Страницы истории

Горячие точки планеты, 1945–1953 годы

В 1940-1950-х годах Восток и Запад неоднократно сталкивались друг с другом в целой серии международных кризисов, политических демаршей и открытых вооруженных конфликтов, имевших место в различных уголках мира.

В 1945–1946 годах ситуация в Европе и на Ближнем Востоке значительно обострилась, что позволило американцам составить мнение относительно истинных намерений Советского Союза. Сталин, похоже, и не думал выполнять данные в Ялте обещания. Во всяком случае, в 1945 году он отказался от проведения открытой, демократической политики в Польше. На следующий год возникло новое недоразумение: СССР всячески тормозил вывод своих войск из Ирана, который во время войны был оккупирован совместными силами американцев, англичан и русских. Соединенным Штатам пришлось прибегнуть к угрозам, и лишь тогда советские войска покинули страну. Этот инцидент укрепил президента Трумэна в уверенности, что жесткий тон и решительные действия вполне оправданы в отношениях с Советами. Рузвельт мог себе позволить длительную «обработку» Сталина посредством переговоров и всяческих уступок. А Трумэн избрал прямой и бескомпромиссный подход – в соответствии с изменившимся мировоззрением общества и своим взрывным темпераментом. Он вполне был согласен с Черчиллем, который в 1946 году произнес пророческие слова о «железном занавесе, опускающемся на континент».

В следующем году американское руководство обнародовало три важных политических заявления, которые проясняли его отношение к Советскому Союзу. В первом, получившем название «Доктрины Трумэна» (март 1947 г.), США осуждали «тоталитарные режимы, силой навязанные» Восточной Европе, и заявляли о своей готовности «поддерживать свободные народы, выступающие против подчинения вооруженному меньшинству в своих странах или давлению со стороны». Другими словами, Америка расширила свои функции – теперь она претендовала на роль «международного полицейского» не только в Западном полушарии, но и во всем мире. Своей задачей она ставила «помогать свободным народам в определении их судьбы в соответствии с принятыми ими решениями».

Второй документ под названием «План Маршалла» (июнь 1947 г.) формально был направлен на решение экономических проблем европейских государств, хотя истинной его целью являлась дискредитация коммунистических идеалов в мире «голода, нищеты, отчаяния и хаоса». Предложение государственного секретаря Джорджа К. Маршалла заключалось в следующем: Соединенные Штаты оказывают обширную экономическую помощь европейским странам, пострадавшим во Второй мировой войне. Как было сформулировано, «дабы обеспечить появление политических и социальных условий, в которых могут существовать независимые общественные институты». Взамен Америка получала добрых друзей и надежных покупателей. Справедливости ради следует отметить, что Соединенные Штаты предложили помощь и странам советского блока, однако СССР решительно ее отверг (на что, собственно, и рассчитывала администрация Трумэна). Советские лидеры осудили «План Маршалла», объявив его замаскированной попыткой привязать независимые нации к Соединенным Штатам. Это не помешало американцам вложить 13 млрд долларов в экономику Западной Европы в 1948–1951 годы. Результатом стало увеличение производительности европейской экономики, сдерживание инфляции и повышение уровня жизни населения.

Третий документ, появившийся на свет в июле 1947 года, касался пресловутой политики «сдерживания» и также был направлен против советских амбиций. Речь о так называемой «длинной телеграмме» (8 тыс. слов), направленной американским дипломатом Джорджем Кеннаном в Госдепартамент, а позже напечатанной в журнале «Форин эффейрз». В ней Кеннан сообщал своему начальству об опасных взглядах советского руководства, которое пребывало в уверенности, что «конечное падение» капитализма – только вопрос времени. Соединенные Штаты должны противопоставить подобной позиции «длительное, терпеливое, но твердое и бдительное сдерживанию экспансионистских устремлений России». Кеннан предупреждал, что бравада и самодовольство не помогут в разрешении международных кризисов. Тут необходимо «умелое и неусыпное противодействие в различных географических и политических точках планеты, которые постоянно меняются в зависимости от поворотов и маневров советской политики». На протяжении следующих сорока лет предложенное Кеннаном сдерживание стало основополагающим принципом американской внешней политики.

