на отметке около 20–45 долларов за баррель. Нефтяники получили господдержку, продают свою продукцию за валюту, а зарплату, налоги и долги смежникам платят в дешевеющих рублях – вот и экономия.

В свою очередь, Центральный банк и Министерство финансов могут считать себя победителями. По некоторым оценкам, ЦБ на девальвации заработал около триллиона рублей. Потом, когда население и мелкий бизнес принялись панически сбрасывать рубли, ЦБ повернул процесс в другую сторону – на неделю неожиданно и резко рубль укрепился, доллар упал, позволив банкам и государству задешево скупить валюту. После чего рубль опять опустили, и валюту можно было снова обменивать на подешевевшие российские деньги.

Разумеется, все эти колебания можно приписывать рыночной стихии, но пока у ЦБ остаются достаточные валютные резервы, подобные события просто не могут происходить без его ведома.

Аналитики задавались вопросом, где взять деньги для того, чтобы закрыть стремительно растущий бюджетный дефицит. А вот вам и решение. Имеющуюся массу золотовалютных резервов, прежде чем спустить их окончательно, можно превратить в максимально большое количество рублей. Чиновники Минфина и функционеры ЦБ могут повторить, лишь слегка изменив, лозунг из рекламы, красующейся в московском метро: «Не говорите народу, где я беру деньги! Я зарабатываю на разнице курсов валют».

Наивный Джордж Сорос! Чтобы провести подобную операцию с британским фунтом, он собрал у инвесторов какие-то невероятные суммы, кажется, около 60 миллиардов долларов, ужасно рисковал, потом расплачивался с партнерами, а под конец завоевал себе славу пирата финансового рынка, отбиваясь от юристов британского правительства, пытавшихся найти в его действиях состав преступления. Пришлось затратить ещё несколько миллиардов на благотворительность, чтобы исправить подмоченную репутацию. Да и то при каждом удобном случае журналисты припоминают миллиардеру его шалости.

А вот наши финансовые власти сами с собой могут играть в такую же точно игру, причем безо всякого риска. Подняли, опустили, опять подняли, снова опустили. Подсчитали прибыли. Обрадовались. Опять опустили. И так далее...

Увы, этот увлекательный процесс не бесконечен. И у него есть жесткие ограничения, находящиеся за пределами финансового рынка с его увлекательными манипуляциями.

Во-первых, свободные деньги рано или поздно кончатся. Мало того, что надо финансировать растущий бюджетный дефицит, но и сами рыночные игры требуют определенных затрат. На девальвации много денег было заработано, но на последующих комбинациях – вверх, вниз – немалое количество средств было и затрачено. Если в дальнейшем ЦБ стремится удерживать ситуацию под контролем на фоне растущих инфляционных ожиданий и упавшего доверия к рублю, то ему придется тратить на решение этой задачи всё больше денег.

В нужный момент (скорее всего, поздней весной) девальвацию можно будет повторить. Но заранее ясно, что каждый новый повтор будет давать меньше средств. Во всяком случае, если говорить не о суммах, а о покупательной способности денег.

Во-вторых, девальвация и последовавшие за ней финансовые игры подорвали доверие к рублю, с таким трудом восстановленное на протяжении 2000-х годов. Обесценивание рубля по отношению к иностранным валютам означает, по сути, перераспределение средств внутри страны. Дело не только в том, что сбережения наши обесцениваются (хотя кто-то на этом греет руки). Фактически граждане из своих сбережений призваны финансировать бюджетный дефицит государства. Мы народ патриотичный, если надо, и не такое можем. Но в данном случае нас не только не спрашивали, нам даже ничего не объяснили. А потому патриотический порыв не состоялся. Осталось лишь недоумение и раздражение.

В-третьих, последующей кратковременной операцией под лозунгом «Сдавайте валюту!» наши финансовые власти подорвали уже доверие не только к рублю, но и к деньгам вообще. Ясное дело, возможность пополнить валютные запасы банков перед новым витком девальвации была очень привлекательна. Но итогом февральских колебаний курсов стали неопределенность и недоверие населения в таких масштабах, что это уже превращается в серьезную социально-экономическую проблему.

Манипуляции с курсами валют на финансовом рынке, в конечном счете, отражают общий кризис системы, спад производства и деградацию спроса. Но они же, в свою очередь, усугубляют все эти процессы. Внутренний рынок России дезорганизуется и начинает разрушаться. И никто из политиков, принимающих решения, не видит этого, либо все делают вид, будто не видят.

Опыт последних лет с вопиющей очевидностью продемонстрировал ключевой тезис марксистской политэкономии. А именно то, что экономика не нейтральна, любые экономические меры отражают специфические социальные и групповые интересы. Чиновники получили дополнительные средства для финансирования бюджетного дефицита, а экспортеры отыграли часть потерь. Но какой ценой?

В данном случае финансовые власти России, защищая интересы «социально близких» им экспортеров топлива и государственных чиновников, «подставили» практически всех остальных. Не только основную массу трудящихся, но и значительную часть бизнеса, работающего на внутреннем рынке, зависимого от импорта и страдающего от обесценивания сбережений.

Новогодняя девальвация в сочетании с последующими колебаниями курсов создает предпосылку для выхода инфляции на новый уровень. И уровень этот таков, что с ним по осени даже эффективные финансовые менеджеры из Центробанка вряд ли справятся.

Кстати, интересно, будут ли они вообще пытаться это сделать? Или в самый решающий момент просто умоют руки и сочувственно сообщат нам: «Очень жаль, господа, но золотовалютные резервы у нас закончились».

Борис Кагарлицкий

Источник






На главную