Страницы истории

Степан Разин

Во время Персидского похода Степан Разин несколько раз удивил современников. После того, как разинцы обманом захватили и разграбили городок Фарабат, после набегов на далекие туркменские земли, рискнул Степан подойти под самый город ветров Баку. На острове Свиной раскинули лагерь – кругом вода, никто незамеченным не подойдет, еды навезли, воды в ручейках вдоволь.

В июне подошел к острову флот Менды-хана, полтысячи плоскодонных лодок-сандалий.

– Тьма! – забеспокоились казаки. – Ужас как их много. И идут как-то странно, словно одна за другую держится.

А это Менды-хан, чтобы разинские струги ловчее в плен брать, сковал железными цепями сандалии. Плывут, словно сеть стальную тащат.

Но Разин тоже был не дурак:

– Стрелять в первую, в борт, да пониже!

Ударила со струга пушка, ядро пробило борт, тонет первая сандалия, вторую за собой на цепи тащит. Эти две – третью...

Еле унес ноги Менды-хан.
 

– Уф! Кажись все, – атаман оттер со лба пот. – На Астрахань!

Память народа прихотлива, на весах ее большое кажется легким, малое, легкое тянет сильно. Не остались в песнях-сказках туркменский поход, бои под Рештом и Свиным островом, остался пустяк – персидская княжна.

– А что-то, соколы, я давно свою басурманку не вижу? Ту, что неделю назад мне приволокли. Неужели и ее?..

– Был грех, атаман. Погорячились. Кто-то в воду метнул. Вино в голову ударило.

– Жаль... Полоните новую. Да почернявее, погибче.

Кинули за борт сотню, а в веках осталась одна. Да не просто осталась, знает народ – слаще той ночи ничего нет. «Целу ночь с ней провозжался...» И на Страшном суде тоненькая, в монистах перевесит все разрушенные крепости и потопленный флот.

«Что ж вы, черти, приуныли?..»