Возрождение Европы предполагало и подъем Германии. В 1947–1948 годы руководители США, Великобритании и Франции склонялись к идее объединить западные зоны оккупации в единую страну с названием Федеративная Республика Западной Германии. СССР, недовольный тем, что Запад нарушает ялтинские договоренности, решил в качестве карательных мер использовать экономические рычаги.

В июне 1948 года он перекрыл все наземные пути в Берлин, которые проходили через русскую зону оккупации. Так началась экономическая блокада Западного Берлина, которая длилась 324 дня. Некоторое время американские лидеры рассматривали перспективу нанесения ядерного удара или же создания мощных военизированных конвоев, но в конце концов остановились на варианте «воздушного моста», то есть снабжения города при помощи авиации. На протяжении одиннадцати месяцев Соединенные Штаты и Великобритания совместно перевезли в Западный Берлин от 1,5 до 2 млн тонн грузов. Сталин, как и лидеры западных стран, опасался использовать военные средства для решения конфликта. Поэтому он не препятствовал полетам союзников и в мае 1949 года снял экономическую блокаду города.

Трумэновская администрация с энтузиазмом восприняла идею сдерживания Советского Союза, однако с практическим применением этой идеи порой случались накладки. Неудача постигла Соединенные Штаты в Венгрии и Чехословакии, где в 1947 и 1948 годах установились прокоммунистические режимы. В 1949 году США предприняли еще одну – и весьма действенную – попытку противостоять советским планам: они заключили военный договор с западноевропейскими странами. В НАТО, Североатлантический союз, вошли 12 государств, которые договорились рассматривать нападение на любого из членов союза как посягательство на всю организацию. Для Соединенных Штатов это была вдвойне уникальная ситуация: впервые за свою историю они присоединились к военно-оборонительному блоку в мирное время; к тому же впервые подобный союз был заключен с европейскими странами. Образно выражаясь, Америка решительно подвела черту под 160-летней историей международных отношений, в которых прежде неукоснительно следовала принципам независимости и унилатерализма.

Вряд ли Соединенные Штаты всерьез рассчитывали уничтожить коммунизм во всем мире. Скорее они стремились уберечь от его экспансии собственные подконтрольные территории. В 1949–1950 годы произошли три события, которые вызвали серьезные опасения у американских лидеров. Ситуация развивалась явно не по плану. Прежде всего, в сентябре 1949 года президент Трумэн получил информацию об успешном испытании русскими атомной бомбы. Для Америки это сообщение прозвучало как гром среди ясного неба: их страна лишилась монополии на ядерное оружие, а вместе с ней – и уникального рычага воздействия на советскую политику. Приходилось все начинать заново, и американские ученые поспешно приступили к разработке нового, еще более мощного оружия массового поражения – водородной бомбы. Попутно Конгресс инициировал расследование на предмет, каким именно образом русские узнали атомные секреты Америки.

В октябре того же года пришли неприятные известия из Китая: националистическое правительство Чан Кайши, верного союзника Соединенных Штатов в военные годы, потерпело поражение в гражданской войне с китайскими коммунистами, возглавляемыми Мао Цзедуном и Чжоу Энлаем. Некоторые политики рассматривали Мао как независимого лидера, не пользующегося ни симпатиями, ни доверием Сталина. Однако большинство сходилось во мнении, что образование Китайской Народной Республики – не что иное, как результат расширения сферы влияния единого коммунистического фронта. В США разгорелись горячие споры по поводу того, кто виновен в «потере» Китая. Администрация Трумэна чувствовала себя обязанной предпринять какие-то действия, чтобы остановить «коммунистические беспорядки» на Дальнем Востоке. И США приняли решение поддержать Францию в борьбе, которую та вела против национально-освободительного движения в колониальном Индокитае. В феврале 1950 года Соединенные Штаты предоставили Франции военную помощь в размере 18 млн долларов – чтобы помочь изгнать с территории Вьетнама мятежников под предводительством пламенного националиста и убежденного коммуниста Хо Ши Мина. Это ознаменовало начало 25-летней антикоммунистической кампании, которую вели США во Вьетнаме.

