Страницы истории

Операция «Крусейдер»

После краха предпринятой в середине лета 1941 года попытки добиться решающей победы в Африке и изгнать противника с этого континента Черчилль еще больше внимания сосредоточил на достижении этой цели. Он был полон решимости возобновить эту попытку как можно быстрее и более крупными силами. Вот почему он не переставал посылать подкрепления в Египет и отмахивался от напоминаний своих военных советников о давно принятом решении, что оборона Дальнего Востока, и в особенности Сингапура, уступает по важности лишь обороне самой Великобритании и важнее обороны Среднего Востока. Начальник имперского генерального штаба Дилл пытался напомнить Черчиллю об этом тщательно продуманном решении, но у него был слишком мягкий характер, он был слишком почтительным, чтобы отстоять свои взгляды перед такой сильной личностью, как Черчилль.

Обстановка на Дальнем Востоке угрожающе обострялась, а находившиеся там английские войска по-прежнему были ничтожно слабыми. До сих пор Япония воздерживалась от вступления в войну, однако принятые в июле Рузвельтом и Черчиллем меры по изоляции ее экономики вынуждали Японию нанести. ответный удар единственно возможным для нее путем — силой оружия. Колебания Японии позволили получить Америке и Великобритании более чем четырехмесячный срок для совершенствования своей обороны в районе Тихого океана. Союзники, однако, не смогли извлечь пользы из этой отсрочки. Великобритания упустила это время, так как все интересы и усилия Черчилля были сосредоточены на Северной Африке. Таким образом, Роммель косвенно способствовал падению Сингапура — как подавляющим впечатлением, которое он производил на английского премьер-министра, склонного придавать особое значение личности в истории, так и потенциальной угрозой захватить долину Нила и Суэцкий канал.

Перед новым наступлением в Африке (операция получила кодовое название «Крусейдер») английские войска были значительно усилены и перевооружены. Число танковых частей возросло с четырех до четырнадцати. Ударная группа получила четыре полностью укомплектованные бронетанковые бригады, а гарнизон Тобрука — одну. Эта бригада была переброшена морем и предназначалась для использования при прорыве с плацдарма навстречу ударной группе. Были переброшены также три моторизованные пехотные дивизии. Теперь англичане имели четыре такие дивизии, не считая свежую дивизию в Тобруке, где английская 70-я дивизия сменила австралийскую 9-ю дивизию, вынесшую основную тяжесть осады.

В противоположность этому Роммель не получил значительных подкреплений из Германии и ни одного дополнительного танкового полка для усиления первоначально имевшихся у него четырех танковых полков. 5-я легкая дивизия была переименована в 21-ю танковую, но танков в ее составе не прибавилось. Единственное, что Роммелю удалось сделать для увеличения своих сил, — это сформировать на месте пехотную дивизию (сначала она называлась Африканской, а позже — 90-й легкой дивизией), использовав для этой, цели несколько сверхштатных артиллерийских дивизионов и пехотных батальонов. Итальянские войска, насчитывавшие три дивизии (из них одна бронетанковая), были усилены тремя пехотными дивизиями меньшего состава, однако их ценность значительно снижалась тем, что они имели на вооружении устаревшую технику и не были обеспечены автотранспортом. Таким образом, их можно было использовать лишь для выполнения задач статического характера, и они резко ограничивали свободу стратегического маневра Роммеля.

Англичане теперь имели большое преимущество в авиации. Их военно-воздушные силы были доведены в целом почти до 700 самолетов (против 120 немецких и 200 итальянских самолетов).

По танкам и бронемашинам превосходство англичан оказалось еще более внушительным. Когда началась операция «Крусейдер», у англичан было свыше 710 пушечных танков (в том числе более 200 пехотных), в то время как противник имел всего лишь 174 немецких пушечных танка и 146 итальянских танков устаревшего типа. Таким образом, англичане обладали более чем двукратным превосходством над противником в целом и более чем четырехкратным превосходством над немцами, две танковые дивизии которых расценивались английским командованием как «костяк армии противника». К тому же Роммель не имел танкового резерва, если не считать небольшого числа отправленных на ремонт машин, в то время как у англичан в резерве или в пути на транспортах находилось около 500 танков. Таким образом, англичане гораздо в большей степени были подготовлены к ведению продолжительных боевых действий. Этот резерв в конце концов перетянул чашу весов сражения в пользу англичан.

Главным преимуществом Роммеля, опираясь на которое он надеялся компенсировать огромное превосходство англичан в танках, было то, что к осени две трети его противотанковых пушек составляли новые длинноствольные 50-мм пушки, пробивная способность которых была примерно на 70 % выше, чем у старых 37-мм. пушек, и на 25 % выше, чем у английских 40-мм пушек. Теперь противотанковая оборона немецких войск не зависела в такой степени, как летом, от горстки 88-мм пушек.

Помимо отправки в Египет крупных подкреплений и нового вооружения Черчилль заменил командование ударного соединения в Африке. Через четыре дня после провала операции «Бэттлэкс» Уайвелл был освобожден от командования и его заменил Окинлек, командовавший раньше английскими войсками в Индии. Вскоре после этого были сменены командующий ударным соединением и командир бронетанковой дивизии.

