Страницы истории

Отношение к вопросу об участии в войне

Казалось бы, Соединенные Штаты сделали необходимые выводы. Они проанализировали причины, толкнувшие их на участие в Первой мировой войне, и уяснили, как впредь обезопасить себя от подобных ситуаций. И что же? Довольно скоро американцы обнаружили, что их медленно, но неотвратимо затягивает в орбиту нового конфликта. Как выяснилось, очень трудно придерживаться политики неприсоединения в то время, как множество воинственно настроенных, националистических правительств в Европе и на Дальнем Востоке постоянно совершают акты агрессии, ставящие под угрозу мир на трех континентах. Япония, Италия и Германия были одержимы идеей восстановления национальной чести. В стремлении обеспечить собственные экономические интересы и заложить фундамент «нового порядка» они силой навязывали свою власть другим сообществам. Эти три государства строили далеко идущие планы. Они рассчитывали, что победа в новой войне поможет им избавиться от ограничений, наложенных на них после недавнего поражения. Соединенные Штаты, все еще переживавшие ужасы прошлой войны, явственно видели, что в самом ближайшем будущем мир снова окажется на пороге трагического военного конфликта.

И действительно, государства-агрессоры не теряли времени даром. Хроника их завоеваний разворачивалась с нарастающей скоростью и размахом. В 1931 году Япония оккупировала Манчжурию. В 1933 году Адольф Гитлер занял пост канцлера Германии. Под его руководством страна вышла в 1935 году из Лиги Наций и приступила к реализации программы перевооружения. Третьего октября того же года Италия напала на Эфиопию. В 1936 году Германия заняла демилитаризованную Рейнскую зону, а в июле фашистская клика Франсиско Франко развязала гражданскую войну в Испанской республике. Вскоре к Франко присоединились Муссолини и Гитлер. В октябре 1936 года Германия и Италия подписали пакт о создании «Оси Берлин—Рим». В 1937 году Япония начала полномасштабную войну против Китая и совместно с Германией и Италией подписала Антикоминтерновский пакт. В этом документе намечалась программа объединенных действий против международного коммунизма. В 1938 году после обнародования своих планов о «жизненном пространстве» (Lebensraum) для немецкого народа Гитлер аннексировал Австрию и оккупировал Судетскую область. За три года до того нацисты официально декларировали политику антисемитизма и теперь приступили к прямым преследованиям евреев. Кульминацией этой кампании стала ночь на 9 ноября 1938 года, получившая название «Хрустальной ночи». В 1939 году Италия вторглась на территорию Албании; Гитлер захватил остатки Чехословакии, подписал пакт о ненападении с Советским Союзом и напал на Польшу.

Принципы коллективной безопасности, которые в 1918 году выглядели надежной гарантией мира, оказались бессильными перед агрессией гитлеровской коалиции. Возмущенные заявления и санкции Лиги Наций не возымели никакого действия. В то время как СССР выражал озабоченность по поводу подъема нацизма в Германии, Британия и Франция предпочитали отмалчиваться. Международная ситуация на тот момент была такова: ни одна европейская нация не обладала достаточной военной мощью, чтобы дать вооруженный отпор «Оси» или хотя бы решиться на активные дипломатические действия.

По ту сторону Атлантики американская демократия оказалась примерно в таком же положении. У президента Рузвельта не было ни политической поддержки, ни сильной армии, ни законных оснований для того, чтобы продемонстрировать нечто большее, чем формальное осуждение гитлеровской агрессии. Его личные убеждения уходили корнями в вильсоновский интернационализм, однако чувство ответственности перед миром отступало там, где речь шла о восстановлении родной страны после жестокой депрессии. Кроме того, Рузвельту приходилось считаться с мнением избирателей, а те ни в коей мере не желали видеть Америку втянутой в новую войну. Оборонная система Соединенных Штатов оставляла желать лучшего, а принятые Конгрессом законы о нейтралитете мешали президенту отличить жертву от агрессора. Сам Рузвельт разделял взгляды Невилла Чемберлена, который осенью 1938 года провозгласил политику умиротворения единственным путем достижения «мира в наше время». Однако, подобно своим коллегам в Британии и Франции, Рузвельт был озабочен вооруженной экспансией гитлеровской коалиции, которая несла угрозу американской безопасности. Он не мог предвидеть, куда приведет эта агрессия. Президент попытался донести свою тревогу до конгрессменов и широкой публики, но никто не пожелал его слушать.

К концу 1930-х годов в рузвельтовской внешней политике сложился некий стереотип. Президент на полшага опережал общественное мнение и осторожно подталкивал народ к приятию более активной международной политики, чем проводила его администрация. Сегодня, рассматривая в ретроспективе процесс эволюции американской внешней политики, мы можем выделить в нем три основные стадии.

На первой из них, длившейся с 1937-го по 1938 год, Рузвельт придерживался строгого нейтралитета, однако призывал к повышенной готовности. Война Японии с Китаем, начавшаяся в октябре 1937 года, подвигла президента на объявление «карантина» по поводу «эпидемии всемирного беззакония». Пытаясь «минимизировать риск нашего вовлечения», Рузвельт признавал, что Соединенные Штаты «не могут иметь полной защиты в мире беспорядка». В частных беседах президент осуждал «бандитов», стоявших у власти в Японии, Германии и Италии. Выступая публично в 1938 году, он призывал Конгресс увеличить военные расходы и расширить авиационное производство. В конце года состоялась Панамериканская конференция, участники которой заявили о своем намерении защитить Западное полушарие от происков «Оси». На тот момент Рузвельт считал, что этого вполне достаточно. Народ вряд ли одобрил бы более решительные шаги, тем паче что Британия и Франция по-прежнему воздерживались от решительных шагов в отношении держав-агрессоров.