Президентский Совет национальной безопасности также настаивал на использовании военных средств для сдерживания коммунистической экспансии. В апреле 1950 года был обнародован памятный «Меморандум СНБ № 68» – документ, в котором федеральному правительству рекомендовалось вчетверо увеличить бюджетные затраты на оборону, создать достойную армию, продолжить работы по наращиванию ядерного потенциала страны и расширять участие в международных альянсах. Пора было менять политику полумер – политического, экономического и дипломатического характера – на мощное военное давление.

А в июне 1950 года произошли события, которые подтолкнули Америку на пути милитаризации. На сей раз болевая зона располагалась в Корее – области, которая прежде не входила в сферу особых интересов США в Азии. В 1945 году эта страна была поделена пополам (как тогда считалось, «временно») по 38-й параллели. СССР одобрил и поддержал создание в Северной Корее коммунистического правительства под руководством Ким Ир Сена. В ответ американцы сформировали в Южной Корее диктаторский режим прозападной направленности. Во главе его встал Ли Сын Ман. Двадцать четвертого июня северокорейская армия начала вторжение на территорию южных соседей.

Возможно, северяне намеревались осуществить воссоединение страны или же наказать южных коллаборационистов. А может, надеялись, что это нападение спровоцирует начало гражданской войны. И уж наверняка Север не рассчитывал на ответный удар со стороны Соединенных Штатов. Историки и по сей день выдвигают различные гипотезы. Большинство из них сходятся в том, что Сталин – в принципе одобряя вторжение – не предпринимал практических шагов, дабы его спровоцировать. Однако тогда президент Трумэн посчитал, что эта военная операция инспирирована Советским Союзом с целью распространения «заразы коммунизма» и проверки на прочность американских позиций. Он обратился в ООН с требованием проведения «полицейской акции». ООН, недовольная тем пренебрежением, с которым СССР отнесся к решениям Совета Безопасности, дала такое разрешение. Генерал Дуглас Макартур вновь вернулся в Азию, чтобы руководить международной (с безусловным преобладанием американцев) операцией против Северной Кореи.

Фото времен Корейской войны

С июня 1950 года до марта 1951 года ни одна из сторон не могла добиться решающего перевеса. На первых порах северокорейская армия захватила инициативу и значительно потеснила противника к югу, в направлении города Пусан.

Однако в середине сентября Макартур сделал ответный ход: зайдя в тыл врагу, он организовал высадку своих войск в Инчхоне и маршем повел их на север, к китайской границе. Неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы в ноябре навстречу им не выдвинулась китайская армия. Она не только остановила продвижение боевых соединений ООН, но и вернула их на исходные рубежи, за 38-ю параллель. В марте 1951 года Макартур со своими войсками оказался там же, откуда стартовал. В Корейской войне (как называли ее в Америке) воцарилось затишье, зато разгорелась новая битва – между Трумэном и Макартуром. Президент склонялся к урегулированию конфликта путем переговоров; в отличие от него, генерал жаждал крови – он намеревался во что бы то ни стало уничтожить неприятеля и был готов в случае необходимости перенести боевые действия на китайскую территорию. Стратегические расхождения стали достоянием гласности, причем большинство американцев поддерживали Макартура. Это, однако, не помешало Трумэну в апреле 1951 года освободить Макартура от занимаемой должности. Разногласия в верхах еще больше усложнили и без того запутанную военную кампанию.

Начавшиеся в июле 1951 года мирные переговоры растянулись на два года, а боевые действия тем временем продолжались. К моменту, когда в июле 1953 года было подписано соглашение о перемирии (по сути означавшее конец войны), более 54 тыс. американцев сложили головы в далекой Корее, еще 100 тыс. были ранены. Среди корейцев потери составляли свыше 2 млн человек. Данный конфликт стал первым в длинной череде эпизодов, когда холодная война превращалась в «горячую», и Соединенные Штаты бросали войска в бой против коммунистической экспансии. Он продемонстрировал, насколько расширились полномочия президента и как государство может вступать в сражение без объявления Конгрессом войны. Корейский конфликт также стал поводом для глубочайшего национального разочарования: действительно, страна, победившая могущественные державы Оси, не смогла справиться с Северной Кореей. А еще эта война сыграла фатальную роль в судьбе демократов, которые на выборах 1952 года лишились всего – и президентства, и большинства в сенате и палате представителей.