Черчилля всегда раздражала осторожность Уэйвелла, и после разочаровывающего итога операции «Бэттлэкс» он принял окончательное решение о назначении нового главнокомандующего. Однако (и это опять вызвало у Черчилля раздражение) Окинлек стал также упорно сопротивляться требованиям поскорее возобновить наступление и настаивал на том, чтобы подождать, пока войска будут полностью подготовлены. В результате следующее наступление — операция «Крусейдер» — было предпринято лишь в середине ноября, то есть через пять месяцев после операции «Бэттлэкс». Тем временем значительно усиленное ударное соединение стало именоваться 8-й армией, и, командование ею было передано генерал-лейтенанту Каннингхэму, ранее руководившему действиями английских войск по изгнанию противника из Сомали и Эфиопии. В состав армии входили 13-й корпус под командованием генерал-лейтенанта Годуин-Остина и 30-й (бронетанковый) корпус под командованием генерал-лейтенанта Норри. За исключением Норри, никто из новых командиров не имел опыта управления бронетанковыми соединениями и ведения боевых действий против бронетанковых сил. Норри был прислан на замену, так как опытный танкист, назначенный до него командиром бронетанкового корпуса, погиб в авиационной катастрофе — незадолго до начала операции.

В 13-й корпус входили новозеландская и индийская 4-я дивизии, а также бригада пехотных танков. 30-й корпус состоял из 7-й бронетанковой дивизии (7-я и 22-я бронетанковые бригады), 4-й бригадной группы, 2-й моторизованной бригады и южноафриканской 1-й дивизии. Южноафриканская 2-я дивизия находилась в резерве.

По замыслу операции, 13-й корпус должен был сковать войска противника, занимавшие приграничные позиции. В это время 30-му корпусу следовало обойти эти укрепленные позиции с фланга с задачей обнаружить и уничтожить бронетанковые силы Роммеля, а затем соединиться с гарнизоном Тобрука, который должен был прорываться навстречу 30-му корпусу. Таким образом, корпусам предстояло действовать в отдаленных друг от друга районах, а не совместно. Самое сильное бронетанковое соединение — бригада, имевшая на вооружении танки «матильда» и «валентайн», — не должно было принимать участия в танковой битве, а лишь действовать небольшими группами совместно с пехотой.

Когда развернулось наступление, такое расчленение на отдельные группы быстро привело к раздроблению сил наступающих на всех участках. Тем самым англичане лишились первоначального преимущества, достигнутого благодаря стратегическому обходному маневру, который застал противника врасплох и на время привел его в замешательство. Наступление англичан оказалось дезорганизованным, и в значительной степени по вине самих англичан. Роммель по этому поводу язвительно заметил: «Что толку от того, что у вас два танка против одного моего, если вы рассредоточиваете их, позволяя тем самым уничтожать по отдельности? Вы подставили мне под удар три бригады одну за другой».

Причиной этой неудачи послужил устаревший принцип, который многие годы включался в каждый устав и вдалбливался в штабном колледже. Этот принцип гласил, что «уничтожение главных сил противника на поле боя» — основная и единственно правильная цель командира. В период между войнами этот принцип горячо отстаивали командиры, склонные отдавать предпочтение пехоте, если стоял вопрос об использовании танков. Они обычно заявляли: «Нужно уничтожить танки противника — и тогда мы сможем обеспечить успех в бою». Живучесть такого подхода наглядно проявилась в распоряжениях, отданных 8-й армии и ее бронетанковому корпусу: «Ваша ближайшая задача — уничтожение бронетанковых сил противника». Однако сами по себе бронетанковые силы не должны быть ближайшей целью, поскольку они маневренны и их не так легко обнаружить, как пехотные соединения. Уничтожение их скорее всего достигается косвенным путем — когда противник использует их для прикрытия или захвата какого-либо особенно важного объекта. Пытаясь слишком прямолинейно решить задачу уничтожения постоянно уходящих из-под удара танковых войск Роммеля, английские бронетанковые силы не только растянулись и рассредоточились, но и оказались в ловушке, попав под губительный огонь противотанковой артиллерии.

Английский 30-й корпус пересек границу рано утром 18 ноября и начал обходить фланг противника слева в направлении Тобрука. Наступление осуществлялось под прикрытием авиации, хотя в этом прикрытии, имевшем целью не допустить обнаружения и противодействия со стороны противника, не было непосредственной необходимости, поскольку после сильной бури аэродромы противника залило водой и его самолеты не могли подняться в воздух. По этой же причине не имело значения снижение темпов марш-подхода. Роммель совершенно не подозревал, что вот-вот на него должна обрушиться «стальная буря». Он сосредоточил все свое внимание на подготовке намеченного им штурма Тобрука, и его ударная группа, готовая к штурму, была переброшена в этот район, хотя он и создал сильное прикрытие в пустыне к югу от Тобрука для предупреждения контрудара противника.

К вечеру 18 ноября английские танки оседлали южную дорогу от Ридотта Капуццо и на следующее утро двинулись на север. Ширина фронта их действий, по мере того как они оттесняли заслон, выставленный Роммелем, постепенно увеличилась с 30 до 50 миль. Отрицательные последствия этой растянутости войск по фронту не замедлили сказаться.

В центре два полка 7-й бронетанковой бригады захватили аэродром противника на плоской вершине горного кряжа у Сиди-Резега, в 12 милях от внешнего обвода обороны Тобрука. Остальная часть бригады и группа поддержки дивизии подошли только утром 20 ноября. К этому времени Роммель спешно подтянул часть Африканской дивизии с большим количеством противотанковых пушек, чтобы удержать гребень кряжа и блокировать дорогу. Английские войска в этом районе не получили никаких подкреплений, так как две другие бронетанковые бригады были скованы тяжелыми боями, а южноафриканская 1-я дивизия наступала в западном направлении.