На следующем этапе (1939–1941) взгляды Рузвельта подверглись заметной трансформации. Рассуждая о проблеме международной безопасности, американский президент делал упор на три важных, с его точки зрения, момента. Во-первых, он настаивал на оказании военной помощи Британии и Франции, полагая, что эффективное вооружение поможет этим державам остановить германскую экспансию. Во-вторых, Рузвельт неустанно говорил о повышении готовности, поскольку надеялся, что сильная система обороны отпугнет агрессоров от нападения на США. Наконец, в-третьих, президент твердо стоял на позициях неучастия американцев в военных действиях. После нацистского вторжения в Польшу Рузвельт, как и Вильсон в 1914 году, ограничился подтверждением нейтралитета своей страны. Правда, в отличие от Вильсона, подчеркнул: он не может «требовать от каждого американца, чтобы тот оставался нейтральным в своих помыслах». К началу осени державы Западного полушария договорились об установлении 300-мильной зоны безопасности вокруг Американского континента. Это соглашение подразумевало запрет на заход судов, принадлежавших воюющим странам. В ноябре установка на строгое соблюдение нейтралитета была несколько ослаблена, что позволило Соединенным Штатам снабжать Британию и Францию оружием за наличный расчет без «доставки на дом». Весной 1940 года германский блицкриг в Дании, Норвегии, Бельгии, Нидерландах и Франции заставил Рузвельта интенсифицировать подготовку к войне и – беспрецедентная мера в американской истории – объявить военный призыв в мирное время. В сентябре 1940 года, когда Англия в одиночку сражалась с нацистами, Соединенные Штаты поставляли на британские морские и воздушные базы свои старые миноносцы.

В ноябре 1940 года прошли очередные президентские выборы. Соперник Рузвельта, республиканец Уэнделл Уилки предупреждал избирателей, что «великий Ф. Д. Р.» вовлечет нацию в войну. Однако Рузвельт опроверг все обвинения и, обойдя Уилки, сумел сохранить должность на третий срок. Он немедленно приступил к «уламыванию» Конгресса на предмет дальнейшего расширения военной помощи. Поскольку Америка не имела права предоставлять Британии займы на приобретение вооружения, президент пошел окружным путем. Он убедил конгрессменов поставлять вооружение англичанам (и китайцам) на временной основе – как бы в долг (ленд) или в аренду (лиз). Намерение президента оказывать материальную помощь воюющим державам – причем в максимальном объеме и в минимальные сроки – никак не соответствовало декларированным прежде принципам нейтралитета. В результате к середине 1940–1941 годов с нейтралитетом было фактически покончено, вместо него заговорили о неучастии в войне.

В середине 1941 года наступила третья фаза в процессе формирования американской внешней политики. К тому времени Рузвельт начал понимать, что домашней и заморской подготовки недостаточно. Со всей настоятельностью встал вопрос о вступлении США в войну. Действия Соединенных Штатов в тот период свидетельствуют о неизбежности подобной перспективы, хотя президент предпочитал до поры до времени не раскрывать перед народом масштабы опасности. Прежде ему предстояло решить одну важную практическую проблему, а именно: каким образом Америка будет доставлять военное имущество к предполагаемому месту назначения? В апреле Рузвельт санкционировал американское морское патрулирование в водах Северной Атлантики, а также передал союзникам данные своей разведки. В июле 1941 года, после гитлеровского вторжения в Советский Союз, Рузвельт разместил американские войска в Исландии. В августе он встретился с британским премьер-министром Уинстоном Черчиллем и совместно с ним подписал «Атлантическую хартию» – документ, в котором были сформулированы цели текущей войны и изложены взгляды на устройство послевоенного мира. К сентябрю американцы уже не могли отрицать свою причастность к происходящим событиям. Тому свидетельство – регулярная материальная помощь союзникам, американские морские патрули, принятые на себя обязательства. Фактически Соединенные Штаты уже вели необъявленную морскую войну с Германией. Стычки продолжались весь сентябрь и октябрь, а в ноябре Рузвельт распространил помощь по ленд-лизу и на Советский Союз. Конгресс издал акт, разрешавший торговым судам вооружаться и заходить в зону военных действий.

Во внешней политике США периода 1937–1941 годов обращают на себя внимание несколько ключевых моментов. Далеко не все американцы «буквально» понимали принципы нейтралитета. Правильнее сказать, что лишь немногие из них верили, будто страна сможет сохранять абсолютную беспристрастность и оставаться в стороне от международных событий. Большинство же придерживались достаточно «широких» взглядов в данном вопросе. Они отрицали военное участие Соединенных Штатов в разворачивающемся конфликте, но с пониманием относились к проблемам демократических стран и одобряли союзническую помощь. Что касается Рузвельта, он рассматривал понятие нейтралитета еще более «свободно», последовательно двигаясь от позиции непредвзятого наблюдателя к вполне явным пристрастиям, укреплению военной мощи страны и наконец к открытым провокациям. По словам Черчилля, американский президент демонстрировал желание вести войну, но не объявлять ее. Вначале Рузвельт фокусировал основное внимание на конфликте в Европе, всеми силами стараясь избежать военных действий в Тихом океане. Однако события в Азии в конце концов решили дело и предопределили участие Соединенных Штатов в войне.