Страницы истории

Результаты рейгановской внутренней политики

В конечном счете Рейган одержал достаточно побед, чтобы обеспечить себе поддержку избирателей и победу на выборах 1984 года, так что на второй срок он прошел вполне заслуженно. Но старт был нелегким. Через год после того как Рейган провел в 1981 году запланированное снижение налогов и правительственных расходов, страна оказалась в тисках экономического спада – самого тяжелого со времен печально знаменитых 1930-х годов. Уровень безработицы вырос до 11 %, побив все рекорды с 1940 года. Однако уже к концу 1983 года наметилась стойкая тенденция к улучшению. Федеральная резервная система проводила жесткую кредитно-денежную политику, нефтедобывающие компании ослабили контроль над ценами на сырую нефть, военные расходы стимулировали развитие некоторых секторов промышленности, а логика экономического спада позволяла держать цены в узде.

В будущем перед американской нацией открывались весьма приятные перспективы. Инфляция, этот неизменный кошмар современной экономики, замедлила рост. Если в первый год правления Рейгана стоимость жизни выросла на 9 %, то позже этот рост составлял всего 4 % – большой прогресс после 12-13-проценетного увеличения, который наблюдался в последние годы при Картере. В конечном счете правительству Рейгана удалось взять под контроль ситуацию, которая казалась безнадежной. Еще два важных показателя – процентная ставка по кредитам и уровень безработицы – снизились вдвое, что стимулировало уровень продаж потребительских товаров и объемы инвестиций. Экономика на подъеме создала свыше 14 млн новых рабочих мест. Реальный доход, остающийся после уплаты налогов, вырос на 27 %. ВНП страны, даже с учетом инфляции, скачком увеличился на 28 %. Промышленный индекс Доу – Джонса, главный показатель фондовой биржи, удвоился, и при этом рынок ценных бумаг стал более безопасным. К концу 1990-х годов большая часть американцев предпочитала держать свои капиталы в акциях и облигациях. К 2000 году индекс Доу– Джонса вырос в 10 раз.

Однако существовал ряд проблем, омрачавших виды американцев на будущее. В то время как совокупное национальное богатство возросло, распределение его стало еще более неравномерным. Если в конце 1970-х годов верхушка общества (примерно 1 % населения) держала в своих руках одну пятую национального достояния, то в конце 1980-х годов эта доля уже равнялась одной трети. К тому моменту как Рейган оставил свой пост, 10 % богатейших людей Америки контролировали две трети всей частной собственности. Примерно одна пятая американских семей, принадлежащая к элите общества, имела все основания радоваться жизни: их доля в совокупном национальном доходе постоянно росла. В то же время остальные четыре пятых вынуждены были мириться с тем фактом, что их доля неуклонно падает. Проще говоря, богатые становились еще богаче, а бедные, соответственно, беднее. Еще при Никсоне наметилась тревожная тенденция: процесс обнищания американцев шел со все возрастающей скоростью. К 1983 году свыше 15 % населения жили в бедности – наивысший показатель с 1960-х годов. К концу пребывания Рейгана в Белом доме процент бедных остался на том же уровне, что и в начале этого срока. Его администрации так и не удалось улучшить жизнь беднейших членов общества. Большая часть вновь образованных рабочих мест относилась к низкооплачиваемым. Возможность получить работу в производственной сфере уменьшалась, поскольку с некоторых пор корпорации предпочитали иметь дело с более дешевой рабочей силой за рубежом. Перспектива потерять работу вдруг обрела реальность для любого из «синих воротничков» – независимо от уровня образования и квалификации. Процент организованных рабочих с устойчивой зарплатой и пенсией неуклонно снижался с начала 1970-х годов. Если в 1945 году профсоюзами была охвачена треть рабочего класса Америки, то в конце 1980-х годов эта цифра снизилась вдвое. Другими словами, обещанное процветание наступило, но пришло далеко не ко всем американцам.

Не меньше поводов для беспокойства доставляло безответственное поведение правительства. Президентский консерватизм не распространялся на финансовую сферу. Всякий раз, когда доходило до чрезмерных трат (а для администрации Рейгана это была рядовая ситуация – тратить больше, чем имеешь), старина Рузвельт выглядел просто крохобором перед нынешним президентом. На момент вступления Рейгана в должность бюджетный дефицит достиг рекордной цифры в 79 млрд долларов, и казалось, дальше ехать некуда. И что же? По прошествии двух президентских сроков Рейгана эта цифра выросла чуть ли не вдвое. Даже самые великодушные и, так сказать, «откорректированные» отчеты вынуждены были признавать характерную черту «рейганомики» – непомерный дефицит бюджета. Речь шла о колоссальных суммах, поспорить с которыми могли лишь затраты на обеспечение победы во Второй мировой войне. За время правления Рейгана сумма государственного долга почти утроилась. Выплаты по ссудным процентам в 1981 году «съедали» 10 центов из каждого федерального доллара. Восемь лет спустя эти 10 центов превратились уже в 15. В довершение ко всем бедам не только работа уплывала за океан, следом за ней отправлялись и американские доллары. Внешнеторговый дефицит в 1980-х годах вырос в четыре раза (и это в стране, которая за последние сто лет сумела добиться положительного торгового баланса). В результате нация, давно и прочно завоевавшая звание крупнейшего мирового кредитора, превратилась в крупнейшего в мире должника. Фондовая биржа не преминула отреагировать на эту тревожную ситуацию: акции перестали расти в цене. Более того, произошло их катастрофическое падение. В октябре 1987 года индекс Доу – Джонса снизился сразу на 22 %, и это стало самым страшным спадом за последние семьдесят пять лет. Рыночная стоимость обыкновенных акций резко снизилась – на полмиллиарда долларов за одну торговую сессию.

Аморальность чиновников, входивших в рейгановскую команду, лишь усугубляла беды республиканцев. Против них неоднократно выдвигались обвинения – во взяточничестве, незаконном лоббировании, заговорах и злоупотреблении властью. Это не помешало Рейгану уверенно выиграть выборы в 1984 году, но вот его коллеги по партии так и не сумели захватить лидирующие позиции в палате представителей. Хуже того, в 1986 году они утратили контроль и над сенатом. В результате последние два года своего пребывания у власти Рейган вынужден был работать с демократическим Конгрессом. Этому человеку было чем гордиться, но также было и в чем покаяться. Подобно своим предшественникам, республиканским президентам 1920-х годов, он пережил вместе со страной экономический подъем, однако подъем этот был необычным как по размаху, так и по неровному характеру.