На западном фланге произошло следующее. 22-я бронетанковая бригада встретила итальянские танки и, тесня их, готовилась атаковать укрепленную позицию итальянцев вблизи Бир-эль-Гоби. 22-я бронетанковая бригада состояла из территориальных добровольческих полков, которые лишь незадолго до этого были оснащены танками и не имели опыта ведения боевых действий в пустыне. Предприняв лихую атаку в духе бессмертной «атаки легкой бригады под Балаклавой», они подверглись сильному обстрелу итальянской артиллерии и потеряли больше 40 танков из 160. Предполагая, что наступление идет успешно, командир корпуса направил туда южноафриканцев для захвата Бир-эль-Гоби.

На восточном участке появление крупных немецких танковых сил вблизи тылового района 4-й бронетанковой бригадной группы застало ее врасплох. Преследуя немецкие разведывательные подразделения, она растянулась в колонне на 25 миль. И прежде чем главные силы группы успели прийти на помощь, арьергард этой бригадной группы был сильно потрепан. Этот удар явился продолжением первого контрманевра Роммеля и был нанесен сильной боевой группой (два танковых подразделения 21-й танковой дивизии), высланной в южном направлении для разведки.

И все же английским бронетанковым силам на этом фланге повезло в том отношении, что им не пришлось встретиться со всем Африканским корпусом на следующее утро. Дело в том, что командир этого корпуса Крувелл на основе неверной информации предположил, будто наибольшую опасность представляет продвижение англичан по северной дороге от Ридотта Капуццо. Крувелл поэтому направил обе свои танковые дивизии к Ридотта Капуццо, но противника не обнаружил. Не зная обстановки из-за отсутствия воздушной разведки, немцы искали противника в «тумане войны» на ощупь. Хуже того, в этом рейде на восток у 21-й танковой дивизии кончилось горючее, и она на время была лишена мобильности. В этот день смогла вернуться только 15-я танковая дивизия. После полудня она нанесла удар по все еще изолированной 4-й бронетанковой бригаде в Габр-Салехе.

Эта бригада второй день подряд принимала на себя основную тяжесть немецкого контрудара и несла большие потери.

Английские вышестоящие командиры были хорошо информированы о маневрах противника, но они медлили и не воспользовались передышкой, полученной из-за временного отсутствия на поле боя Африканского корпуса. Не были приняты безотлагательные меры, чтобы собрать в кулак три рассредоточенные бронетанковые бригады. Лишь к полудню, когда положение 4-й бронетанковой бригады стало критическим, на помощь ей была направлена 22-я бригада, которую раньше планировалось послать на соединение с 7-й бригадой у Сиди-Резега. Чтобы совершить этот маневр с одного фланга на другой, 22-й бригаде предстояло пройти большой путь, и она прибыла на поле боя лишь к вечеру, слишком поздно, чтобы оказать помощь участвовавшим в этом бою войскам.

Все это время новозеландская дивизия и бригада пехотных танков 13-го корпуса находились всего в 11 милях от места боя, у Бир-Гибни. Готовые прийти на помощь своим войскам, они так и не приняли участия в танковом бою. Их предложение оказать помощь командование отклонило. Это красноречиво свидетельствует о том, насколько неукоснительно соблюдалась при проведении этого сражения идея ведения боевых действий в «двух секторах».

Утром 21 ноября английские бронетанковые бригады в Габр-Салехе обнаружили, что противник перед их фронтом исчез. Роммель к этому времени составил себе ясную картину расположения англичан и приказал Крувеллу обеими танковыми дивизиями нанести сосредоточенный удар по выдвинувшимся английским войскам у Сиди-Резега.

Непосредственно перед этим Норри приказал этим войскам продолжать продвижение к Тобруку, а гарнизону Тобрука начать боевые действия по снятию блокады города. Однако этот план был сорван раньше, чем началось его осуществление. В 8.00 было замечено приближение двух немецких танковых колонн с юга и востока. Два из трех английских танковых полков у Сиди-Резега спешно двинулись навстречу противнику. Таким образом, остался лишь один полк (6-й танковый), который должен был проложить путь к Тобруку, но и он вскоре попал под огонь удачно расположенной артиллерии противника. Тем временем два других — танковых полка приняли на себя всю тяжесть удара Африканского корпуса. Один из них (7-й гусарский полк) был смят и почти полностью уничтожен 21-й танковой дивизией, а другой (2-й танковый полк) так смело атаковал 15-ю танковую дивизию, что противник повернул назад. После полудня немцы предприняли новую атаку и, умело применив тактику скрытного выдвижения противотанковых пушек впереди своих танков и на флангах противница, нанесли ощутимые удары. Остатки 7-й бронетанковой бригады спасло от уничтожения лишь прибытие 22-й бронетанковой бригады из Габр-Салеха. 4-я бригада появилась лишь на следующий день. Что же касается попытки прорыва из Тобрука, то предпринявшие ее войска вклинились в позиции немецко-итальянских войск, блокировавших Тобрук, только на четыре мили. Дальнейшее их продвижение приостановилось из-за неудачи, которую потерпел 30-й корпус. Прорывавшиеся войска оказались в опасном положении на узком и длинном выступе.

Когда наступил рассвет пятого дня, Африканский корпус вновь исчез с поля боя, но на этот раз только для того, чтобы пополнить горючее и боеприпасы. Роммелю не понравилось даже это короткое затишье. Примерно в полдень он прибыл в штаб 21-й танковой дивизии, которая находилась неподалеку от поля боя, и приказал ей скрытно приблизиться к противнику и атаковать его. Следуя в западном направлении по долине севернее Сиди-Резега, немецкий танковый полк нанес удар по западному флангу английской позиции, захватил аэродром и уничтожил часть группы поддержки, прежде чем подоспели на помощь две оставшиеся английские бронетанковые бригады. Запоздалые контратаки этих бригад проводились без должного согласования, и противник легко отразил их.

На этом день неудач не кончился. Немецкая 15-я танковая дивизия, в сумерках возвращаясь в район боя, после дня отдыха, вышла в тыл 4-й бронетанковой бригады и окружила район, где находились ее штаб и резерв — 8-й гусарский полк. Большая часть личного состава английских подразделений, танки и радиостанция попали в руки противника. Командир бригады руководил контратакой у Сиди-Резега и потому избежал плена. Когда же на рассвете 23 ноября он обнаружил, что его бригада разгромлена и рассеяна, а он остался без средств управления и не имеет возможности собрать уцелевшие подразделения, это окончательно парализовало его действия.

Как бы в порядке компенсации подобной же участи подвергся рано утром 23 ноября штаб Африканского корпуса. Дело в том, что Каннингхэм наконец отдал 13-му корпусу приказ начать продвижение вперед. 22 ноября новозеландцы заняли Ридотта Капуццо. 6-й бригаде было приказано продвинуться к Сиди-Резегу. На рассвете 23 ноября она натолкнулась на штаб Африканского корпуса и разгромила его. Крувелл избежал плена лишь потому, что в это время уехал из штаба, чтобы непосредственно руководить следующим этапом операции. Однако потеря офицеров оперативного отдела и радиостанции вызвала серьезные затруднения в последующие дни, причем эти затруднения были гораздо большими, чем считали англичане, которых беспокоили собственные трудности.

23 ноября было воскресенье. В Англии этот день называют «воскресенье перед рождественским постом», а в Германии — «Тотензоннтаг» — «воскресенье, когда поминаются умершие». В свете того, что случилось 23 ноября, немцы впоследствии дали именно такое название и этим боям.

Ночью английские войска отошли на несколько миль от Сиди-Резега в южном направлении и стали ждать, пока подтянется южноафриканская 1-я дивизия. Но соединиться этим силам не удалось. Неожиданно появились немецкие танковые дивизии. Это застало англичан и южноафриканцев врасплох. Немецкие танки ворвались в район расположения транспортных средств и обратили противника в паническое бегство.

Последствия катастрофы могли бы быть печальнее, но в этот момент немецкие танковые дивизии прекратили дальнейшее продвижение по приказу Крувелла. Командующий решил разобраться в обстановке и, прежде чем нанести основной удар, подождать подхода итальянской дивизии «Ариете». Но итальянцы продвигались осторожно и медленно, и Крувелл лишь после полудня смог атаковать с юга главные силы Норри — изолированные к этому времени 5-ю южноафриканскую бригаду и 22-ю бронетанковую бригаду (некоторым другим частям и подразделениям удалось выскользнуть из ловушки). Однако англичане уже успели организовать прочную оборону. Введя в бой крупные силы, Крувелл в конечном счете сумел ворваться на позиции англичан и подавить оборону. Около 3 тыс. англичан попали в плен или были убиты, но при этом и Африканский корпус потерял свыше 70 танков из 160.

Потери в танках, понесенные в результате одной прямой атаки на оборонительные позиции англичан, в значительной мере нейтрализовала существенные преимущества, достигнутые благодаря умелому маневру в предыдущие дни. Слишком дорогой ценой пришлось расплачиваться немцам за этот тактический успех. И в стратегическом плане это нанесло вреда больше, чем любые другие неудачи в ходе операции «Крусейдер». Хотя 30-й корпус и понес гораздо большие потери и теперь у него в строю насчитывалось всего около 70 танков из 500, у англичан еще оставались большие резервы, в то время как у Роммеля их не было.

24 ноября в ходе сражения произошел еще один драматический поворот. Теперь Роммель стремился развить успех, нанося глубокий удар всеми своими подвижными силами по тыловому району 8-й армии. Он не стал терять время на сосредоточение сил и приказал 21-й танковой дивизии начать движение в сторону границы. Действиями дивизии руководил сам Роммель. 15-й танковой дивизии было приказано следовать за 21-й дивизией. Предварительно Роммель заручился обещанием итальянского командования, что бронетанковая дивизия «Ариете» и моторизованная дивизия «Триесте» поддержат немецкие танковые дивизии и помогут замкнуть кольцо окружения вокруг английских войск.

Как указывалось в донесении, отправленном накануне вечером в Берлин и Рим, Роммель первоначально планировал воспользоваться разобщенностью английских войск и деблокировать немецко-итальянские гарнизоны в приграничной зоне. Однако, как свидетельствуют старшие офицеры его штаба и записи в журнале боевых действий, Роммель внезапно изменил свое решение. «Главнокомандующий принял решение, — указывается в журнале, — преследовать противника танковыми дивизиями, восстановить положение на фронте у Соллума и в то же время продвинуться к тыловым коммуникациям англичан в районе Сиди-Омара… Это означает, что они вскоре будут вынуждены отказаться от борьбы».

Роммель намеревался не только разгромить тылы противостоящих ему войск и захватить склады предметов снабжения, но и сломить волю англичан. В тот момент такой удар мог дать еще больший эффект, чем рассчитывал Роммель, так как после катастрофического исхода танкового сражения Каннингхэм решил отвести войска за границу. Этого не случилось только потому, что прилетевший из Каира Окинлек настоял на продолжении борьбы. Тем не менее бросок немецких войск к границе вызвал паническое бегство английских сил и, разумеется, посеял еще большую тревогу в штабе 8-й армии.

К 16.00 Роммель достиг границы у Бир-Шеферзена, покрыв за пять часов расстояние в 60 миль по пустыне. Он сразу же выслал боевую группу с задачей прорвать заграждения на границе и двигаться в северо-восточном направлении к перевалу Халфайя, чтобы, завладев идущей к побережью дорогой, перехватить пути возможного отхода войск 8-й армии и поставить под угрозу ее тылы. Роммель, немного проводив боевую группу по намеченному маршруту, решил вернуться назад. Неожиданно в его машине отказал двигатель. К счастью, мимо в своей командирской машине случайно проезжал Крувелл. Но наступали сумерки, а его водитель никак не мог найти проход в проволочном заграждении. Таким образом, Роммель и Крувелл вместе с начальниками штабов провели ночь в расположении английских и индийских войск. Их спасла только естественная привычка простых солдат «не тревожить спящих генералов». Командирская машина Крувелла была трофейной, и это обстоятельство помогло Роммелю и Крувеллу на рассвете ускользнуть и беспрепятственно добраться до штаба 21-й танковой дивизии.

Вернувшись после 12-часовой задержки, Роммель узнал, что 15-я танковая дивизия еще не вышла к границе, а дивизия «Ариете» вынуждена была остановиться на начальном этапе продвижения, обнаружив на своем пути южноафриканскую 1-ю бригаду. Транспортные колонны, подвозившие запасы горючего, также не смогли прибыть. Эти задержки ограничивали развитие контрудара Роммеля. Теперь он не мог, как планировал, направить боевую группу на восток к Хабате, железнодорожной станции снабжения англичан, чтобы блокировать главную дорогу в Египет. Ему также пришлось отказаться от замысла послать еще одну боевую группу в южном направлении к оазису Джарабуб по дороге мимо Форт-Маддалены, где размешался первый эшелон штаба 8-й армии.

А ведь этот маневр умножил бы замешательство и тревогу среди противника. В пограничной зоне атака на Сиди-Омар, предпринятая уже ослабленным танковым полком 21-й танковой дивизии, также окончилась неудачно. Когда же с запозданием появилась более сильная 15-я танковая дивизия, ее маневр в северном направлении вдоль западной стороны границы позволил лишь разгромить полевую мастерскую, где ремонтировалось 16 английских танков.

Столь медленное нарастание угрозы дало возможность англичанам, перевести дух и обрести хладнокровие. К тому же утром 26 ноября Каннингхэма на посту командующего 8-й армией заменил Ритчи, заместитель начальника штаба Окинлека. Англичанам весьма повезло в том отношении, что наступавший противник прошел мимо обоих крупных складов снабжения у южной дороги от Ридотта Канунно, от которых во многом зависела возможность англичан продолжать боевые действия. Немецкие танковые дивизии в районе Сиди-Резега двигались значительно севернее места расположения английских складов, а итальянские войска, которые могли бы близко подойти к этим складам, приостановили продвижение.

Хотя темпы действий войск Роммеля замедлились, положение англичан утром 26 ноября оставалось весьма опасным. 30-й корпус был настолько дезорганизован, что в течение дня англичане не предприняли никаких мер по ликвидации угрозы, созданной противником соединениям 13-го корпуса. А ведь они были разделены большим расстоянием и вследствие выхода из строя радиостанций не имели связи с другими войсками.

Однако у немцев также возникли осложнения из-за потери радиостанций и невозможности обеспечить связь между отдельными группировкой. К тому же немцам грозили более пагубные последствия. Дело в том, что их успех зависел от быстрых и координированных действий по наращиванию угрозы тылу англичан. Англичане же могли твердо удерживать свои пограничные позиции, пока передовые подразделения войск 13-го корпуса продвигаются на запад, чтобы соединиться с гарнизоном Тобрука и создать тем самым двойную угрозу тылу Роммеля. Эта угроза заставила штаб танковой группы немцев в Эль-Адеме потребовать возвращения танковых дивизий, чтобы ослабить давление противника в этом районе.

Тревожные сигналы из тыла, выход из строя радиосвязи и нехватка горючего в передовом районе заставили Роммеля отказаться от продолжения контрудара. Утром 26 ноября он приказал Крувеллу «быстро очистить фронт у Соллума» одновременным ударом 15-й танковой дивизии на одном фланге и 21-й танковой дивизии на другом. Каково же было его удивление, когда он узнал, что 15-я дивизия рано утром двинулась назад к Бардии, чтобы произвести заправку горючим и пополнить боезапас! Когда она уже возвращалась на поле боя, Роммелю стало известно, что и 21-я дивизия по неверно истолкованному приказу покинула Халфайю и также была на пути в Бардию для пополнения запасов горючего и боеприпасов. Таким образом, в этот день не велось никаких действий, а вечером Роммель с большой неохотой разрешил 21-й танковой дивизии продолжить движение к Тобруку. На следующий день рано утром 15-я танковая дивизия нанесла удар по новозеландской бригаде, в ходе которого удалось уничтожить штаб и подразделения обслуживания. После этого Роммель приказал 15-й танковой дивизии последовать примеру 21-й танковой дивизии. Таков был затихающий финал контрудара, начало которого казалось столь многообещающим.

На ретроспективные оценки этого контрудара, естественно, влияет тот факт, что он провалился. Рассматривая это событие прежде всего в тактическом плане, критики придерживаются мнения, что Роммелю следовало не наносить этот контрудар, а попытаться прежде всего развить успех, достигнутый у Сиди-Резега: уничтожить остатки 30-го корпуса, или разгромить новозеландскую дивизию, находившуюся на выдвинутой позиции, или захватить Тобрук. Однако ни один из этих тактических ходов не открывал каких-либо больших перспектив для решительного стратегического успеха в борьбе против англичан. Все они являлись для Роммеля рискованным делом из-за возможности напрасно потерять время и решающим образом ослабить свои силы, если бы удар не принес успеха. Соотношение сил с самого начала операции складывалось настолько не в пользу Роммеля, что он неминуемо должен был потерпеть поражение в продолжительных боях да истощение. Если бы он попытался преследовать англичан и уничтожить оставшиеся танки 30-го корпуса, английские танки могли избежать встречи в бою, так как обладали большей скоростью, чем танки Роммеля. Другие, виды действий предполагали наступление против пехоты и артиллерии, которые находились на оборонительных позициях. Поскольку Роммель не мог позволить себе вести длительные бои, было бы сумасшествием избирать любой из этих тактических ходов, когда существовала какая-то другая, более реальная перспектива. А такую перспективу, по существу, только и открывал избранный им вариант глубокого стратегического удара всеми подвижными силами. Шансы на успех при этом возрастали благодаря тому, что Роммелю наконец удалось убедить Муссолини подчинить ему итальянский подвижный корпус.

Удар Роммеля часто задним числом называют поспешным. Однако история войн показывает, что удар такого рода неоднократно приносил успех, особенно благодаря его воздействию на моральный дух противостоящих войск и, более того, на моральное состояние их командиров. Это подтверждал и собственный опыт Роммеля. Дважды, в апреле и июне, Роммель вынуждал англичан отступать в результате подобных же стратегических ударов, которые наносились меньшими силами и в менее благоприятной обстановке. Двумя месяцами позже, в январе 1942 года, англичане потерпели еще одну катастрофу, когда Роммель нанес им такой же четвертый удар (хотя и не на такую глубину, как в ноябре 1941 года) с целью перерезать пути отхода противника. А ведь в ноябре войска противника были разобщены в большей степени, чем в любом из трех случае, когда стратегические удары Роммеля имели успех.

Таким образом, причины неудач Роммеля в ноябре можно сформулировать на основе описания тех критических дней: задержка 15-й танковой дивизии и инертность итальянского подвижного корпуса, назначенного поддерживать наступление 21-й танковой дивизии; потеря темпа в развитии первоначального успеха; неумелые и бесполезные действия на границе, частично объясняемые отсутствием точной информации, выходом из строя радиосвязи и неправильным толкованием приказов; угроза тылу, созданная англичанами; решимость Окинлека продолжать боевые действия и усиливать контругрозу, вместо того чтобы отступить; замена в критический момент командующего 8-й армией.

Есть еще один фактор, который заслуживает внимания и который следует подчеркнуть при анализе этих событий. Решение продолжать боевые действия было бы бесполезным и лишь привело бы к более серьезной катастрофе, если бы паническое бегство, вызванное ударом Роммеля, приняло большие размеры. Однако разрозненные части 30-го корпуса, избежавшие столкновения с противником, оставались на прежних позициях или поблизости от них, хотя и в изоляции. Так же вели себя и оказавшиеся в подобном положении части 13-го корпуса. Сам этот факт разобщенности помог сдержать обычную для таких раздробленных подразделений тенденцию отступать. В данном случае противник, продвигаясь на восток, настолько явно обогнал их, что им казалось безопасней оставаться на месте, «на самом краю водоворота», хотя положение с подвозом предметов снабжения было весьма неопределенным.

Когда стратегический удар Роммеля не достиг цели, первое, что предстояло решить Роммелю, — сможет ли он оправиться от неудачи и есть ли возможность вновь взять верх над противником. Удивительно, но Роммелю удалось решить обе задачи. И все же Роммель не смог извлечь пользы из преимущества, которое он вернул себе, и вынужден был в конце концов отступить. Этот конечный результат свидетельствует о том, что Роммель оказался прав, пытаясь нанести опрометчивый, на первый взгляд, стратегический удар 24 ноября. Это был единственный маневр, дававший ему хорошие шансы решительно склонить чашу весов в свою пользу.

Когда Африканский корпус повернул назад, в западном направлении, имея всего лишь 60 танков (треть из них составляли легкие танки), перспективы на восстановление положения у Тобрука прямым ударом представлялись весьма туманными, а положение самого корпуса казалось угрожающим. В ночь на 26 ноября новозеландская дивизия при поддержке почти 90 танков «Валейтайн» и «матильда» прорвала позиции войск Роммеля, блокировавших Тобрук, и соединилась с войсками в Тобруке, где у англичан находилось более 70 танков (в том числе 20 легких). Тем временем за счет подвоза число танков в 7-й бронетанковой дивизии возросло почти до 130. Теперь англичане имели общее превосходство в танках в соотношении 5: 1 (и 7: 1 в пушечных танках). Если бы англичане использовали танки сосредоточение, Африканский корпус наверняка был бы почти весь разгромлен. Это могла сделать даже одна 7-я бронетанковая дивизия.

Африканский корпус на первом этапе своего отхода оказался в опасном положении еще и потому, что 21-я немецкая танковая дивизия была задержана у блокирующей позиции на пути отхода и не могла оказать помощь 15-й танковой дивизии, когда ту перехватили и атаковали во второй половине дня 27 ноября две танковые бригады английской 7-й бронетанковой дивизии, имевшие трехкратное превосходство в танках над противником. 22-я танковая бригада преградила немцам путь, а 4-я танковая бригада нанесла удар с фланга. После тяжелого многочасового боя немцам удалось отбить эту атаку, но их движение на запад по северной дороге от Ридотта Капуццо было приостановлено. С наступлением сумерек английские танки в соответствии с обычной для них практикой вышли из боя. Это позволило немцам продолжить движение на запад под покровом темноты. На следующий день английские бронетанковые бригады возобновили наступление, но противник не подпускал их к себе, а когда наступила ночь, немцы вновь могли продвигаться вперед, не встречая противодействия.

К утру 29 ноября Африканский корпус соединился с остальными войсками Роммеля и помог им сдержать натиск противника. На следующий день Роммель бросил свои силы против изолированной новозеландской 6-й бригады в районе кряжа Сиди-Резег, использовав дивизию «Ариете» для прикрытия своего фланга от возможных контратак английских бронетанковых сил. Немецкие танки обошли позиции англичан с запада, а пехота предприняла наступление с юга. К вечеру новозеландская 6-я бригада была выбита с занимаемых позиций и отошла на соединение с главными силами дивизии в долину недалеко от Бельхамеда. Английские бронетанковые силы, укомплектованные танками до полной штатной численности и сосредоточенные в районе расположения 4-й бронетанковой бригады, не предприняли энергичных усилий, чтобы прорваться через завесу Роммеля и оказать помощь новозеландцам. Английские командиры столько раз попадались в ловушку и так натерпелись от умелого использования противником танков в сочетании с противотанковыми пушками, что теперь стали проявлять чрезмерную осторожность.

Рано утром 1 декабря войска Роммеля замкнули вокруг новозеландцев у Белкамеда кольцо окружения, — перерезав коридор между ними и гарнизоном Тобрука. Примерно в 4.30 4-я бронетанковая бригада получила приказ двинуться на рассвете на север «на самых больших скоростях» и «любой ценой» навязать бой танкам противника. Бригада начала движение около 7.00, достигла аэродрома у Сиди-Резега в 9.00 и установила соприкосновение с новозеландцами. Затем предстояла контратака против танков противника, которых предположительно насчитывалось около 40. Однако к этому времени часть сил новозеландцев была разгромлена, и командование отдало приказ об общем отходе. Остатки новозеландской дивизии отступали на восток к Заафрану (а затем в течение ночи — к границе), а 4-я бронетанковая бригада — на юг к Бир-Берранебу.

Исход этого третьего раунда сражения можно назвать удивительным достижением немецких войск, имевших в семь раз меньше боевых танков в начале боев и в четыре раза меньше, когда бои завершились.

Окинлек вновь прилетел в штаб 8-й армии. Правильно оценивая скрытую слабость сил Роммеля, Окинлек был полон решимости продолжать боевые действия, подтянув свежие силы и танковый резерв. Индийскую 4-ю дивизию сменила южноафриканская 2-я дивизия, которая получила задачу соединиться с 7-й бронетанковой дивизией, совершающей обходный маневр с целью перерезать коммуникации и пути отхода Роммеля.

Когда Роммель получил сообщение об этой новой значительной угрозе, он решил оттянуть свои войска на запад и сосредоточить оставшиеся танки для удара по противнику, совершающему обходный маневр. В ночь на 4 декабря Африканский корпус, отказавшись от осады Тобрука, двинулся на запад.

В то утро передовая бригада индийской 4-й дивизии предприняла атаку на позицию, занимаемую итальянцами у Бир-эль-Гоби (в 20 милях к югу от Сиди-Резега), но обороняющиеся сорвали атаку. На следующее утро атака была возобновлена и вновь отбита. Во время этих боевых действий английские танки прикрывали северный фланг атакующих войск от посягательств Роммеля, но, к сожалению, во второй половине дня 5 декабря они отошли в свой лагерь с намерением опробовать новую систему расположения танковых подразделений на отдыхе. В 17.30 на поле боя у Бир-эль-Гоби внезапно появились танковые войска Роммеля и уничтожили часть сил индийской бригады. Остаткам этой бригады удалось ускользнуть под покровом ночи.

После этой неудачи командир 30-го корпуса Норри решил отложить запланированное им продвижение к Акроме, но эта отсрочка лишила его шансов перерезать пути отхода Роммеля. 4-й бронетанковой бригаде было приказано обнаружить и уничтожить танки противника, а потом попытаться возобновить продвижение. Однако эта цель не была достигнута. Анализ документов свидетельствует о том, что англичане почти не предприняли никаких усилий для достижения этой цели, хотя имели, уже 136 танков, то есть в три раза больше, чем оставалось в Африканском корпусе. Следующие два дня бригада провела на позиции у Бир-эль-Гоби, совершая время от времени короткие вылазки в напрасной надежде спровоцировать противника на прямую атаку артиллерийских позиций индийской 4-й дивизии.

7 декабря Роммель, узнав, что вряд ли получит какие-либо подкрепления до конца года, принял решение об отходе к рубежу Эль-Газаль. В ту же ночь Африканский корпус начал отход. Англичане с запозданием поняли, что происходит, и лишь 9 декабря их бронетанковые силы стали продвигаться к «Найтсбриджу» — узлу дорог к югу от Акромы. Английские танки были остановлены арьергардом противника в восьми милях от «Найтсбриджа». Их сейчас больше беспокоила собственная безопасность, чем желание загнать противника в ловушку. К 11 декабря войска Роммеля благополучно отошли к Эль-Газалю, где заранее была подготовлена оборонительная позиция.

13 декабря 13-й корпус Годуин-Остина, получив задачу преследовать противника, предпринял штурм рубежа Эль-Газаль. Фронтальная атака не принесла успеха, но итальянский подвижный корпус, прикрывавший обращенный к пустыне фланг Роммеля, поспешно отступил под натиском англичан. На левом фланге англичане-вышли к Сиди-Брегиску, в 15 милях от рубежа Эль-Газаль. Однако последовавшая затем контратака немецких танков сорвала этот обходный маневр.

14 декабря накануне возобновления штурма Годуин-Остин приказал 4-й бронетанковой бригаде совершить более широкий фланговый маневр и выйти к Халег-Элебе — крупному узлу дорог на полпути между Эль-Газалем и Мечили. Этот маневр, начатый в 14.30, имел целью выйти в тыл войскам Роммеля. Пройдя 20 миль строго на юг, бригада остановилась на ночной привал. В 7.00 она возобновила движение. Ей оставалось покрыть еще 60 миль, однако она не выдержала темпа и вышла к Халег-Элебе лишь в 15.00, на четыре часа позже установленного срока и слишком поздно для того, чтобы оказать помощь главным силам, взяв на себя задачу отвлечь танковый резерв Роммеля. Более того, прибыв в назначенный район, 4-я бронетанковая бригада так ничего и не предприняла.

Наступление англичан, начатое главными силами 15 декабря, окончилось неудачей. Вблизи побережья англичане вклинились в оборонительные позиции противника у Эль-Газаля, но днем охватывающий маневр был сорван контрударом немецких танков.

Английское командование все еще надеялось, что сильная танковая бригада, направленная в тыл противника, сыграет решающую роль на следующий день. Однако утром 16 декабря бригада отошла в южном направлении на 20 миль, чтобы в полной безопасности заправиться горючим, а когда возвратилась к фронту во второй половине дня, то была задержана противотанковым заслоном противника и вновь отошла в южном направлении. Имела место перестрелка с дальних дистанций, но потерь не было.

У историка, анализирующего эти события, складывается впечатление, будто англичане больше всего хотели, чтобы противник ушел. И он ушел, воспользовавшись открытым путем, который будто специально оставили для него.

Осуществив успешный контрудар 15 декабря, немецкие танки понесли небольшие потери. Но даже эти потери были весьма ощутимы. Теперь в Африканском корпусе насчитывалось едва ли три десятка танков, в то время как у англичан было почти 200 танков. Оценив положение, Роммель понял, что долго удержаться на рубеже Эль-Газаль будет невозможно, и решил сделать большой шаг назад, чтобы оторваться от противника и ждать прибытия подкреплений. Он решил отойти к дефиле у Мерса-Бреги на границе с Триполитанией и занять идеальную позицию для обороны. Она служила плацдармом для его первого наступления и теперь должна была послужить этой цели снова. В ночь на 16 декабря Роммель начал отход. Африканский корпус и итальянский подвижный корпус совершали переход по дороге через пустыню, а итальянские пехотные дивизии отступали по прибрежной дороге.

Англичане начали преследование не сразу. 4-я бронетанковая бригада выступила лишь в 13.00 на следующий день. Через пару часов, не дойдя 12 миль до прежней своей позиции у Халег-Элебы, она остановилась на ночной привал и приняла меры по обеспечению дальнейшего продвижения. 18 декабря бригада двинулась через пустыню к пункту южнее Мечили, однако затем повернула на север, что позволило противнику оторваться.

Индийская 4-я дивизия на автомашинах в сопровождении пехотных танков держалась ближе к берегу моря, следуя по сильно пересеченной холмистой местности у Джебель-Акдара. Утром 19 декабря англичане взяли Дерну, но к этому времени большая часть отходящих в пешем строю колонн противника уже благополучно миновала дефиле. Попытке перехватить их дальше к западу мешали труднопроходимая местность и недостаток горючего. Были перехвачены лишь отдельные небольшие группы противника. Значительная часть преследующих войск была вынуждена остановиться из-за отсутствия горючего.

Для преследования противника в пустыне по хорде, стягивавшей большой бенгазийский выступ, использовалась моторизованная пехота. Выйдя 22 декабря к Антелату, эти войска встретили танковый отряд противника (30 танков), расположившийся вблизи Беда-Фомма с целью прикрытия отхода итальянских войск. Этот танковый отряд упорно оборонялся до 26 декабря, когда арьергард Роммеля отошел еще на 30 миль к Аджедабье. Тем временем для усиления преследующих войск подошла 22-я бронетанковая бригада. Следуя за арьергардом противника, гвардейская бригада предприняла фронтальную атаку на Аджедабью, однако она не увенчалась успехом. 22-я бронетанковая бригада совершила обходный маневр через Эль-Хасеят, углубившись в пустыню на 30 миль, и неожиданно потерпела неудачу. 27 декабря ее фланг подвергся внезапному нападению немецких танков и был отсечен в ходе последующих боев. Примерно 30 английским танкам удалось вырваться из окружения, потери составили 65 танков. Нанося этот удар, Роммель воспользовался прибытием двух свежих танковых рот (30 танков), выгруженных в Бенгази 19 декабря накануне эвакуации порта. Это было первое подкрепление, которое получил Роммель после начала операции «Крусейдер».

Поражение у Эль-Хасеята печально подытожило длительное преследование и расстроило дальнейшие планы. Это был холодный душ для англичан, почивших на лаврах после достигнутого наконец успеха в боях за Тобрук. Правда, вынужденный отход Роммеля, оставившего в безнадежном положении изолированные немецко-итальянские гарнизоны на границе с Египтом, давал англичанам значительные преимущества. 2 января капитулировала Бардия, а 17 января — два последних пограничных поста. Общее число пленных, захваченных на пограничных позициях, включая ранее взятых в плен у Сиди-Омара, возросло до 20 тыс. человек, а общие потери стран оси составили 33 тыс. человек. Более двух третей потерь стран оси приходилось на итальянцев, а из 13 тыс. потерь у немцев значительную часть составлял административно-хозяйственный персонал. Основная же масса потерь у англичан в ходе шестинедельных боев приходилась на боевые войска, а потерю большей части хорошо обученных ветеранов боев в пустыне трудно было восполнить.

Невыгодность положения, когда приходится полагаться на неопытных солдат, особенно при действиях в пустыне, не замедлила сказаться в ходе следующего сражения. Оно произошло на третьей неделе января. Англичане полагали, что Роммель еще не оправился от предыдущих боев, и потому тем неожиданнее был его новый удар, поразительно сходный по результатам с его первым ударом в 1941 году.